Online трансляция


18-й Всероссийский конгресс катарактальных и рефракционных хирургов с международным участием
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Москва
20-21 октября 2017 г.
Трансляция проводится из двух залов:
19 октября, четверг, ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени акад. С.Н. Фёдорова», Конференц-зал главного корпуса
20 октября, пятница, г. Москва, Кутузовский проспект, 2/1 стр. 1, Большой зал

19 октября, четверг, ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени акад. С.Н. Фёдорова», г. Москва, Конференц-зал поликлиники
20 октября, пятница, г. Москва, Кутузовский проспект, 2/1 стр. 1, Малый зал №1

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 26 2017
№ 25 2017
№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 3 2017 г.
№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 2 2017
№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 5 2017
№ 4 2017
№ 3 2017
№ 2 2017
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2017
Выпуск 3. 2017
Выпуск 2. 2017
Выпуск 1. 2017
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№3 (35) Август 2017
№2 (34) Май 2017
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Моксифлоксацин как средство профилактики и лечения инфекции глаз


1----------

И. Н. Околов, канд. мед. наук, М. С. Поляк, докт. мед. наук, профессор

МНТК «Микрохирургия глаза», Научно-исследовательский центр фармакотерапии, Санкт-Петербург

Моксифлоксацин принадлежит к числу фторхинолонов последнего поколения. Они привлекают внимание широтой противомикробного спектра действия и способностью подавлять микроорганизмы, устойчивые к другим противомикробным лекарственным средствам [3, 4]. В этой связи значительный интерес представляет перспектива применения моксифлоксацина при инфекционной патологии глаз. Наряду с хорошей переносимостью и благоприятными фармакокинетическими свойствами этому способствует соответствие спектра действия моксифлоксацина чувствительности к нему большинства возбудителей глазных заболеваний микробной природы [5, 6].

Возбудителями глазных инфекций чаще являются бактерии, которые наряду с вирусами, грибами и простейшими вызывают инфекционно-воспалительные поражения век, слезоотводящих путей, конъюнктивы, роговицы, сосудистой оболочки, стекловидного тела, сетчатки, диска зрительного нерва и глазницы. Наиболее распространенной глазной инфекцией в мире считаются конъюнктивиты [1]. Частыми возбудителями инфекций глаз являются коагулазонегативные стафилококки (КНС), S. aureus, Streptococcus spp., в т. ч. S. pneumoniae и др. По результатам отечественных исследований [2] основными возбудителями бактериальных конъюнктивитов на протяжении многих лет являются Propionibacterium spp. (40,3%), грамположительные кокки (32,9%) и Corynebacterium spp. (18,5%). Среди грамположительных кокков доля КНС составила до 75,3%. В этой группе преобладали S. epidermidis – 64,2% и S. warneri — 17,9%. У детей раннего возраста этиологическим фактором, вызывающим конъюнктивиты (ophthalmia neonatorum), являются Haemophilus influenza, S. pneumoniae, Klebsiella pneumoniae и Chlamydia trachomatis [52]. Бактериальные блефариты — одна из наиболее часто встречающихся форм воспалительных заболеваний глаз [30], которая вызывается в основном грамположительными бактериями — S. aureus и КНС [45]. Распространенными возбудителями дакриоцистита могут быть S. aureus, S. pneumoniae, Enterococcus spp., P. aeruginosa, Enterobacter aerogenes, Citrobacter spp., E. coli [16].

Бактериальные кератиты прежде всего связаны с ношением контактных линз, глазной травмой или хирургическими вмешательствами. Грамположительные микроорганизмы вызывают деэпителизацию роговицы с дальнейшим образованием язвы, для грамотрицательных бактерий характерно быстрое начало воспалительного процесса, часто приводящее к абсцессу или перфорации, возможно образование гипопиона. В настоящее время КНС занимают одно из ведущих мест в этиологии бактериальных кератитов, составляя до 20,9% всех возбудителей кератитов. Среди них преобладают S. epidermidis (57,1%), на втором месте по частоте выделения — S. hominis (22, 8%) [55]. Исследование, проведенное Американским обществом катарактальных и рефракционных хирургов (ASCRS), показало, что в 2004 году более 60% кератитов после LASIK было вызвано S. aureus и КНС [29].

Воспаление сосудистой оболочки, стекловидного тела и сетчатки, вызванное бактериями, может быть результатом эндогенной инфекции, следствием полученной травмы или хирургической операции. Наиболее часто эти осложнения связывают с представителями нормальной микрофлоры глаза — S. epidermidis, P. acnes, Corynebacterium spp. [81]. Зрительный нерв и диск зрительного нерва могут быть повреждены в результате развития инфекционного процесса, вызванного штаммами Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Neisseria spp. Острое воспаление орбиты обычно возникает, когда инфекционный процесс локализуется в параназальной пазухе, глазу, зубах или в среднем ухе. У взрослых основными причинами развития данного осложнения являются синуситы, вызванные S. aureus, S. pyogenes, а у детей — H. influenzae [71]. При посттравматических эндофтальмитах наиболее часто встречаются КНС и Bacills spp. [24], а у пациентов, оперированных по поводу катаракты, в 90% случаев это серьезное осложнение вызывают КНС [69].

Центральной проблемой современной антибиотикотерапии является резистентность возбудителей заболеваний к антимикробным препаратам. Именно в ней видят реальную угрозу для эффективной борьбы с инфекциями (вплоть до возвращения в доантибиотическую эру), именно с антибиотикорезистентностью связывают необходимость интенсивного поиска и внедрения в клиническую практику новых антимикробных лекарственных средств [4, 12, 26, 27].

Известно, что устойчивость микроорганизмов к антибиотикам имеет две формы [4]. Природная (конститутивная) резистентность определяет спектр действия каждого антибиотика; ее преодоление требует от лечащего врача правильного выбора антимикробного препарата путем сопоставления возбудителя заболевания и спектра действия каждого из антибиотиков. Иное дело — вторичная (индуцированная) резистентность микроба к антибиотикам. Вторично устойчивые к антибиотику микроорганизмы возникают в процессе контакта микроба с противомикробным средством. Существуют механизмы распространения факторов резистентности среди микроорганизмов разных таксономических групп. Это явление может приобрести лавинообразный характер и привести к драматичным последствиям, прежде всего для больного [36, 37, 53, 76]. Хорошо известен такой факт, как вторичная устойчивость к пенициллину стафилококков. Пенициллин был создан как противостафилококковый антибиотик, однако сегодня к нему устойчиво более 80% штаммов этих микроорганизмов. Устойчивость стафилококков к антибиотикам макролидной группы колеблется в пределах 30–50%. Резистентность грамотрицательных бактерий к тетрациклинам, пенициллинам широкого спектра действия, цефалоспоринам и ряду других препаратов во многих клинических учреждениях превысила 50%, причем степень устойчивости (значения МПК) может быть значительной, исключающей решение проблемы путем повышения дозы препарата [4, 6, 26, 50, 68]. Особую тревогу вызывают т. н. новые формы устойчивости. Среди них «метициллинрезистентность» стафилококков, ванкомицинрезистентность энтерококков, пенициллинрезистентность пневмококков, которые исключают возможность применения наиболее эффективных антимикробных препаратов при вызванных этими микроорганизмами инфекциях [26, 53, 76]. В последние годы привлекают особое внимание устойчивость бактерий и грибов к антибиотикам в биопленках, а также редуцированная чувствительность к антимикробным препаратам т. н. персистирующих и толерантных бактерий, «малых колоний» микроорганизмов и др. [14, 46, 48, 74, 82, 83].

Установлено, что увеличение резистентности к антимикробным препаратам (АМП) при офтальмопатологии идет параллельно с увеличением устойчивости в результате их системного использования. Понимание и изучение развития устойчивости к АМП — важный аспект работы врачаофтальмолога, который занимается профилактикой и лечением глазных инфекций. В США в настоящее время существуют две программы по мониторингу за антибиотикорезистентностью в офтальмологии, по которым оценивают in vitro чувствительность основных возбудителей глазных инфекций: TRUST (Tracking Resistance in the USA Today) и TSN (The Surveillance Network).

Длительное использование некоторых антимикробных препаратов в офтальмологии не могло не изменить профиль чувствительности к ним микроорганизмов. Большинство обычных возбудителей глазных инфекций, включая H. influenza, P. aeruginosa и некоторые зеленящие стрептококки, имеют высокую резистентность к эритромицину и хлорамфениколу, около 50% стафилококков не чувствительны к сульфаниламидам [11, 61]. По нашим данным [2], установлено, что резистентность КНС к аминогликозидам (тобрамицин, гентамицин) на протяжении многих лет была относительно невысокой и составляла около 13%.

В последние годы за рубежом и в нашей стране при лечении инфекционных воспалительных заболеваний глаз отдают предпочтение препаратам группы фторхинолонов, активность которых подтверждена in vitro в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных бактерий. Тем не менее, имеются публикации, в которых отмечен рост резистентности к ципрофлоксацину и офлоксацину среди штаммов КНС, S. aureus, Streptococcus spp. и P. aeruginosa до 50% [1, 8, 18] и увеличение доли метициллинрезистентных штаммов S. aureus (MRSA) за десятилетний период (1994– 2003 гг.) с 4,4 до 42,9% [22].

При конъюнктивитах у детей в возрасте от 2–35 месяцев уровень устойчивости у выделенных пневмококков высок к эритромицину — 23% и тетрациклину — 18% [19].

Вместе с тем чувствительность возбудителей заболеваний глаз к т. н. «респираторным» фторхинолонам остается высокой [11, 40].

Все перечисленное выше упомянуто по двум принципиальным обстоятельствам. Во-первых, они определяют потребность в препаратах, позволяющих преодолеть некоторые из названных форм резистентности, и, второе, особое место среди таких соединений занимают фторхинолоны, прежде всего последнего поколения, в т. ч. моксифлоксацин.

Внедрение в клиническую практику фторхинолонов явилось существенным шагом в повышении эффективности антибиотикотерапии, в том числе в преодолении последствий распространения антибиотикорезистентности среди патогенных бактерий [3, 4, 31, 41]. Фторхинолоны получают путем химического синтеза. Они не являются аналогами природных соединений и, строго говоря, не относятся к антибиотикам. Тем не менее именно с их внедрением антибиотиками стали называть многие синтетические противомикробные препараты, которые ранее относили к т. н. «химиотерапевтическим средствам». Основанием к этому явились свойства фторхинолонов, их противомикробная активность, фармакокинетика и повреждающий потенциал, сравнимые со свойствами природных антибиотиков и их аналогов [3, 4, 21, 32, 59, 66]. Фторхинолоны существенно отличаются от своих предшественников, хинолонов, фактически являясь самостоятельной группой противомикробных средств. Выделяют их следующие основные свойства как лечебных препаратов [3, 4]:

– фторхинолоны являются противомикробными препаратами широкого спектра действия;

– в лечебных концентрациях их действие на микроб часто является бактерицидным;

– фторхинолоны создают лечебную концентрацию в большинстве органов и тканей, их отличает хорошая биодоступность и медленное выведение из организма человека;

– устойчивость бактерий к фторхинолонам развивается медленно.

Очевидно, что перечисленные свойства фторхинолонов противоположны характеристикам их предшественников, хинолонов, которых отличает узкий спектр противомикробного действия, неблагоприятная фармакокинетика и быстрое развитие устойчивости к ним микроорганизмов.

Фторхинолоны являются ингибиторами двух функционально важных ферментов микробной клетки — ДНК – гиразы и топоизомеразы-IV. Эти ферменты играют ключевую роль в биосинтезе дезоксирибонуклеиновой кислоты, причем не только у микроорганизмов. Необратимое связывание ингибитора и фермента приводит к прекращению репродукции микробной клетки с последующей ее гибелью [31]. Тем не менее существуют определенные различия между гиразой и топоизомеразой отдельных родов микроорганизмов, что делает процесс ингибиции избирательным и непосредственно влияет на спектр действия фторхинолонов. Еще более избирательна их активность в отношении ферментов макроорганизма, в данном случае сродство существенно ниже, что определяет сравнительно низкий повреждающий потенциал фторхинолонов для человека.

Структурные особенности отдельных представителей группы фторхинолонов и, соответственно, большее или меньшее сродство к микробным ферментам позволяют классифицировать их по спектру противомикробного действия [3, 5, 31]. Если выделить главное в чувствительности к ним отдельных родов (видов) бактерий, то можно назвать, по меньшей мере, три группы соединений: активных в отношении стафилококков и ряда представителей грамотрицательных бактерий (эшерихий, клебсиелл, цитробактеров и некоторых др. возбудителей гнойной патологии человека), фторхинолонов, к которым помимо перечисленных микроорганизмов, чувствительны цепочковые кокки, в том числе пневмококки [3, 15, 67, 80]. Наконец, серьезное внимание привлекает ряд препаратов, активных в отношении облигатно анаэробных бактерий, в том числе бактероидов, включая B. fragilis [5, 6]. Некоторые исследователи особое внимание уделяют действию фторхинолонов на микобактерии как быстро растущих, так и на возбудителей туберкулеза, включая M. tuberculosis, т. е. требующих длительной инкубации [28]. Провести четкую грань между второй и третьей группой фторхинолонов трудно, поскольку спектр их противомикробного действия включает как цепочковые кокки, так и многие облигатно анаэробные бактерии. К ним, в частности, с полным основанием может быть отнесен моксифлоксацин.

Фторхинолоны сегодня — одна из основных групп лекарственных средств этиотропного действия, широко применяемых для лечения гнойных и гнойно-септических заболеваний бактериальной природы, для профилактики послеоперационных инфекций, как препараты резерва при микобактериозах, микоплазмозах, хламидиозах [3, 6, 17, 27, 58]. Наличие лекарственных форм для парентерального и орального введения и местного применения способствует их популярности среди медицинской общественности.

Большинство современных фторхинолонов используются для лечения бактериального конъюнктивита, бактериального кератита, а также для профилактики послеоперационных осложнений, в первую очередь эндофтальмита. По данным Американского общества катарактальных и рефракционных хирургов (ASCRS), офтальмологи США в последние годы успешно используют до и после операции моксифлоксацин и гатифлоксацин (81%), офлоксацин и ципрофлоксацин (9%) и в 3% — левофлоксацин [60, 63].

Современные фторхинолоны чаще всего используют в случаях бактериального конъюнктивита, когда требуется быстрая эрадикация возбудителя с глазной поверхности, а также в качестве превентивных мер для прерывания горизонтального пути передачи инфекции между источником (пациент с признаками конъюнктивита) и восприимчивым организмом [44].

В последние годы наибольшее внимание привлекает группа препаратов, упоминаемых как «респираторные» фторхинолоны, иногда как хинолоны 4-го поколения. К числу наиболее перспективных среди них относится моксифлоксацин, показания к клиническому применению которого имеют явную тенденцию к расширению [3, 5, 25, 27, 42, 65].

Моксифлоксацин относится к числу монофторированных соединений и представляет собой 1-циклопропил-6-фтор-1,4-дигидро-8 метокси7-[(4aS, 7aS)-октагидро-6Н-пирроло [3,4-в] пиридин-6-ил]-4-оксо-3-хинолинкарбоновую кислоту. Суммарная формула C21H24FN3O4. Моксифлоксацину присущи все положительные свойства фторхинолонов, упомянутые выше. В то же время он обладает важными для химиотерапии преимуществами. Прежде всего, это касается спектра противомикробного действия. Он включает многие грамположительные и грамотрицательные бактерии, микобактерии, т. н. безоболочечные микроорганизмы и облигатно анаэробные бактерии [6, 21, 32, 38, 49]. При этом удельная активность моксифлоксацина в отношении многих из этих микроорганизмов является наиболее высокой по сравнению с активностью ряда других фторхинолонов последнего поколения. Изучение чувствительности стафилококков к моксифлоксацину показало, что большинство штаммов (более 90%) как S. aureus, так и не образующих коагулазу стафилококков чувствительно к антибиотику. Моксифлоксацин не решает в полной мере проблему «метициллинрезистентных» стафилококков, ряд штаммов остается устойчивым ко всем фторхинолонам, в том числе и к моксифлоксацину. Тем не менее показано, что для многих из них минимальные подавляющие концентрации (МПК) моксифлоксацина малы, меньше достижимых в крови человека. В сравнительных исследованиях была показана высокая активность моксифлоксацина в отношении стафилококков, резистентных к другим антибиотикам (пенициллинам, макролидам, аминогликозидам и др.), а акже устойчивых к фторхинолонам предшествующей генерации [6, 21, 27, 32]. Особое внимание исследователей привлекает действие моксифлоксацина на стрептококки, включая пневмококки. Показано, что к нему чувствительны S. pyogenes, т. н. зеленящие стрептококки, и, на что обращено наибольшее внимание, S. pneumoniae [5, 6, 12, 43]. МПК антибиотика в большинстве наблюдений колеблются в пределах <0,1–0,25 мкг/мл. Тем не менее устойчивость отдельных культур к моксифлоксацину возможна, что предполагает целесообразность тестирования чувствительности этих микроорганизмов к антибиотику (как и к другим фторхинолонам). Обращено внимание на активность моксифлоксацина в отношении штаммов пневмококка, устойчивых к пенициллинам. Как известно, резистентность S. pneumoniae к бензилпенициллину является одной из значимых проблем современной химиотерапии инфекций. Моксифлоксацин активен в отношении бактерий семейства Enterobacteriaceae, в том числе к нему чувствительны эшерихии, клебсиеллы, протеи. К моксифлоксацину чувствительны штаммы Haemophilus influenza, причем МПК для большинства из них не превышают 0,1 мкг/мл. Препарат активен в отношении моракселл, легионелл, анаэробных актиномицетов, МПК для которых, как правило, колеблются в пределах 0,1–0,5 мкг/мл. В витральных исследованиях к моксифлоксацину чувствительны микоплазмы (M. pneumonia, M. hominis) и хламидии, включая C. trachomatis. Для большинства этих микроорганизмов МПК составляют 0,06–0,5 мкг/мл.

Большое внимание уделено чувствительности к моксифлоксацину облигатно анаэробных бактерий, особенно т. н. неспорообразующих. Найдено, что многие штаммы бактероидов, превотелл, анаэробных кокков, пропионибактерий чувствительны к 0,06–1 мкг/мл антибиотика. МПК моксифлоксацина для большинства микобактерий не превышают 0,5 мкг/мл. Серьезный интерес представляют результаты исследований, показывающих способность моксифлоксацина действовать на многие микроорганизмы в биопленках [70]. Подавляющий эффект был тем больший, чем ранее антибиотик воздействовал на микроб в формирующейся биопленке. В ряде исследований показано, что к моксифлоксацину чувствительна микрофлора, выделенная при различных заболеваниях глаз, а также с поверхности интактного глаза [21, 33, 43, 49]. К числу микробов, найденных при глазной патологии и высокочувствительных к моксифлоксацину, принадлежат золотистый и коагулазонеобразующие стафилококки, стрептококки, грамположительные анаэробные кокки, моракселлы, нейссерии и нек. др. В то же время к антибиотику чаще малочувствительны или устойчивы бактерии родов Pseudomonas, Stenotrophomonas, Nocardia. Грибы, в т. ч. рода Candida, к моксифлоксацину устойчивы.

После внутривенного введения в дозе 400 мг наибольшая концентрация моксифлоксацина в крови колеблется в пределах от 2 до 5 мкг/мл и в течение суток, постепенно снижаясь, сохраняется в пределах 1 мкг/мл [13]. После введения через рот 400 мг антибиотика через 2 часа концентрация его в крови находится в пределах 1,5–3 мкг/мл, сохраняясь в течение суток в пределах 0,5 мкг/мл. При дозе 800 мг, введенной через рот, концентрация моксифлоксацина в крови была в 1,5–2 раза выше. В течение 2 суток его находили в крови в концентрации около 0,1–0,2 мкг/мл [3, 13, 75, 78]. Показана высокая биодоступность моксифлоксацина, которая, усредненно, составляла около 90% [65, 77, 78]. Значительный кажущийся объем распределения свидетельствует о хорошем проникновении препарата в ткани через гисто-гематические барьеры. Время полувыведения моксифлоксацина составляет не менее 12 часов, что определило возможность его однократного введения в сутки [78, 79]. Моксифлоксацин, в отличие от большинства других фторхинолонов, ограниченно выводится почками. Большую часть введенного человеку препарата находят в кале — около 60%. Поэтому при патологии почек коррекции дозы моксифлоксацина не требуется. Моксифлоксацин обнаружен в терапевтически значимых концентрациях в тканях почек, печени, легких. Как при системном введении, так и при местном применении он найден во влаге передней камеры глаза, а в ряде случаев и в стекловидном теле [39, 43, 47, 56, 84]. При введении моксифлоксацина через рот в дозе 400 мг больным перед операцией катаракты его концентрация во влаге передней камеры глаза составила более 2,0 мкг/мл, при этом она была в 1,5 выше, чем концентрация левофлоксацина и в 5 раз больше концентрации ципрофлоксацина, введенных в дозе 500 мг аналогичным группам больных [39]. Важные в практическом отношении данные получены при изучении проникновения препарата, введенного в дозе 400 мг больным перед витреоэктомией в стекловидное тело. Антибиотик был обнаружен в концентрации 1,33±0,99 мкг/мл, что составляло около 33% от его концентрации в крови [43]. Проникновение антибиотика в ткани глаза показано при его местном применении [43, 84]. В данном случае моксифлоксацин был обнаружен во влаге передней камеры глаза в значительной концентрации (2,28±1,23 мкг/мл) и в количестве 0,11±0,05 мкг/мл в стекловидном теле [42].

Достаточно интенсивное использование моксифлоксацина при лечении больных показало, что он не обладает высоким повреждающим потенциалом; в большинстве случаев его переносимость была хорошей [20, 25, 56, 77]. Тем не менее при его оральном и парентеральном применении могут возникнуть осложнения, типичные для фторхинолонов. Наиболее часто это расстройства со стороны желудочно-кишечного тракта (диспепсия, боли в животе), нарушения центральной нервной системы (головная боль, головокружения, редко — беспокойство, возбуждение). У больных с сердечной патологией — тахикардия, повышение артериального давления, на ЭКГ удлинение интервала Q-T. Упоминают некоторые другие проявления т. н. прямого токсичного действия моксифлоксацина. Могут возникнуть типичные для антибиотикотерапии проявления дисбиоза (в частности, кандидоза), а также кожные формы аллергических реакций. Все изменения носят, как правило, обратимый характер и исчезают с прекращением терапии моксифлоксацином. Моксифлоксацин не рекомендуют назначать беременным женщинам из-за возможности тератогенного действия, однако случаи его проявления у новорожденных пока не известны. Однако оно показано в эксперименте на животных при введении сравнительно больших доз (80–100 мкг/кг) и проявлялось в нарушениях со стороны костной ткани и снижении массы тела плода. Нет информации о возможности развития сколь-нибудь выраженных осложнений при местном применении препарата (кроме аллергии), что представляется важным для офтальмологии.

Интересные исследования представлены о неспецифическом — противовоспалительном и иммуномодулирующем действии моксифлоксацина [72]. Антибиотик влияет на синтез интерлейкинов и т. н. фактора некроза опухоли, увеличивает активность фагоцитарной системы.

Хотя моксифлоксацин является одним из последних фторхинолонов, внедренных в клиническую практику, опыт его применения при заболеваниях человека достаточно велик. Показаниями к применению моксифлоксацина служат инфекционные поражения дыхательных путей и легких, инфекции кожи и мягких тканей, поражения почек и мочевыводящих путей, воспаление желчевыводящих путей; антибиотик признан препаратом резерва при микобактериозах, в том числе при туберкулезе. Накапливаются клинические данные о лечебной активности моксифлоксацина при инфекциях иной природы и локализации, в том числе в офтальмологической практике [3, 20, 25, 27, 33, 84].

Моксифлоксацин привлекает серьезное внимание как средство профилактики и терапии инфекционной патологии глаз. Созданы первые лекарственные формы специального назначения. Моксифлоксацин гидрохлорид 0,5% глазные капли, обладающие противомикробным действием, под торговой маркой «Вигамокс» производится компанией ALCONLABORATORIES, Inc. (США). В настоящее время препарат успешно используют для лечения бактериальных конъюнктивитов, кератитов, профилактики послеоперационных осложнений. Он представляет собой изотонический раствор с близким к нейтральному рН 6,8. В его составе отсутствует консервант бензалконий хлорид, что делает его более безопасным для больного. Моксифлоксацин 0,5% глазные капли в настоящее время применяется более чем в 40 странах мира: США, Японии, Западной Европе, Беларуси, Украине. С 2011 года 0,5% раствор моксифлоксацина (Вигамокс) зарегистрирован и применяется в России.

Моксифлоксацин рассматривают как возможное средство терапии микобактериоза глаз, в том числе осложнений после LASIK. Было установлено, что МПК моксифлоксацина для некоторых микобактерий была меньше, чем МПК левофлоксацина, а также других фторхинолонов [51, 54]. Моксифлоксацин был активен против данных бактерий со значением МПК90 <1,6 мг/мл и 1,0 мг/мл для M. chelone и M. fortuitum соответственно [7]. Имеются публикации, в которых обсуждается противогрибковая активность моксифлоксацина в отношении Candida spp., Fusarium spp. как in vitro, так и in vivo, а также назначение препарата пациентам с акантамебным кератитом, возникшим после ношения контактных линз [9, 62, 64]. При изучении безопасности и эффективности глазных капель моксифлоксацин (Вигамокс) в пяти клинически контролируемых исследованиях у пациентов с признаками конъюнктивита, в том числе у новорожденных, детей, подростков и взрослых была установлена клиническая эффективность, хорошая переносимость и безопасность препарата, эрадикация возбудителей составила 94% [9, 73]. В настоящее время все больше офтальмохирургов в качестве препаратов для предоперационной подготовки и послеоперационного ведения выбирают фторхинолоны. По данным ASCRS в 2007 году 91% офтальмологов применяли АМП перед операциями, 81% из них предпочли фторхинолоны, преимущественно моксифлоксацин или гатифлосацин [23]. Учитывая возможные осложнения, к которым может привести введение цефуроксима и ванкомицина, в некоторых клиниках США офтальмохирурги в последние годы стали применять моксифлоксацин [10, 35].

Полученные данные свидетельствуют о высоком лечебном потенциале моксифлоксацина при инфекционной патологии, в том числе глаз. Необходимы дальнейшие исследования его эффективности при применении как в уже созданной лекарственной форме (0,5% раствор для местного применения), так и в виде иных лекарственных форм, в том числе для внутриглазного введения.


Страница источника: 64

Сателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенациональн...

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru