Online трансляция


18-й Всероссийский конгресс катарактальных и рефракционных хирургов с международным участием
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Москва
20-21 октября 2017 г.

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 26 2017
№ 25 2017
№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 2 2017
№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 5 2017
№ 4 2017
№ 3 2017
№ 2 2017
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2017
Выпуск 3. 2017
Выпуск 2. 2017
Выпуск 1. 2017
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№3 (35) Август 2017
№2 (34) Май 2017
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Место рефракционной лазерной хирургии в детской офтальмологии


1----------

Заседание Дискуссионного клуба рефракционных хирурговв рамках XI научно-практической конференции "Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии — 2010", прошедшей в ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии" 28 — 30 сентября 2010 г., Москва


Председатель Кишкин Ю.И. к.м.н., врач высшей категории, заведующий рефракционным лазерным отделением, ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии"

Участники
Дога А.В. д.м.н., заместитель генерального директора по научно-клинической работе, ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии"
Ермилова И.А. д.м.н., врач высшей категории, главный врач Детского офтальмологического центра "Эксимер kids"
Кащенко Т.П. д.м.н., профессор, главный научный сотрудник, МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца
Корнюшина Т.А. доктор биологических наук
Куликова И.Л. д.м.н., заместитель директора по хирургической работе, Чебоксарский филиал ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии"
Корниловский И.М. академик ЛАН, д.м.н., профессор, Институт усовершенствования врачей, Москва
Сидоренко Е.И. член.—корр. РАМН, д.м.н., заведующий кафедрой факультета педиатрии РГМУ
Сорокин А.С. к.м.н., научный сотрудник, отделение лазерной хирургии ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии"


Кишкин Ю.И.: Предлагаю открыть работу Дискуссионного клуба и обменяться мнениями по проблеме выполнения рефракционных лазерных операций у детей. У нас, в МНТК "Микрохирургия глаза", рефракционные операции у детей начали проводить практически одновременно с рефракционными операциями у взрослых. Данный вид лечебной деятельности имеет определенные особенности, поскольку, выполняя лазерную операцию ребенку, мы берем на себя ответственность за его будущее, поэтому обязаны быть уверены в отдаленных результатах. На последнем заседании членов Европейского общества, которое транслировали в нашу клинику, мнения выступающих разделились на диаметрально противоположные. Ряд хирургов придерживались точки зрения, что формирование зрительного аппарата происходит до 5 лет, поэтому все рефракционные воздействия должны быть проведены в раннем детском возрасте, так как в дальнейшем глаз уже не меняет свои структуры и все вмешательства бессмысленны. Другие утверждали, что раньше 15 лет нельзя проводить рефракционную операцию, так как глаз все еще формируется. Понятно, что истина где-то посередине. Сегодня мы послушаем мнения разных специалистов. Хотелось бы выработать некое общее направление дискуссии, общую тактику и понимание этого вопроса. Вначале я хочу предоставить слово Куликовой Ирине Леонидовне, чтобы она рассказала, как проводят рефракционные операции у детей в Чебоксарском филиале МНТК "Микрохирургия глаза".

Куликова И.Л.: По данным Всемирной организации здравоохранения на 2010 г., среди основных причин слепоты в мире признаны некорригируемые рефракционные нарушения, которые составляют 18%, глазные заболевания у детей составляют 3% случаев.
Основными критериями рефракционной хирургии у детей всегда были безопасность и использование тех методик, которые имеют хорошие отдаленные функциональные результаты у взрослых пациентов. Общепризнанно, что именно анизометропическая амблиопия, которая наиболее тяжело поддается лечению, является основным показанием для проведения рефракционных операций у детей.
Поскольку рефракционная хирургия у детей имеет свои особенности, у врачей, специализирующихся в этой области, появилась необходимость делиться своим опытом, поэтому в прошлом году в Барселоне прошел конгресс по детской офтальмологии. Его участники единодушно пришли к выводу, что рефракционная хирургия является перспективным методом коррекции зрительных функций в случаях, когда лечение с использованием традиционных методов не дает желаемых результатов. Доктор Алтрате из Чешской республики представил многолетние наблюдения (более 10 лет) за детьми с анизометропической амблиопией, которым выполнили различные варианты рефракционных операций.
Чебоксарский филиал имеет достаточно большой опыт в данной области. За 10 лет нами проведено более 50000 операций, из них около 2% — у детей. Особое внимание мы уделяем детям с гиперметропической анизометропией, у которых развитие амблиопии происходит очень быстрыми темпами.
Проанализировав стандартные методики лазерной хирургии, применяемые для коррекции гиперметропии, мы поставили перед собой задачу усовершенствовать технологию и обеспечить индивидуальный подход в каждом конкретном случае. Для этой цели были разработаны и получены 17 патентов РФ и проведены экспериментальные исследования. На сегодняшний день мы имеем разрешение Минздрава России на проведение лечения с использованием семи методик.
Вашему вниманию предоставляется анализ результатов операций у 630 детей со средней гиперметропией +4,83 дптр. У всех в анамнезе безуспешное проведение курсов консервативного лечения. Цель операции — устранение анизометропии, восстановление монокулярного характера зрения, при необходимости с назначением очковой коррекции, в конечном итоге — лечение амблиопии. В работе использовали эксимерный лазер "Микроскан", фемтосекундный лазерная установка IntraLase и инфракрасный лазер с длиной волны 1,54 мкм. Нами проведено 290 операций лазерного кератомилеза in situ (ЛАЗИК) и его модификаций, в среднем рефракционный эффект составил 2,39 дптр. Эта же технология применялась нами для коррекции индуцированного гиперметропического астигматизма у пациентов после сквозных кератопластик и других внутриглазных операций. Результат в данном случае составил 6,5 дптр. Кроме того, нами проведено 45 комбинированных вмешательств, включавших ЛАЗИК и операцию по поводу косоглазия. Мы ставили задачу в короткий срок заставить работать "ленивый" глаз. В этой группе пациентов у нас самые высокие показатели по лечению амблиопии и восстановлению бинокулярного характера зрения. Также проведено 87 операций ЛАЗИК и эпи-ЛАЗИК по модифицированной нами технологии для коррекции первичной гиперметропии. В отдаленном послеоперационном периоде рефракционный эффект в среднем составил 1,94 дптр. Эту технологию также применяли для коррекции индуцированного гиперметропического астигматизма у 83 детей после различных глазных операций, при травмах глаза и при рубцовых изменениях роговицы. В среднем рефракционный эффект в данной группе пациентов составил 2,4 дптр.
Как известно, при выполнении поверхностной абляции для коррекции рефракционных нарушений высокой степени возрастает риск появления субэпителиальной фиброплазии. На наш взгляд, в группе пациентов после эпи-ЛАЗИК было значительно меньше проблем, рефракционный эффект составил 4,0 дптр, результаты были более стабильными за счет меньшей выраженности хейзов. Мы выполнили 36 операций с использованием фемтосекундного лазера для формирования роговичного клапана, которые показали замечательные результаты по предсказуемости размеров роговичного клапана по толщине, диаметру и объему формируемого стромального ложа. Рефракционный эффект в этой группе составил в среднем 5,0 дптр. Мы отметили более выраженное рубцевание по краю клапана, что значительно снижает риск возможного смещения клапана при любых травмах глаза. В первые дни после вмешательства назначали активную зрительную нагрузку на оперированный глаз с окклюзией парного глаза. В раннем послеоперационном периоде проводили консервативное лечение. В последние годы мы очень активно используем метод функционального биоуправления, при котором мобилизация резервных возможностей зрительной системы идет через ее центральный механизм. Сочетание этой методики с рефракционной операцией дает потрясающие результаты.
Бинокулярный характер зрения был восстановлен в 66% случаев у детей и почти в 20% у подростков. Самые лучшие показатели качества зрения прежде всего в мезопических условиях на высоких частотах и самые низкие роговичные индуцированные аберрации высшего порядка были получены после операции фемто-ЛАЗИК и эпи-ЛАЗИК. Осложнения в среднем составили 6%, к ним относятся: децентрация клапана, которая связана со значительными вариациями угла К у пациентов с гиперметропической рефракцией; индуцированный астигматизм, который был обусловлен выходом фотоабляции за пределы сформированного ложа; субэпителиальная фиброплазия после выполнения поверхностной абляции; воспалительные процессы, в основном они имели место у пациентов после выполнения поверхностной абляции. В моей практике не было ни одного случая смещения клапана. Возможно, это связано с пристальным вниманием родителей в первые 12 часов после вмешательства, а также с чрезвычайной активностью репаративных процессов у детей.
Центрация зоны абляции — до сих пор спорный вопрос при коррекции гиперметропии. Оптическая ось должна соответствовать зрительной оси, но поскольку операция проходит у детей под наркозом, это сделать достаточно сложно. Мы делаем метку на роговице, отмечая смещение зрительной оси, как бы запоминая, и после поднятия клапана фактически по памяти центрируем зону воздействия. Сейчас мы используем специальную линейку, которая позволяет измерить роговицу "от лимба до лимба", и отмечаем смещение зрительной оси. Потом с помощью линейки центрируем зону абляции. Какой бы ни был хороший кератом, он дает большие погрешности. По сравнению с ним фемтосекундный лазер имеет большое преимущество, поэтому он все чаще используется для формирование клапана. Немаловажное значение имеет то, как проходит операция. При местной анестезии очень важна психотерапевтическая подготовка ребенка и контакт с ним. Мы отмечали некоторые трудности при проведении фемто-ЛАЗИК, поскольку во время этой операции у детей используется более низкий уровень вакуума по сравнению со стандартной методикой выполнения ЛАЗИК. При общем наркозе глаза у детей смещаются кверху, поэтому при несформированных сводах, маленьком диаметре самой роговицы даже при наложении шва-держалки на верхнюю прямую мышцу для фиксации глаза технологию приходилось заменять другой.
Еще одна проблема — малая изученность восстановления прикорнеальной пленки у детей, в особенности восстановление роговицы после различных операций. С целью профилактики возможных осложнений в детской практике целесообразно проводить конфокальную микроскопию.
В заключение мне хотелось бы отметить важность долечивания наших пациентов по месту жительства. Необходимо установить контакт с докторами в поликлиниках. К сожалению, далеко не все пациенты могут приехать к нам из регионов на консервативное лечение, а успех любого лечения анизометропической амблиопии зависит не только от степени анизометропии и возраста больного, но и от того, насколько вовремя была выполнена процедура. Проводить рефракционную операцию у детей рекомендуется только тогда, когда традиционные методики лечения неэффективны, так как речь идет о будущем ребенка, его социальной и профессиональной реабилитации.

Ермилова И.А.: В МНТК "Микрохирургия глаза" я сделала первые рефракционные операции у детей. Мы начали эти вмешательства только после того, как появились первые отдаленные результаты у взрослых пациентов (2,5-3,0 года). Наш опыт показывает, что у детей в современных условиях при качественном и грамотном лечении на фоне адекватной коррекции истинную рефракционную амблиопию возможно вылечить в 100% случаев. Крайне редко лечение не дает желаемого результата, поскольку коррекция в принципе невозможна. Речь идет о сложных видах анизометропии, астигматизме высокой степени, когда даже современные контактные линзы не могут решить проблему коррекции. У таких детей единственный шанс — это рефракционная хирургия.
Теперь попытаемся ответить на другой вопрос, почему выполняется так мало рефракционных вмешательств у детей. В докладе Ирины Леонидовны прозвучала цифра 750 операций у детей. Я посчитала, что за 10 лет операций — это 2 ребенка в неделю! А это ведущий центр, в котором сложились все условия для рефракционной хирургии: современная аппаратура, включая фемтосекундный лазер, великолепные хирурги, потрясающая педиатрическая служба. Что же говорить о других центрах, где нет такого единения хирургов с педиатрами. В чем же дело? Молодые доктора не хотят заниматься детской офтальмологией. А если даже молодые специалисты готовы работать детскими офтальмологами, выбор у них невелик: в Москве, к примеру, только ФГУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. С.Н. Федорова", Морозовская детская городская клиническая больница, МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца, недавно открытый "Центр восстановления зрения" под руководством С.Э. Аветисова, созданный на базе ГУ НИИ глазных болезней РАМН, а также несколько частных офтальмологических центров. Кроме того, в салонах контактной коррекции зрения, например, зарплата врачей в среднем в два раза выше, чем у офтальмологов-педиатров.
Детская рефракционная хирургия, на мой взгляд, будет развиваться при наличии трех составляющих: качественной аппаратуры, высокого класса хирургов и отработанных методик лечения.
Следующий аспект — динамическое наблюдение за прооперированными пациентами. Если имеется качественный инструментарий, грамотно рассчитаны параметры вмешательства, которое проходит без осложнений и по показаниям, тогда дальнейшая функциональная реабилитация этих пациентов не будет представлять сложности для врачей по месту жительства. Кроме того, еще в конце 70-х гг. ХХ в. нами была разработана система психологической подготовки детей к выполнению рефракционной операции. А как вы думаете, офтальмолог-педиатр должен быть еще и психологом. Если он не способен наладить контакт с ребенком, у него как у рефракционного хирурга ничего не получится.
Необходимо проводить большую работу с врачами на местах. Нельзя рассчитывать на то, что поликлинические врачи по месту жительства будут посылать нам пациентов для рефракционных операций. Нужно искать различные схемы работы с регионами. В свое время в МНТК "Микрохирургия глаза" в этом направлении была проведена колоссальная работа под руководством С.Н. Федорова.

Корнюшина Т.А.: Исследования последних лет показывают, что анатомо-оптические параметры глаза формируются вплоть до 14-16 лет. Аккомодационная система полностью формируется к 11 годам и максимально функционирует до 19 лет, потом начинается ее старение. Но на школьные годы приходятся самые большие зрительные нагрузки, которые приводят к перенапряжению аккомодационной мышцы, выражающемуся в ухудшении зрения вдаль, затруднении при работе на близком расстоянии, астенопии. Эти расстройства аккомодации могут так или иначе влиять на истинную величину рефракции. Даже при циклоплегии мы не всегда можем добиться полного восстановления аккомодации. Это может вызывать ошибки в определении величины рефракции. У детей напряжение аккомодации в дальнейшей точке ясного видения может достигать 3,0 дптр и выше. Никакие циклоплегические средства полностью расслабить ее не могут. Часто наблюдается анизоаккомодация, при которой разница аккомодации на двух глазах составляет 2,5 дптр и более. Лечение детей направлено на восстановление аккомодационной способности. Особенности аккомодационной системы нужно учитывать при решении вопроса рефракционной хирургии.
Корниловский И.М.: Заниматься решением вопросов рефракционной хирургии у детей невозможно без решения банальных, но обязательных организационных вопросов. Мне посчастливилось начинать свой путь в сибирской школе у профессора П.Г. Макарова, который в свое время создал целую систему охраны зрения у детей. Когда мы объединим усилия нашей детской офтальмологической службы, когда детские врачи узнают о возможностях современной рефракционной хирургии, когда мы решим проблему заинтересованности этих детских врачей в работе лазерного рефракционного хирурга, только тогда мы сможем получать реальные результаты. Самое страшное, что теряют наши дети, которым своевременно не сделана оптическая коррекция, — это остроту зрения, снижение которой приводит к развитию амблиопии. Очень часто мы сталкиваемся с тем, что наши детские офтальмологи не знакомы с возможностями лазерной хирургии.
Может ли сегодня рефракционный хирург, оперирующий взрослых, заниматься детьми при его уровне знаний об анатомо-физиологических особенностях детского глаза? Я считаю, что нет. Профессор Поспелов В.И., который всю жизнь посвятил косоглазию, говорит, что лечение должно быть комплексным — опто-, ортопто-, хирурго-, диплопто-, стереоскопическим. Опто- — это тот вариант, который мы можем решить на современном уровне, если его не решают очки и контактные линзы. Грош цена будет нашей операции, если все остальное не будет решено. А для этого необходимо создать стройную систему взаимодействий.

Кишкин Ю.И.: Остается открытым вопрос, до какого возраста целесообразно лечить амблиопию.
Остроту зрения можно повышать у пациентов в более зрелом возрасте, но это уже может быть не истинное лечение амблиопии. В научной литературе мы часто встречаем сообщения о том, что лечение амблиопии возможно в 17-19 лет и даже позже. Мы считаем, что лечение амблиопии более эффективно в раннем возрасте, т.е. в 6-8 лет. Если мы начинаем лечить амблиопию в более позднем возрасте, в том числе после рефракционных операций, мы не достигаем высоких показателей. Но даже если у ребенка острота зрения с максимальной коррекцией повысится с 0,3-0,4 до 0,6-0,7, это уже большое достижение. Несмотря ни на что мы стараемся пролечить по полной программе даже детей в возрасте 10-13 лет. Если после 1 или 2 циклов значительного повышения остроты зрения не отмечается, дальнейшее лечение бессмысленно. Если же наблюдается даже незначительная положительная динамика, то глаза можно тренировать и в 15 лет. Я считаю, каждый человек формируется по-своему, у некоторых глаза развиваются быстро и уже практически не меняются, а у других достаточно долго, и в этих случаях, естественно, имеет смысл бороться за каждую десятую остроты зрения.

Дога А.В.: Технология характеризуется во всем мире следующими показателями: эффективностью (эффективность лазерных вмешательств на сегодняшний день очевидна), безопасностью (20-летний опыт применения лазерных рефракционных технологий говорит о том, что это безопасно). На последнем заседании Американской академии офтальмологии говорили о падении рефракционного эффекта в послеоперационном периоде. В связи с этим мы должны думать об отдаленных результатах, речь идет не о 3-6 мес., а годах и десятках лет. Встречаясь сегодня с пациентами, перенесшими радиальную кератотомию, мы видим, что эффект операции снижается, и это связано с возрастным изменением биомеханических свойств роговицы. Наша задача — помочь таким пациентам. Вот это как раз то, что мы не могли предположить 20 лет назад. Прогнозировать все невозможно, но уровень знаний на сегодняшний день позволяет нам по крайней мере предположить, что мы не усугубим их состояние.
Показателем безопасности и эффективности является обратимость технологии. На сегодняшний день, изменив толщину роговицы, мы ничего больше сделать не сможем. Сделав операцию ЛАЗИК, мы изменили толщину, ресурс исчерпали. Но есть операции с обратимым результатом — это вмешательства, выполняемые с помощью фемтосекундного или инфракрасного лазеров, эффект которых у детей является обратимым за счет постепенного снижения с течением времени.

Кащенко Т.П.: Меня волнуют вопросы динамики и роста глаза. Очень важно, что есть операции с обратимым результатом — это один из выходов при наличии сомнений в целесообразности лечения. Новые технологии позволяют нам либо добавлять, либо уменьшать достигнутый рефракционный эффект. Сейчас одним из спорных вопросов, является лечение аккомодационной формы косоглазия на фоне гиперметропии высокой степени. Мы не всегда можем корригировать достаточно большую степень гиперметропии, чтобы полностью ликвидировать косоглазие. Ребенок обречен носить очки. С патогенетический точки зрения, операций, которые выполняются на глазодвигательных мышцах по поводу аккомодационных форм косоглазия, недостаточно. Надо как-то воздействовать на элементы динамической рефракции глаза. Мы должны расширить исследования динамической рефракции с учетом и анатомо-оптических элементов, которые меняются у ребенка, а также и состояния аккомодационной способности. У нас есть определенные наработки, которые заставляют уделить особое внимание состоянию аккомодации, и не только у детей. Раньше мы акцентировали внимание только на близорукости, хотя слабость аккомодации является одним из патогенетических звеньев ее развития. При гиперметропии это, оказывается, тоже очень выражено. Раньше считали, что у пациентов с гиперметропией хорошие аккомодационные мышцы. Оказывается, это не так. Эти мышцы находятся в состоянии спазма, анизоаккомодации или слабости. Поэтому один из вопросов, который будет перед нами стоять, это функциональные исследования динамической рефракции у детей и взрослых, связанные в частности с рефракционными вмешательствами.

Сидоренко Е.И.: Благодаря усилиям Э.С. Аветисова, С.И. Ковалевского и Т.П. Кащенко, мы научились лечить амблиопию у детей. Удивительное дело: рождается ребенок с хорошим слухом, а зрительный анализатор совершенно не готов к работе. У детенышей животных веки вообще сросшиеся. А у ребенка макулы нет как таковой, она развивается только через 6 месяцев. Ребенок имеет лишь остроту зрения, он ориентируется только на ближнее движение. Не сформировался еще зрительный тракт. Если нет хорошей коррекции у ребенка и не созданы условия для формирования бинокулярного зрения, возникает амблиопия. Очень важно создать условия именно для формирования бинокулярного зрения, поэтому нам важно убрать гиперметропическую анизометропию, если у ребенка, например, один глаз +2,0 дптр, а другой глаз +6,0 дптр. Врач лечит ребенка месяц или два, а затем на протяжении долгих месяцев маленький пациент остается наедине со своей проблемой — не формируется полноценный зрительный орган. И если мы видим, что нарушается формирование бинокулярного зрения, надо прибегать к рефракционной хирургии. Наш опыт показывает, что при выравнивании рефракции корригируется косоглазие и, соответственно, улучшаются зрительные функции. Рефракционная хирургия у детей борется за формирование полноценной зрительной системы.
Консервативность традиционных детских офтальмологов приводит к тому, что врач ведет ребенка к инвалидности. Если у ребенка развились косоглазие и амблиопия, зрительная функция глаза постепенно нарушается. Поэтому рефракционная хирургия в детской офтальмологии должна занять особое место.

Кишкин Ю.И.: Постепенно мы приходим к единому мнению о том, какие операции и в каких случаях необходимо проводить. Рефракционной эксимерлазерной хирургии у детей уже более десяти лет. За это время пройден большой путь. На сегодняшний день рефракционные хирурги четко разработали систему показаний и противопоказаний к проведению хирургических вмешательств детям. Особое внимание в этой системе уделяется гиперметропической анизометропии и гиперметропическому астигматизму. Компенсировав астигматизм, мы создаем условия для нормального развития глаза.

Сорокин А.С.: Вопрос очень актуален, нужно вырабатывать методические рекомендации не только для врачей, но в первую очередь для родителей и работников детских дошкольных учреждений. При поступлении ребенка в детский сад или ясли ему необходимо провести проверку зрения. Если острота зрения снижена, его следует отправить на обследование в поликлинику или иное специализированное детское учреждение.
Сейчас я занимаюсь рефракционной хирургией. В свое время я работал вместе с С.И. Ковалевским, тогда методическая работа была одним из важных направлений нашей медицины. Должна существовать цепочка: от низшего медицинского звена к высшему — к хирургии, а далее — непосредственное постоянное наблюдение. С этой целью необходимо разработать специальные рекомендации для неукоснительного выполнения.

Кишкин Ю.И.: Рефракционные хирурги ждут реакции от детских офтальмологов. И если детские офтальмологи будут получать хорошо прооперированных детей-пациентов, видеть полученный рефракционный результат, у них будет складываться убеждение, что на операции детей можно направлять. К сожалению, общей установкой мы вряд ли обойдемся, должна быть не только заинтересованность, но и уверенность детских хирургов в том, что это необходимо. Это надо начинать с процесса обучения врачей в институте. Думаю, что кафедра детской офтальмологии должна взять на себя эту функцию. Мы занимаемся общим делом, лечим пациентов, особо не разделяя их на детей и взрослых.

Куликова И.Л.: Мы занимаемся, прежде всего, коррекцией гиперметропии, к нам поступали пациенты с большими величинами анизометропии. В этих случаях речь всегда шла о недокоррекции. В моей практике не было ни одного случая гиперкоррекции. Поскольку тема достаточно актуальная, я хочу сказать, что рефракционная хирургия у детей развивается. Сравнивая то, что было лет десять назад, и то, что есть сейчас, детские офтальмологи делают определенные шаги вперед, к совершенствованию операций. К сожалению, с помощью лазерной кератопластики мы не можем решить все проблемы. Мы проводим научные исследования, ищем новые способы лечения, доказываем безопасность операций. На мой взгляд, большое будущее за операцией эпи-ЛАЗИК, если мы научимся гасить реактивность заживления у детей. Эта технология безопасна, она не нарушает биомеханические свойства роговицы.

Кишкин Ю.И.: Все сказанное выше свидетельствует о важности обсуждаемой проблемы. Уверен, что рефракционная хирургия действительно займет прочное место в детской офтальмологии и будет развиваться дальше. Благодарю всех участников нашего Дискуссионного клуба за плодотворную работу и желаю дальнейших творческих успехов.

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru