Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Фотоповреждения сетчатки у детей: результаты оптической когерентной томографии, психофизических и электрофизиологических исследований в остром и отдаленных периодах


1Детская городская клиническая больница имени З.А. Башляевой Департамента здравоохранения города Москвы

После солнечных затмений, наблюдавшихся над территорией России в 1998, 2006, 2008 и 2009 гг., участились обращения к офтальмологам детей с фотоповреждениями макулы. Похожие фотоповреждения сетчатки могут возникать у детей после посещения лазерных шоу, а также в результате нарушений режимов применения медицинской (фотостимуляторы, офтальмологические микроскопы и др.) или лабораторной техники [1, 4, 7, 18, 21]. Очевидные офтальмоскопические изменения у детей с фотоповреждениями макулы нередко отсутствуют, что затрудняет их распознавание, и в случае неправильной диагностики приводит к неадекватному лечению [2, 12]. Оптическая когерентная томография (ОКТ) позволяет обнаружить структурные изменения сетчатки у пациентов с различными заболеваниями заднего отрезка глаза раньше, чем появляются функциональные нарушения, выявляемые в ходе стандартных электро- и психофизических исследований [3, 16, 23, 24]. В литературе имеются публикации, анализирующие изменения сетчатки у детей с фотоповреждением макулы, но лишь в отдаленном периоде — через 3 и более мес. после манифестации [1, 2, 4]. Поэтому мы сочли возможным представить результаты ОКТ, психо- и электрофизиологических исследований у детей с фотоповреждениями макулы различной этиологии, выполненных как в первые дни, так и в отдаленном периоде заболевания.

Материал и методы
Обследованы 23 пациента (27 глаз) в возрасте 6-15 лет с фотоповреждениями макулы. Обследование включало офтальмоскопию, табличную визометрию, статическую периметрию (программа «Пороговая 30°» на периметре «Oculus Twinfield», Германия), ОКТ, регистрацию максимальной, ритмической (30 Гц) и паттерн-ЭРГ на стимулы 60’ и 20’. ОКТ проводили на сканере «Stratus OCT-3» (Carl Zeiss Meditec Inc., США) по протоколам «Перекрестье», «Быстрое картирование толщины сетчатки» и «Линейный». При линейном сканировании применяли срезы длиной 3-5 мм. ЭРГ регистрировали при помощи прибора «EP-1000 Pro» («Tomey», Германия) с расстояния 30 см, усредняя 50 ответов. Частота реверсии паттернов — 2 Гц, контраст — 80%. Активный электрод фиксировали в конъюнктивальном своде, индифферентный — на мочке уха. Результаты электрофизиологических исследований и ОКТ больных сопоставляли с аналогичными параметрами контрольной группы из 112 здоровых детей.
В остром периоде (через 2-7 дней после повреждения) были обследованы 5 детей (7 глаз), в отдаленном периоде (спустя 1 мес.-8 лет после появления изменений) — 23 (27 глаз). 12 пациентов наблюдали в течение 6 мес.-4 лет, повторяя обследование с применением ОКТ и периметрии каждые 6 мес. Фотоповреждения макулы у 21 больного (25 глаз) развились после наблюдения солнечного затмения, у 1 — в результате неадекватной фотостимуляции амблиопичного глаза, у 1 — из-за воздействия излучением лазерной указки.

Результаты
Рис. 1. Глазное дно (а) и результаты ОКТ девочки 12 лет с солнечной ретинопатией через 4 дня (б-г) и 1 мес. после (д) поражения. Острота зрения – 0,6 и 0,8 соответственно: а – белый очажок в фовеа через 4 дня после наблюдения солнечного затмения; б – вертикальный срез длиной 6 мм через макулу в остром периоде: область высокой рефлективности (тонкая белая стрелка) в проекции фовеа, вовлекающая внутренние и наружные слои сетчатки, низкорефлективная тень от сосуда (синяя стрелка); в, г – вертикальный (в) и горизонтальный (г) срезы длиной 3 мм: область высокой рефлективности в проекции внутренних и наружных слоев сетчатки (тонкая белая стрелка); фрагментация высокорефлективной полосы (г), образованной отражением сигнала от сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов (стрелка-наконечник); истончение комплекса «ПЭС – хориокапилляры» (голубая стрелка); д – вертикальный срез длиной 6 мм спустя 1 мес. после повреждения: кистовидный дефект на уровне наружных слоев сетчатки и внутренних отделов ПЭС в фовеа
Рис. 1. Глазное дно (а) и результаты ОКТ девочки 12 лет с солнечной ретинопатией через 4 дня (б-г) и 1 мес. после (д) поражения. Острота зрения – 0,6 и 0,8 соответственно: а – белый очажок в фовеа через 4 дня после наблюдения солнечного затмения; б – вертикальный срез длиной 6 мм через макулу в остром периоде: область высокой рефлективности (тонкая белая стрелка) в проекции фовеа, вовлекающая внутренние и наружные слои сетчатки, низкорефлективная тень от сосуда (синяя стрелка); в, г – вертикальный (в) и горизонтальный (г) срезы длиной 3 мм: область высокой рефлективности в проекции внутренних и наружных слоев сетчатки (тонкая белая стрелка); фрагментация высокорефлективной полосы (г), образованной отражением сигнала от сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов (стрелка-наконечник); истончение комплекса «ПЭС – хориокапилляры» (голубая стрелка); д – вертикальный срез длиной 6 мм спустя 1 мес. после повреждения: кистовидный дефект на уровне наружных слоев сетчатки и внутренних отделов ПЭС в фовеа

Рис. 2. Глазное дно (а), результаты ОКТ (б-г) и паттерн-ЭРГ (д) мальчика с ожогом сетчатки правого глаза через 7 лет после наблюдения солнечного затмения. Острота зрения – 0,9: а – точечный красноватый дефект с четкими границами в фовеа; б – результаты измерения толщины нейроэпителия в макуле: уменьшение толщины фовеа в среднем на 19 мкм пораженного правого глаза (слева) по сравнению с интактным глазом (справа);
в, г – горизонтальные срезы длиной 6 (в) и 3 (г) мм через макулу: кистовидный дефект на уровне наружных сегментов фоторецепторов (г), фрагментация комплекса «ПЭС – хориокапилляры». На 3-мм срезе видны уменьшение рефлективности и толщины нейроэпителия, дефекты высокорефлективной полосы, отраженной от линии сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов в фовеа; д – паттерн-ЭРГ пораженного правого (слева) и интактного левого (справа) глаз в ответ на стимулы 60’ (вверху) и 20’ (внизу). Снижение амплитуды компонента Р50 паттерн-ЭРГ на стимулы 20’ правого глаза. По вертикали – амплитуда (мкВ), по горизонтали – латентность (мс)
Рис. 2. Глазное дно (а), результаты ОКТ (б-г) и паттерн-ЭРГ (д) мальчика с ожогом сетчатки правого глаза через 7 лет после наблюдения солнечного затмения. Острота зрения – 0,9: а – точечный красноватый дефект с четкими границами в фовеа; б – результаты измерения толщины нейроэпителия в макуле: уменьшение толщины фовеа в среднем на 19 мкм пораженного правого глаза (слева) по сравнению с интактным глазом (справа); в, г – горизонтальные срезы длиной 6 (в) и 3 (г) мм через макулу: кистовидный дефект на уровне наружных сегментов фоторецепторов (г), фрагментация комплекса «ПЭС – хориокапилляры». На 3-мм срезе видны уменьшение рефлективности и толщины нейроэпителия, дефекты высокорефлективной полосы, отраженной от линии сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов в фовеа; д – паттерн-ЭРГ пораженного правого (слева) и интактного левого (справа) глаз в ответ на стимулы 60’ (вверху) и 20’ (внизу). Снижение амплитуды компонента Р50 паттерн-ЭРГ на стимулы 20’ правого глаза. По вертикали – амплитуда (мкВ), по горизонтали – латентность (мс)
В остром периоде 4 больных отмечали ощущение «пятна» перед пораженным глазом, а трое из них — светобоязнь. В отдаленном периоде 16 детей предъявляли жалобы на ухудшение зрения, выражающееся в снижении яркости восприятия, 12 — на ощущение «пятна» перед глазом. Острота зрения пораженных глаз с коррекцией в остром периоде составляла: 0,06 — в 1 случае, 0,1 — в 1, 0,3 — в 2, 0,5 — в 2, 0,7 — в 1. После лечения острота зрения возросла во всех случаях на 1 — 4 строчки. В отдаленном периоде острота зрения пораженных глаз составляла: 1,0 — в 12 случаях, 0,9 — в 5, 0,8 — в 2, 0,7 — в 4, 0,5 — в 3, 0,15 — в 1. У 12 больных, обследованных впервые в отдаленном периоде заболевания (через 2-60 мес. после поражения) и наблюдавшихся в течение 8-50 мес., метаморфоз остроты и поля зрения по сравнению с результатами первого обследования не отмечалось, несмотря на проводимое нейротрофическое лечение.
При офтальмоскопии в остром периоде во всех пораженных глазах отмечено отсутствие световых рефлексов в фовеа, а в 5 из них — очажок белого или кремового цвета (рис. 1). При офтальмоскопии в отдаленном периоде у 15 детей (17 глаз) выявлен красноватый очажок в фовеа с четко очерченными границами (рис. 2), у 4 (5) — отсутствие фовеолярного рефлекса, у 2 (3) — крапчатость по типу «соль с перцем» (рис. 3) на уровне пигментного эпителия сетчатки (ПЭС), у 1 (1) — очажки депигментации в макуле (рис. 4). При флюоресцентной ангиографии (ФАГ), которая была выполнена у 3 детей (3 глаза), были обнаружены «окончатые» дефекты (рис. 3), свидетельствующие об атрофических изменениях ПЭС.
При периметрии в остром периоде у 3 детей (4 глаза) установлено увеличение (на 5-8 дБ) фовеальной световой чувствительности (у этих же больных была светобоязнь), у 1 (2 глаза) — ее снижение на 6 дБ. В отдаленном периоде в 10 глазах было обнаружено снижение фовеальной световой чувствительности на 3-5 дБ по сравнению с нормой или интактным глазом, сочетающееся в 4 случаях с относительными центральными скотомами.
При ОКТ в остром периоде в 7 пораженных глазах были установлены следующие изменения в проекции фовеа (рис. 1, 5):
· очаги высокой и умеренной рефлективности в проекции наружных, а в 2 случаях и внутренних, слоев сетчатки, свидетельствующие об их дезорганизации;
· дефекты высокорефлективной полосы, образованной отражением сигнала от линии сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов;
· фестончатость (за счет участков истончения) внутреннего контура высокорефлективного комплекса «ПЭС — хориокапилляры» (см. рис. 1г, 5б).
При ОКТ в отдаленном периоде обнаружены однородные нарушения:
· кистовидный гипорефлективный дефект в проекции наружных слоев сетчатки и ПЭС — в 26 глазах (рис. 1-3, 5);
·дефекты (фрагментация) высокорефлективной полосы, являющейся отражением сигнала от линии сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов — в 25 глазах;
· диффузное снижение рефлективности сетчатки в фовеа — в 18 глазах(рис. 1д, 2г);
· уменьшение толщины сетчатки в фовеа на 17-35 мкм по сравнению с интактным глазом — в 5 глазах (рис. 2б).
Следует отметить, что у 8 детей (10 глаз) с остротой зрения 0,1-0,8 диаметр кистовидного дефекта (по результатам двух измерений на вертикальном и горизонтальном срезах) варьировал от 118 до 227 мкм, тогда как у детей с остротой зрения 0,9-1,0 максимальный диаметр дефекта не превышал 102 мкм. Кроме того, у детей со сниженной остротой зрения всегда отмечался значительный по протяженности дефект высокорефлективной полосы, являющейся отражением от линии сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов (см. рис. 3в; рис. 5в). В отдаленном периоде при сканировании стандартным набором радиальных срезов длиной 6 мм изменения в фовеа не всегда определялись (в 9 глазах), что требовало применения 6-10 дополнительных горизонтальных и вертикальных сканов длиной 3-5 мм (рис. 1, 2, 5).
Параметры максимальной и ритмической ЭРГ, а также паттерн-ЭРГ на стимулы 60’ у всех детей были в пределах нормы. Установлено снижение амплитуды (p<0,05) компонента Р50 паттерн-ЭРГ на стимулы 20’ пораженных глаз до 2,05±0,57 мкВ (рис. 2д) по сравнению с интактными глазами (3,75+1,5 мкВ). Изменений латентности пика Р50, а также амплитуды и латентности компонента N95 на стимулы 20’ не установлено.

Обсуждение
Свет при длительной экспозиции может вызывать фотохимические и термические повреждения сетчатки [17, 21]. Солнечная ретинопатия возникает у детей вскоре после продолжительного взгляда на солнце, при его фотографировании или играх с телескопами и т.п., а также после наблюдения за солнечным затмением без защитных очков. Фотоповреждения сетчатки описаны у пациентов, перенесших офтальмологические операции с применением микроскопа [1, 11, 18, 21, 22, 27]. Пациенты с фотоповреждениями сетчатки обычно предъявляют жалобы на светобоязнь, снижение остроты зрения, ощущение пятна перед глазом и дисхроматопсии [8, 12, 21].
В первые дни после фотоповреждения сетчатки при офтальмоскопии, вероятно, в зависимости от экспозиции солнечного воздействия, могут выявляться различные изменения — белое пятно диаметром до 0,2-0,4 РД в макуле, отсутствие фовеолярного рефлекса, кремовые пятнышки в парафовеальной области, постепенно исчезающие в течение нескольких дней [8, 12]. Перечисленные изменения были установлены у детей, обследованных нами в течение 2-7 дней после фотоповреждения. Спустя 4 и более недель в макуле определяются крапчатость и пятна депигментации или красноватые очажки с четкими контурами, напоминающие разрывы сетчатки [12, 19, 27]. Случайное выявление подобных изменений на глазном дне у лиц с высокими зрительными функциями спустя месяцы или годы после повреждения нередко вызывает диагностические затруднения, требуя проведения дифференциальной диагностики с токсическими макулопатиями [15], идиопатическими разрывами сетчатки [13, 20, 26, 28, 29], макулярными дистрофиями [3, 6]. ФАГ в отдаленном периоде малоинформативна, так как у большинства больных с солнечной ретинопатией изменения отсутствуют [2, 12, 21]. Иногда определяются окончатые дефекты, свидетельствующие о деструкции ПЭС [22], которые были установлены нами у 3 детей с фотоповреждениями макулы.
Неинвазивность, отсутствие контакта с тканями в процессе исследования и кратковременность сканирования позволяют рассматривать ОКТ в качестве одного из приоритетных объективных методов диагностики заболеваний сетчатки и зрительного нерва у детей [3, 23]. Мы обнаружили две публикации, анализирующие результаты ОКТ в остром периоде солнечной макулопатии. M. Bechmann и соавт. (2000), обследовав 2 больных со снижением остроты зрения до 0,1 и 0,8 через 48 часов после наблюдения солнечного затмения, обнаружили гиперрефлективность во всех слоях сетчатки в проекции фовеа, а также прерывистость комплекса «ПЭС — хориокапилляры». При повторном обследовании одного из этих больных через 7 дней авторы установили истончение комплекса «ПЭС — хориокапилляры» на большом протяжении в фовеа. Кистозных изменений в наружных слоях сетчатки не было установлено, хотя острота зрения пациента была снижена до 0,15 [8]. Обнаруженные нами структурные нарушения у 2 детей с солнечной ретинопатией через 2 дня после ее манифестации идентичны изменениям, описанным M. Bechmann и соавт. (2000). При проведении ОКТ через 2, 4 и 6 суток после манифестации заболевания мы установили постепенное уменьшение рефлективности патологических зон и перифокальных областей в наружных слоях сетчатки, а через 3-4 нед. на их месте формировался кистовидный дефект и участки гипорефлективности (см. рис. 1, 5).
M. Codenotti и соавт. (2002) выявили зоны гипо- и гиперрефлективности во внутренних слоях сетчатки у 4 больных через неделю после повреждения солнцем, но при обследовании этих же пациентов через 1 и 12 мес. никаких нарушений не обнаружили. Вероятно, это было связано с недостаточным разрешением прибора (авторы применяли ОКТ-1) [11] или ограниченным числом сканирований. Как отмечалось выше, при использовании стандартных протоколов исследования («Быстрое картирование толщины сетчатки» и «Перекрестье») мы не обнаружили каких-либо изменений в фовеа в 33% (в 9 из 27) глаз, что требовало применения 6-10 дополнительных горизонтальных и/или вертикальных сканов длиной 3-5 мм, которые позволили идентифицировать повреждения в 96,3% (26 из 27) глаз (см. рис. 1, 2, 5). Следовательно, в связи с незначительными размерами дефектов фоторецепторного слоя у больных с фотоповреждениями сетчатки в тех случаях, когда изменения не определяются в ходе сканирования по стандартным протоколам, для их выявления необходимо применять дополнительные срезы 3-5 мм через фовеа. Наши результаты согласуются с данными S. Garg и соавт. (2004) и R. Jorge и соавт. (2004), которые, обследовав 12 больных с солнечной ретинопатией в отдаленном периоде, выявили во всех случаях низкорефлективные полости в проекции наружных слоев сетчатки [14, 19]. В процессе наблюдения в течение 6-48 мес. и повторных ОКТ у больных с фотоповреждениями макулы мы не установили регрессии кистовидных дефектов в наружных слоях сетчатки.
Таким образом, в 96,3% глаз у пациентов с фотоповреждением макулы при проведении ОКТ через 4 недели и более после манифестации были выявлены изменения в наружных слоях сетчатки и ПЭС. Между тем в 12 глазах острота зрения составляла 1,0, а отклонения при периметрии обнаружены лишь в 10 глазах (37%) из 27. При регистрации паттерн-ЭРГ на высокочастотные пространственные стимулы (20’) установлено снижение компонента Р50, что характерно для повреждений дистальных слоев сетчатки преимущественно в фовеа [6]. Отсутствие изменений амплитудно-временных показателей компонента N95 паттерн-ЭРГ свидетельствует о сохранности ганглиозных клеток сетчатки [6]. Установленные при ОКТ и паттерн-ЭРГ изменения у детей с фотоповреждениями сетчатки согласуются с результатами гистологических исследований, в ходе которых были обнаружены изменения наружных слоев сетчатки и ПЭС — фрагментация мембран и пикноз ядер фоторецепторов, зоны некроза в ПЭС [17]. Уменьшение толщины сетчатки в 5 пораженных глазах по сравнению с интактными глазами на 17-35 мкм мы оценивали как достоверное, так как, согласно многочисленным публикациям, в норме интерокулярная разница при оценке толщины нейроэпителия в ходе корректно проведенной ОКТ не превышает 2-5%, а стандартное отклонение — 5-9 мкм [3, 5, 10, 16].
У 15 детей в отдаленном периоде изменения сетчатки при биомикроскопии и ОКТ напоминали самопроизвольно закрывшиеся макулярные микроразрывы [13, 20, 29]. Термин «макулярные микроразрывы» был впервые использован J. Cairns и M. McCombe (1988) еще до эры ОКТ в клинической офтальмологии для описания маленьких сквозных дефектов диаметром 50-150 мкм в фовеа [9]. По мнению некоторых авторов, макулярные микроразрывы формируются после солнечных ожогов сетчатки [29]. H. Zambarakji и соавт. (2005) при анализе патогенеза макулярных микроразрывов у группы больных рассматривали солнечные ожоги сетчатки в качестве возможной причины формирования макулярных микроразрывов у 3 из них. В 83% глаз с макулярными микроразрывами, описанных в этой статье, был обнаружен кистовидный дефект внутренней пограничной мембраны, наружных слоев сетчатки и ПЭС, достигающий 50-100 мкм, в 33% — витреофовеолярная отслойка [29]. При ОКТ-мониторинге в течение 2 дней-2 мес. после наблюдения солнечного затмения у 5 больных (7 глаз) нами не было установлено случаев формирования сквозных дефектов в фовеа. Ни в одном из 27 глаз в отдаленном периоде не было признаков, характерных для самопроизвольно закрывшихся макулярных микроразрывов — витреомакулярных тракций или адгезии, фрагментов преретинальной «крышечки» или задней отслойки стекловидного тела [13, 20, 25, 28, 29]. В отличие от персистирующих кистовидных дефектов у больных с фотоповреждениями сетчатки при динамическом наблюдении пациентов с самопроизвольно закрывшимися разрывами авторы отметили исчезновение кистовидного дефекта в 5 случаях [25]. Поэтому, несмотря на схожесть офтальмоскопических проявлений и изменений при ОКТ у лиц с солнечной ретинопатией и макулярными микроразрывами, мы рассматриваем эти состояния в качестве различных нозологических форм, а не как последовательные стадии одного заболевания. Аналогичное мнение высказывали и другие исследователи [13, 25].
E. Privat и соавт. (2007) опубликовали результаты анализа ОКТ 14 глаз с самопроизвольно закрывшимися макулярными разрывами. Во всех случаях был обнаружен кистовидный дефект, напоминающий изменения у больных с солнечными ожогами сетчатки. Авторы не установили зависимости между величиной разрыва, кистовидного дефекта и остротой зрения. Даже у лиц с кистовидными дефектами фоторецепторного слоя размерами до 85 мкм острота зрения могла быть снижена до 0,2-0,9 [25]. У обследованных нами больных снижение остроты зрения отмечалось только при поражениях 118 мкм и более. Впрочем, снижение остроты зрения у больных с самопроизвольно закрывшимися разрывами может быть вызвано и другими причинами [28], в частности, нарушением прозрачности оптических сред [25].

Заключение
Итак, при фотоповреждениях сетчатки происходит преимущественное повреждение наружных слоев и ПЭС. ОКТ и регистрация паттерн-ЭРГ на стимулы высокой пространственной частоты (20’) позволяют идентифицировать поражения наружных слоев сетчатки и ПЭС даже у больных с отсутствием изменений на глазном дне, нормальными остротой и полем зрения. При фотоповреждениях сетчатки в острой стадии при ОКТ в 100% глаз определяются признаки дезорганизации клеточных структур в фовеа: очаги высокой рефлективности в проекции наружных и внутренних слоев сетчатки; дефекты высокорефлективной полосы, являющейся отражением сочленения наружных и внутренних сегментов фоторецепторов; фрагментация внутреннего контура комплекса «ПЭС — хориокапилляры». При ОКТ в отдаленном периоде в 96,3% глаз выявляются кистовидный гипорефлективный дефект в проекции наружных слоев сетчатки и ПЭС, дефекты высокорефлективной полосы, соответствующей сочленению наружных и внутренних сегментов фоторецепторов, уменьшение толщины и рефлективности сетчатки в фовеа, свидетельствующие о структурных изменениях фоторецепторов и ПЭС. Симптомокомплекс, установленный при ОКТ у детей с фотоповреждениями макулы, можно применять в качестве диагностического критерия при проведении дифференциальной диагностики макулопатий неясного генеза.
Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Занимательная аккомодологияЗанимательная аккомодология

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Заболевания глазной поверхности. Взгляд со всех сторонЗаболевания глазной поверхности. Взгляд со всех сторон

Интересное об известномИнтересное об известном

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

«Живая» хирургия в рамках XVI Всероссийской конференции с международным участием «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии»«Живая» хирургия в рамках XVI Всероссийской конференции с ме...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Секундо В. Трансплантация рефрактивной лентикулы  используя VisuMax как способ лечения осложнений операции Lasik. ВидеопрезентацияСекундо В. Трансплантация рефрактивной лентикулы  используя ...

Симпозиум компании «Алкон» с демонстрацией показательных операцийСимпозиум компании «Алкон» с демонстрацией показательных операций

Осложненная катаракта: особенности хирургии и фармакотерапииОсложненная катаракта: особенности хирургии и фармакотерапии

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии XVI Всероссийская конференция с  международным участием Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Бактериальные инфекции глаза: взгляд офтальмолога и офтальмохирургаБактериальные инфекции глаза: взгляд офтальмолога и офтальмо...

Офтальмология: диагностика проблем, пути решенияОфтальмология: диагностика проблем, пути решения

Глаукома:теория и практика. Новый взглядГлаукома:теория и практика. Новый взгляд

Актуальные вопросы в лечении и профилактике ВМДАктуальные вопросы в лечении и профилактике ВМД

Современные аспекты и новые возможности ОКТСовременные аспекты и новые возможности ОКТ

Патология глазной поверхности и глаукома. Новые возможности и новые перспективы в решении «старых» проблемПатология глазной поверхности и глаукома. Новые возможности ...

Новейшие достижения в офтальмологииНовейшие достижения в офтальмологии

X Съезд офтальмологов России X Съезд офтальмологов России

Иммуномодулирующая и противовирусная терапия при лечении воспалительных заболеваний глаз различной этиологииИммуномодулирующая и противовирусная терапия при лечении вос...

«Нова Медика»: новые горизонты офтальмологии«Нова Медика»: новые горизонты офтальмологии

Рейтинг@Mail.ru