Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Угол зрения. Заметки с 1-го Международного симпозиума, посвященного проблемам микрохирургии глаза


1----------

    Чехов советовал выбрасывать первый абзац. Первый я выбросила – там были знаменитые пастернаковские строчки: «Гул затих, я вышел на подмостки…» И правда, к чему они? Ведь на сцене прекрасного зала Совинцентра разыгрывался не спектакль, не шекспировская драма – открывался обычный научный симпозиум, смысл которого был прост и ясен: возвращать людям способность полноценно видеть мир. А драма… драма со всей приличествующей ей атрибутикой теперь осталась в прошлом.

    И все же: гул действительно затих. На экране высветился первый слайд: линза «Спутник» – далекий потомок того первого искусственного хрусталика, который доктор Федоров имплантировал в глаз девочке из Чебоксар двадцать шесть лет назад. Тогда ему было тридцать три, и вопрос, известный как гамлетовский, не поэтической строкой – прозой жизни встал перед ним во всей своей остроте… «Я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку…» На его веку случится то, что случилось: он счастливо разрешил тот вопрос, и, возможно, это стало одной из причин, почему именно в Москве на свой первый симпозиум собрались 300 офтальмологов-хирургов из 32 стран, многие из которых цель своего приезда определили лаконично: «Учиться».

    Есть такая пословица: «От глазных болезней человек не умирает, но и о здоровье его никто справляться не придет». Действительно, в наше время, полное таких апокалиптических слов, как рак, инфаркт, инсульт, дурное зрение не вызывает эмоций. Человек на костылях заставит нас оглянуться, нам его жалко, человек в очках взгляд не остановит: очки стали как бы приложением к веку. 10 млрд долларов – бюджет среднего европейского государства – столько ежегодно мир тратит на два стеклышка, соединенных поперечиной и снабженных дужками. 1 млрд – столько людей во всем мире носят очки: 700 млн – с минусовыми стеклами, 50 млн – со сложными цилиндрическими.

    Трудно сказать, сколько нулей прибавилось бы и к той, и к другой, и к третьей цифре, если бы… Если бы не его величество случай. Дело в том, что в конце войны английский офтальмолог Гарольд Ридли – он был почетным гостем симпозиума – познакомился с летчиком, в глаз которого во время воздушного боя попал осколок разбившегося фонаря. Ридли обследовал глаз и пришел к выводу: травма не вызвала воспалительного процесса. Так родилась мысль о хрусталике из органического стекла, который позволил бы заменить помутневший природный – болезнь эта известна как катаракта. В сорок девятом Ридли имплантировал его в глаз больного, открыв тем самым новое направление в офтальмологии – микрохирургию глаза.

    С тех пор в разных странах мира ученые разработали более 260 видов хрусталика, используя все более приемлемые для человеческого глаза материалы, уменьшали вес линзы, ее размеры, а значит, и количество травмированных клеток (для сравнения: хрусталик Ридли имел толщину 2,5 миллиметра, диаметр – более восьми, толщина же линзы «Спутник» модели Федорова – Захарова, сделанной из специальных очищенных пластмасс, – всего 350 микрон, диаметр – 5 миллиметров). Однако бесконечной гонке от хорошего к лучшему, как известно, нет предела. На Московском симпозиуме японский офтальмолог профессор Момозе продемонстрировал хрусталик собственной конструкции, который он – по внешней схожести – назвал линзой «Паук»: она коричневого цвета и предназначена специально для людей, живущих в афро-азиатских странах. Свою модель показал и доктор Шепард из США. Но, судя по всему, линзы из пластмассы уходят в прошлое. На авансцену вышли биологически инертные кремнийорганические соединения – силиконы, обладающие целым комплексом уникальных свойств, которые позволяют сделать линзу максимально гибкой, эластичной, невесомой, а значит – минимально травмировать глаз. Ну, а в будущем (заметим, что в терминологии микрохирургов будущее измеряется годами, а то и месяцами), по-видимому, и вовсе отпадет необходимость в технологическом изготовлении искусственных хрусталиков, а сама операция, которая уже сейчас, кстати, занимает несколько минут, сведется… к уколу. С помощью шприца жидкий полимерный материал будет вводиться в так называемую хрусталиковую сумку и там, отвердев, станет линзой.

    На сегодняшний день в мире имплантировано уже более 2 млн искусственных хрусталиков. Процент осложнений – минимальный.

    Но важнее другое. Искусственный хрусталик, помимо того что с его помощью стало возможным действительно радикально излечивать катаракту, произвел революцию в офтальмологии. Ибо поломал тот психологический барьер, который не позволял хирургам бороться со многими заболеваниями офтальмологического профиля, как-то: близорукость, дальнозоркость, астигматизм.

    Ведь казалось бесспорным: ну что поделаешь, если мышцы, позволяющие хрусталику менять свою кривизну (это явление называется аккомодацией), другими словами, наводить глаз на фокус, с годами или в результате наследственных причин ослабевают, и лучи света сходятся не на сетчатке, как им положено, а либо чуть ближе – это и называется близорукостью, либо чуть дальше – это дальнозоркость? И стоит ли ради этого – ведь не слепота же – вторгаться в живую ткань глаза?

    Для людей, собравшихся в конгресс-зале Совинцентра, такого вопроса – можно или нельзя – уже не существовало. Доказано: можно. Нужно. Ибо только близорукостью больны 800 млн жителей планеты. Другой вопрос – как лучше, какой путь, какую методику выбрать для каждого конкретного случая. Одно из самых старых направлений в хирургической коррекции близорукости на симпозиуме представлял колумбийский хирург, профессор Барракер. Еще в 1952 году он предложил методику, суть которой, очень упрощая, заключается в превращении роговицы глаза в своего рода «очки». Эта операция позволяла снимать у больных близорукость очень высокой степени – до 20 и более диоптрий. Однако – и это одна из главных причин, почему методика не получила широкого распространения – операция крайне сложна, требует дорогого и сложного оборудования, и, как все «очень», повышает – и существенно – вероятность ошибки. Надо обладать такими блестящими руками, как у профессора Барракера, чтобы в зоне зрачка максимально точно срезать верхнюю часть роговицы – 0,3–0,4 миллиметра, заморозить ее в углекислом газе, после ювелирно обработать на специальном токарном станке (он по сложности не уступает наисовременнейшему электронному микроскопу), снять лишние 120–150 микрон и вернуть роговицу на место. Эта же методика используется и для устранения дальнозоркости, с той лишь разницей, что роговица не утончается, а наращивается.

    Есть и другие пути – о них также рассказывалось на симпозиуме. Например, создание «внутренних очков», когда в глаз между хрусталиком и роговицей вводится линза из силикона, или же принцип биологических контактных линз – на роговицу нашивают донорскую ткань (эту операцию впервые выполнил профессор Кауфман из США). Все эти методики используются прежде всего для устранения «запущенной» близорукости. Однако сегодня главным бичом все же является миопия средней степени 5–7–10 диоптрий. Потому-то наибольшее распространение в мире имеет метод, получивший название «русский»: в его основу положен принцип радиальных насечек-надрезов на внешней поверхности периферии роговицы.

    Интересно, что самый главный этап операции проходит… до операции. Выполняет его ЭВМ: в ее мозг вводится 11 характеристик глаза, проанализировав которые, умная машина не только сообщает, сколько насечек нужно сделать и какой они должны быть глубины, но и каким будет результат операции. Ошибка в расчетах всего на одну сотую долю миллиметра грозит потерей половины диоптрии. Впервые операция кератотомии (керато – роговица) была сделана профессором Федоровым в 1974 году. За двенадцать лет нормальное зрение возвращено 25 тыс. наших сограждан; 150 тыс. человек избавлены от необходимости щуриться, хвататься по любому поводу за очки, наконец – искать другую профессию (не надо объяснять, что такое очки для балерины, летчика, шофера), тоже благодаря «русскому» методу.

    Если быть откровенной, для советских журналистов сенсаций на этом симпозиуме не было. И вовсе не потому, что его уровень был невысок – напротив, в Москву съехались крупнейшие офтальмологи мира. Я уже называла имена профессора Барракера из Колумбии, Момозе из Японии, Шепарда из США. Этот список могут продолжить профессора Ньюмен и Альпар из США, Арон-Роза из Франции, Галан из Бельгии, Хьюбер из Швейцарии, Изак из Чехословакии, Сараф из Индии (последний, кстати, является еще и шерифом города Калькутты: немалую роль в его избрании на этот пост сыграло то, что он хирург-офтальмолог – в Индии почти 9 млн человек нуждаются в операции по устранению катаракты). Все это звезды, как говорится, первой величины. Дело в другом. В том, что сегодня работы Московского института микрохирургии глаза, по общему признанию, опережают работы хирургов-офтальмологов из передовых стран мира на 10–15 лет. Достаточно сказать, что Федоров и его коллектив уже вплотную подошли к операциям на молекулярном уровне, когда с помощью суперострых алмазных лезвий либо лазера хирург таким образом изменяет структуру ткани глаза (укорачивает молекулы, удлиняет их, делает моложе или старше), что она приобретает наилучшую оптическую форму. Например, при устранении дальнозоркости с коллагеновыми волокнами (из них состоит роговица) происходит примерно то же, что с хлопчатобумажной тканью после стирки – они «садятся», но – так и на такую величину, какая необходима хирургу.

    И все же одна сенсация была. Случилась она незадолго до открытия симпозиума, но ее обсуждали здесь все. Я имею в виду постановление правительства о создании межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза» – первого научно-технического комплекса социального плана. Согласно этому решению в ближайшие три года в двенадцати городах страны будут сданы «под ключ» филиалы Института микрохирургии, где больным будет гарантировано такое же качество лечения, как и в Центре. Каждый день сотрудники комплекса будут выполнять тысячу операций, за год более 200 тыс. – почти столько же, сколько ныне делается всеми глазными клиниками России. Грандиозность этих планов становится особенно наглядной, если вспомнить, что сегодня очередь на лечение в НИИ микрохирургии глаза растянулась на 8 лет. Ведь только в операции по замене мутного хрусталика в нашей стране ежегодно нуждаются 250 тыс. человек!

    – Организация нового комплекса, – рассказал на пресс-конференции его генеральный директор, член-корреспондент АМН СССР С. Н. Федоров, – по сути дела переводит офтальмологию на принципы индустриального высокотехнического научного производства. Во-первых, впервые в мире создается медицинское учреждение, которое будет не только разрабатывать новые идеи и методы лечения глазных болезней, но и сразу же внедрять их в самую широкую практику. Во-вторых, мы откажемся от уравниловки в зарплате врачей. Она будет зависеть от качества работы и количества вылеченных больных. В-третьих, беря на себя операции по устранению близорукости, дальнозоркости, астигматизма, глаукомы, катаракты, мы, с одной стороны, почти на 50 процентов разгрузим офтальмологические клиники страны, с другой – высвободим время для разработки методик борьбы с тяжелыми заболеваниями глаза.

    – О, это – масштаб, – изумлялись услышанному коллеги Федорова из-за рубежа. – Это – победа, – поздравляли они.

    И это действительно победа. Тут я позволю себе вернуться к человеку, с которого начала эти заметки, – к доктору Федорову. И прежде всего потому, что газета, воскресным приложением к которой является «Неделя», – «Известия» имеет самое непосредственное отношение к этой победе: двадцать один год назад она вступилась за доктора Федорова – поддержала дело, за которое он боролся, предоставив свои страницы специальному корреспонденту «Известий» А. А. Аграновскому. Журналист не оставлял эту тему всю жизнь… На последних листках его последней записной книжки речь идет о перспективе создания в Институте микрохирургии уникальной поликлиники, оснащенной диагностическим конвейером: в специальном кресле, подчиняющемся автоматике, пациент перемещается от прибора к прибору по заданному маршруту – в результате на обследование уходит не 2 дня – 2 часа.

    Журналист, принимавший в этой идее деятельное участие, написал: «…поживем, посмотрим» – именно этими словами заканчивается блокнот. Через шесть дней Аграновского не стало.

    На симпозиуме Федоров сообщил: проект поликлиники готов.

    И вот теперь – во-вторых…

    Строго говоря, Федоров ничего не открыл. Идея искусственного хрусталика витала в воздухе с XVIII века: еще в мемуарах Казановы есть свидетельство о том, что в Дрездене жил офтальмолог Касамата, который придумал изготовлять внутриглазные (специалисты сегодня сказали бы – интраокулярные) линзы из стекла. А еще раньше польский врач Гадиани предложил после удаления катаракты вводить в глаз линзу из горного хрусталя: его обвинили в шарлатанстве, посадили в тюрьму. И первую имплантацию сделал не Федоров, в том числе и у нас в Советском Союзе, – первым имплантировал цейсовскую линзу ныне академик М. М. Краснов. Но начались осложнения, операция, как вы знаете, была признана «антифизиологичной»… Короче, она не пошла… Медицина, знаете ли, «дама» весьма консервативная. И в этом, конечно, она права: все, что касается человека, должно быть сотни и тысячи раз проверено. Но есть консерватизм и консерватизм. Есть осторожность науки, а есть – неприятие нового людьми от науки. В данном случае последнее играло решающую роль.

    От имплантации искусственного хрусталика отказались. Так же, как в свое время отказался от кератотомии ее автор – японский офтальмолог Сато. Федоров же внимательно изучил и ту, и другую методику, нашел им научное объяснение, наконец, модифицировал их, создал новое качество и доказал всему миру необходимость, гуманность, полезность таких операций. Но главная заслуга доктора Федорова перед людьми и Отечеством не в этом. И не в том, что он блестящий хирург. Талантливых врачей – пусть не слишком много, но они есть. И не в том даже, что он прекрасный организатор. Но в том, что не останавливался, искал, шаг за шагом добивался максимального упрощения операции, с тем, чтобы она была доступна каждому врачу, – и вот уже на этом симпозиуме один из докладов делал директор Центра микрохирургии глаза В. В. Яковчук из далекой Ухты. А кроме того, сотрудниками Института микрохирургии глаза были разработаны пакеты прикладных программ по кератотомии и имплантации хрусталика, организованы курсы, где учатся специалисты со всего света, создано свое производство кератопротезов, микрохирургических инструментов, линзы «Спутник» и т. д. (кстати, все это, помимо прочего, приносит государству немалый доход: только в 1985 году с одной из американских фирм подписано соглашение о поставке программ и инструментов на сумму полмиллиона долларов). К чему я все это пишу? Да ради одной простой мысли: в наше время в любой сфере – в медицине особенно – недостаточно быть просто хорошим специалистом. Наше время – может быть, как никакое другое – требует еще и подвижничества. Говоря высоким стилем, работы во имя идеи. Идея же эта проста: все – людям.

    Идея эта требует особого угла зрения – есть в офтальмологии такое понятие.

    Большой угол зрения – редкость. И не только в медицине.

    

    Е. Альбац

    «Неделя», 2–8 июня 1986 г., № 23


Страница источника: 255-262


Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Сателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенациональ...

Федоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическ...

Актуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная...

Восток – Запад 2018  Международная конференция по офтальмологииВосток – Запад 2018 Международная конференция по офтальмологии

«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»

Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Между...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизонты -  2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизон...

Сателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКОСателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКО

VIII Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО)VIII Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО)

XVII Всероссийская школа офтальмологаXVII Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2018 ХVI Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Роговица II. Топография роговицы. Аберрации глаза 2018 Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица II. Топография роговицы. Аберрации глаза 2018 Научн...

 ХV Юбилейный конгресс Российского глаукомного общества ХV Юбилейный конгресс Российского глаукомного общества

Сателлитные симпозиумы в рамках ХV Юбилейного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХV Юбилейного конгресса Росс...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Эндокринная офтальмопатия Научно-практическая конференцияЭндокринная офтальмопатия Научно-практическая конференция

Сателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенациональн...

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Рейтинг@Mail.ru


Open Archives