Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Заключение


1----------

    Актуальность и значимость проблемы кератоконуса в настоящее время значительно возросла. Рост первичной заболеваемости во многих странах мира, молодой и трудоспособный возраст пациентов, ограничения при выборе профессии, связанные со значительным снижением зрения, а также прогрессирующий характер заболевания заставил исследователей совершенствовать методы лечения кератоконуса.

    До недавнего времени на начальных стадиях заболевания широко применяли жесткие контактные газопроницаемые линзы (ЖКЛ), а в далекозашедших стадиях заболевания основным методом лечения кератоконуса являлась сквозная пересадка роговицы. Однако, несмотря на радикальное решение (замена патологически измененной ткани на полноценную донорскую) эта операция может сопровождаться рядом осложнений, таких как травма хрусталика и радужки, повреждение эндотелия, отторжение и помутнение трансплантата, послеоперационный астигматизм. Ношение же ЖКЛ не дает гарантии стабилизации кератоконуса.

    Развитие новых технологий в офтальмологии, таких как интрастромальная кератопластика с применением сегментов или колец и КРК под действием УФ-излучения и рибофлавина позволили перейти на новый уровень в решении проблемы реабилитации больных с кератоконусом.

    За последние 10 лет КРК прочно вошел в клиническую практику во всем мире. На фоне растущего числа публикаций, сообщающих о безопасности и эффективности классической технологии КРК в лечении прогрессирующего кератоконуса, идет разработка вариантов КРК, направленных на повышение безопасности и комфорта пациента путем проведения процедуры без удаления роговичного эпителия. Перспективной представляется техника КРК с использованием фемтолазера, предложенной A. Kanellopoulos в 2009 г. Согласно данной методике раствор рибофлавина вводится в роговичный карман, сформированный фемтосекундным лазером на определенной глубине, с последующим УФ облучением. В клинических исследованиях данной методики КРК с применением ФСЛ были зарегистрированы осложнения в виде отека и облачковидного помутнения передних и средних слоев стромы в центральной зоне роговицы, вызывающих снижение остроты зрения в первые месяцы после процедуры. Обзор литературы по данной теме выявил ограниченное количество работ, в которых бы проводили сравнение экспериментальных и клинических данных, подтверждающих эффективность и безопасность технологии. Учитывая перспективность методики локального (персонализированного) КРК, предложенной проф. С.И. Анисимовым с соавт., при которой происходит облучение преимущественно эктазированного участка роговицы, на современном этапе целесообразна разработка метода циркулярного тоннельного кросслинкинга с фемтолазерным формированием интрастромального кармана для введения фотосенсибилизатора с учетом топографического расположения зоны эктазии.

    Совокупность указанных факторов, а также недостаток информации об отдаленных результатах применения фемтосекундного лазера при КРК обусловили актуальность проведения исследования, цель которого – повышение эффективности и безопасности кросслинкинга у пациентов с прогрессирующим кератоконусом I-II стадии на основе разработки метода циркулярного тоннельного кросслинкинга с фемтолазерным формированием интрастромального кольцевидного тоннеля для введения фотосенсибилизатора с учетом топографического расположения зоны эктазии, при ее расположении вне центральной зоны роговицы.

    Для достижения цели были определены следующие задачи:

    1. Разработать технологию циркулярного тоннельного УФ-кросслинкинга роговичного коллагена с фемтолазерным сопровождением

    2. Исследовать и сравнить иммуногистохимические, электронномикроскопические и биомеханические изменения в роговице после проведения различных вариантов ультрафиолетового кросслинкинга в эксперименте

    3. Сравнить клинико-функциональные результаты лечения прогрессирующего кератоконуса I – II стадии (по классификации Amsler-Krumeich) методами циркулярного тоннельного фемтокросслинкинга и стандартного кросслинкинга роговичного коллагена

    4. Изучить по данным конфокальной микроскопии и оптической когерентной томографии изменения структуры роговицы в облученной и интактной зонах морфологически in vivo

    5. Определить дифференцированные показания для циркулярного тоннельного кросслинкинга с фемтолазерным формированием интрастромального кармана и стандартного УФ-кросслинкинга в лечении пациентов с прогрессирующим кератоконусом I – II стадии.

    Исследования состояли из экспериментальной и клинической частей. Задачами эксперимента являлись оценка морфологических и структурных изменений роговичного коллагена после проведения различных вариантов ультрафиолетового кросслинкинга в норме и при кератоконусе, а также оценка биомеханических свойств роговицы в зависимости от методики кросслинкинга.

    С целью оценки количества и распределения коллагена типа I, II, III, IV и VI стромы роговицы, а также наличия уплотнений пучков коллагена стромы («сшивок»), свидетельствующих о формировании новых ковалентных связей между фибриллами коллагена после проведения кросслинкинга с фемтолазерным формированием интрастромального тоннеля и стандартного кросслинкинга, нами былы выполнены гистоморфологические и иммуногистохимические исследования.

    Проведенные иммуногистохимические исследования роговиц пациентов с кератоконусом показали значительные изменения в качестве всех типов коллагенов в результате деструкции. Так, в роговице с КК количество коллагена типа I, по данным гистоморфометрии, падает до 35 -45% по сравнению с нормой (55%). В результате развития патологического процесса строма роговицы теряет свою ориентацию в волокнах коллагена, которые также скручиваются по своей оси. Другие типы коллагенов стромы также изменяются при КК в количественном и качественном отношении. Так, количество коллагена типа III, IV и VI уменьшается в среднем на 25– 30% по сравнению с нормой, но изменений в их локализации не обнаруживается, что согласуется с данными литературы [43,58,64,74,106,125,151,152].

    Под действием УФ кросслинкинга образуются устойчивые сшивки, в основном между фибриллами I типа коллагена. При проведении кросслинкинга с фемтолазерным формированием тоннеля количество и плотность сшивок увеличивается, что вероятно связано с таргетированной доставкой рибофлавина в строму роговицы и прямой реакцией со стромальным коллагеном и, следовательно, с более эффективным процессом кросслинкинга. Распределение и локализация в роговице различных типов коллагена под действием УФ кросслинкинга не изменяется, а возникающие сшивки концентрируются в основном на коллагене I типа.

    С целью сравнения структуры ткани роговицы после стандартного КРК и фемтокросслинкинга было проведено электронно-микроскопическое исследование состояния ультраструктуры коллагена стромы роговицы кроликов, которое выявило сопоставимые изменения в группах стандартного КРК и фемтокросслинкинга, что говорит об одинаковой эффективности методик. Выявленные изменения в базальной мембране после стандартного КРК свидетельствуют о травматичности этапа удаления эпителия в отличие от методики КРК с введением рибофлавина в стромальный карман, сформированный фемтолазером, которая представляется более безопасной для клинического применения. Факт травматичности деэпителизации роговицы также подтверждает конфокальная микроскопия, которая после стандартного кросслинкинга выявляла уплотненную боуменову мембрану с линейными гипер- и гипорефлексирующими включениями, в отличие от интактной боуменовой мембраны после фемтокросслинкинга.

    Оценка эффективности метода циркулярного тоннельного фемтокросслинкинга на основе анализа биомеханических характеристик роговицы в эксперименте также была задачей данного исследования. С использованием универсальной испытательной машины проведен анализ прочностных характеристик образцов роговицы кроликов, на которых были проведены стандарный КРК, циркулярный тоннельный фемтокросслинкинг, фемтолазерное формирование тоннеля без КРК. При сравнении напряжения при растяжении образцов на 8% установлено различие в деформационных кривых, показывающих зависимость напряжения, приложенного к испытываемому образцу, от удлинения этого образца. Проведенное исследование показало двукратное увеличение силы, необходимой для растяжения образцов, подвергшихся процедуре циркулярного тоннельного фемтокросслинкинга и стандартного КРК. В то же время, само по себе фемтолазерное формирование интрастромального кольцевидного тоннеля без его механического расслаивания не вызвало значимого снижения биомеханической прочности роговицы, что может быть связано с отсутствием этапа инструментального расслаивания и подъема роговичного клапана и сохранением тонких тканевых мостиков [148].

    Проведенное исследование показало, что и циркулярный тоннельный фемтокросслинкинг и стандартный КРК имеют одинаковый биомеханический эффект, что также говорит о равном увеличении ее прочности, произошедшем в результате достижения эффекта УФ-кросслинкинга с формированием новых ковалентных связей между фибриллами коллагена. Фемтолазерное формирование интрастромального кармана не вызывает значимого ухудшения биомеханической стабильности всей роговицы, особенно с учетом того факта, что тоннель в ходе процедуры ЦТФКРК инструментально не расслаивается, поэтому тканевые мостики не разрушаются, а «Декстралинк» вводится под определенным давлением, позволяющим равномерно распределяться в роговичной строме.

    Клинико-функциональные результаты проанализированы на основе хирургического лечения 127 глаз 116 пациентов с прогрессирующим КК 1-2 стадии (по классификации Amsler-Krumeich), которые были разделены на 2 группы по методу проведения КРК.

    В основную группу включены 64 глаза, на которых была проведена процедура ЦТФКРК. Контрольную группу составили 63 глаза, на которых КРК был проведен по стандартной методике со скарификацией эпителия.

    В соответствии со стадиями клинического течения кератоконуса согласно классификации Amsler-Krumeich основная группа была разделена на 2 подгруппы: 1-я подгруппа – 33 глаза (26%) с I стадией кератоконуса; 2-я подгруппа – 31 глаз (24,5%) с КК II стадии. Контрольная группа также была разделена на 2 подгруппы: 1-я подгруппа – 32 глаза (25%) с I стадией, 2-я подгруппа – 31 глаз (24,5%) со II стадией кератоконуса.

    Все операции выполнены одним хирургом, группы были сопоставимы по нозологическим, возрастным, половым характеристикам. Наряду с основным заболеванием у пациентов была выявлена сопутствующая патология со стороны глаза. Основной сопутствующей патологией была миопия средней и высокой степени – у 89 человек (76%), у 22 (20%) была выявлена ПВХРД, которая в ряде случаев требовала предварительного проведения ограничительной лазерной коагуляции сетчатки.

    Всем пациентам был проведен стандартный перечень пред- и послеоперационных исследований. Дополнительно проводили лазерную тиндалеметрию (FС-2000, Kowa), компьютерную кератотопографию (TMS-4,Tomey), включая определение элевационной карты передней и задней поверхностей роговицы (Pentacam), оптическую когерентную томографию (RTVue – 100 CA, Optovue), исследование биомеханических свойств роговицы (ORA) и конфокальную микроскопию (Confoscan – 4).

    В основной группе средняя острота зрения до операции без коррекции в 1 подгрупппе составила 0,22±0,11, с максимальной коррекцией 0,64±0,14, во 2-й подгруппе – 0,11±0,03, с максимальной коррекцией 0,41±0,14. В контрольной группе в 1-й подгруппе исходная НКОЗ составила в среднем 0,2±0,09, а КОЗ в среднем 0,53±0,13, во 2-й подгруппе до операции НКОЗ в среднем составила 0,09±0,02, а КОЗ 0,35±0,11. Среднее значение передне-задней оси глаза в основной группе составило 24,31±1,52 мм, в контрольной – 24,11±1,45 мм, пахиметрия в зоне эктазии – 471,7±37,9 мкм и 485 ± 35,8 мкм соответственно. Средняя плотность эндотелиальных клеток в центральной зоне роговицы на единицу площади в основной группе составляла 2782 ±146 кл/мм², а в контрольной 2634±122 кл/мм². Вязкоэластические свойства роговицы, определяемые анализатором биомеханических свойств роговицы ORA, до операции были прогнозируемо низкими. Корнеальный гистерезис в среднем составлял 7,95±1,09 мм рт. ст. (норма >9,5 мм рт.ст.), фактор резистентности роговицы - 6,56±1,45 мм рт. ст. (норма >10 мм рт.ст.)

    УФ-кросслинкинг выполняли двумя методами. При периферическом расположении верхушки кератоконуса проводили процедуру циркулярного тоннельного КРК с фемтолазерным формированием тоннеля таким образом, что формирование интрастромального тоннеля с последующим облучением ультрафиолетовым светом проходило через вершину конуса. Интрастромальный тоннель формировался на заданной глубине (150 мкм) с минимальным внутренним диаметром 4,0 мм и максимальным внешним 9,0 мм, после чего в радиальном направлении проводился входной разрез длиной 2,0 мм с помощью фемтосекундного лазера IntraLase FS 60 kHz (Advanced Medical Optics). Ось входного надреза зависела от глаза пациента и варьировала от 0° для левого глаза до 180° для правого. Энергия импульса составляла 1,5-1,8 мкДж. Глубина формирования интрастромального тоннеля 150 мкм была выбрана с целью полноценного пропитывания роговичной стромы раствором фотосенсибилизатора посредством пассивной диффузии в выше и нижележащие области от тоннеля, а также для исключения повреждения базальной мембраны эпителия и боуменовой мембраны. Формирование тоннеля внутренним диаметром 4,0 мм и внешним 9,0 мм проводили с захватом наиболее эктазированного участка роговицы, определяемого по кератотопограмме пациента. Кроме того, это было обусловлено техническими возможностями программного обеспечения лазерной установки. В сформированный таким образом тоннель шприцем с тупоконечной канюлей трехкратно вводили раствор «Декстралинк» с интервалом 5 минут в течение 15 минут в количестве 0,5-0,7 мл до проникновения раствора фотосенсибилизатора из входа в тоннель и полного пропитывания стромы в выше и нижележащих областях от сформированного тоннеля. Последующее циркулярное облучение ультрафиолетовым светом длиной волны 375-376 нм и плотностью мощности 3 мВт/см² в течение 30 минут проводили с использованием диафрагмы в виде двух полукруглых сегментов для проецирования УФ облучения на место эктазии и участки роговицы со сниженной ригидностью.

    При центральном расположении вершины эктазии проводили стандартную процедуру КРК, включавшую в себя удаление роговичного эпителия диаметром 9,0 мм с помощью шпателя, инстилляцию раствора «Декстралинк» каждые 5 минут в течение 30 минут, затем облучение ультрафиолетовым светом при стандартных параметрах в течение 30 минут.

    Для УФ облучения использовался аппарат для фототерапии роговицы глаза Evolution производства ООО Трансконтакт (Россия).

    Ранний послеоперационный период у пациентов основной группы характеризовался наличием роговичного синдрома слабой интенсивности (в среднем 1,65±0,65 балла по 4 бальной шкале), который сохранялся в течение первых 12 часов после операции до наступления полной эпителизации. Степень интенсивности и длительности роговичного синдрома у пациентов после стандартной процедуры КРК была большей (в среднем 3,55±0,55 балла, а его купирование происходило в среднем на 3-и сутки после процедуры) в связи с большей площадью деэпителизации и облучения роговичной ткани. Объективно степень воспалительной реакции в послеоперационном периоде в обеих группах оценивали с использованием лазерной тиндалеметрии. В основной группе в раннем послеоперационном периоде поток белка составил 3,62±1,84 ф/мс в передней камере, число клеток – 0,86±1,75 кл/мм³, в контрольной группе 4,5 ± 1,7 ф/мс и 2,5 ± 1,6 кл/мм³ соответственно. Оба показателя находятся в пределах нормальных значений. Показатели контрольной группы несколько превышают средние показатели основной группы, что указывает на большую степень воспалительной реакции в ответ на стандартный КРК с деэпителизацией роговицы в сравнении с циркулярным тоннельным фемтокросслинкингом.

    Динамика остроты зрения в основной и контрольной группах была различна. В послеоперационном периоде в 1-й подгруппе основной группы через 1 месяц не было отмечено достоверного изменения средних показателей НКОЗ и КОЗ по сравнению с дооперационными значениями, в то время как в 1 подгруппе контрольной группы было достоверное снижение средних показателей НКОЗ на 0,09 ± 0,04 и КОЗ на 0,08 ± 0,04 по сравнению с дооперационными значениями, что связано с появлением хейза в центральной зоне роговицы, подвергавшейся облучению, выявляемом при биомикроскопии, и представляющим отек стромы роговицы на месте гибели кератоцитов [180].

    К 12-у месяцу наблюдения в 1 подгруппе основной группы пациентов увеличение НКОЗ составило 0,06 ± 0,02, а увеличение среднего показателя КОЗ по сравнению с его дооперационным значением - 0,09 ± 0,03. В контрольной группе в сроки 12, 24 месяца наблюдали увеличение НКОЗ на 0,07±0,04 и КОЗ на 0,08 ± 0,03 по сравнению с его дооперационным значением. Через 3 года наблюдения НКОЗ в 1 подгруппе основной группы достоверно увеличилась на 0,11 ± 0,02, средний показатель КОЗ в этот срок достоверно увеличился на 0,11 ± 0,05, в контрольной увеличение НКОЗ и КОЗ составило 0,1 ± 0,03 и 0,1 ± 0,04 соответственно.

    Послеоперационная динамика клинико-функциональных показателей у пациентов 2-й подгруппы была сходна с таковой у пациентов 1-й подгруппы. Во 2-й подгруппе основной группы НКОЗ повышалась с 0,11±0,03 до 0,21±0,09 и КОЗ с 0,41±0,14 до 0,53±0,11 через 36 месяцев после операции, а в контрольной группе градиент повышения НКОЗ и КОЗ через 36 месяцев после процедуры составил 0,1±0,04 и 0,12±0,02 соответственно. Повышение показателей НКОЗ и КОЗ к 36 месяцу наблюдения в 1 и 2 подгруппах основной и контрольной групп было схожим, что может быть объяснено равной эффективностью методик и достижением стабилизации процесса КК. Изменение остроты зрения после проведенных циркулярного тоннельного КРК с применением ФСЛ и стандарного КРК связаны с уменьшением преломляющей силы роговицы, улучшением биомеханических свойств и оптимизацией ее поверхности.

    В обеих группах в послеоперационном периоде отмечали уменьшение преломляющей силы роговицы. Данные кератометриии были сопоставимы на протяжении всего срока наблюдения. Уменьшение в 1-й подгруппе основной группы показателей Кмах и Кave через 3 года после операции в среднем составило 2,28 ± 0,4 дптр и 2,1 ± 0,5 дптр, в то время как в 1 подгруппе контрольной группы уменьшение Кмах и Кave через 3 года после операции составило 2,2 ± 0,4 дптр и 2,3 ± 0,6 дптр по сравнению с дооперационными значениями.

    Во 2-й подгруппе основной группы снижение Кмах и Кave по сравнению с дооперационными значениями в среднем составило 2,34 ± 0,8 дптр и 1,93 ± 0,7 дптр, в контрольной – 2,28 ± 0,5 дптр и 2,08 ± 0,7 дптр соответственно. Показатели Кмах и Кave в 1 и 2 подгруппах основной и контрольной групп изменялись в течение 3–х летнего срока наблюдения схожим образом, а именно снижение данных показателей было зафиксировано в течение первых 2-х лет после процедуры, а затем отмечалась стабилизация. Статистически достоверной разницы между показателями Кмах и Кave через 2 и 3 года после КРК выявлено не было.

    Анализ корнеальных статистических индексов SRI и SAI, проведенный до и после КРК у пациентов 1-й подгруппы, выявил постепенное улучшение показателей в течение всего периода наблюдения и через 3 года после операции достоверное уменьшение SRI в среднем составило 0,21 ± 0,09 в основной и 0,25 ± 0,1 в контрольной группах. Уменьшение SAI через 3 года после операции составило в среднем 0,29 ± 0,1 в основной и 0,32 ± 0,09 в контрольной группах по сравнению с дооперационными значениями.

    Во 2 подгруппе уменьшение SRI через 3 года после операции в среднем составило 0,2 ± 0,08 в основной и 0,21 ± 0,05 в контрольной группах. Уменьшение SAI составило в среднем 0,37 ± 0,9 в основной и 0,32 ± 0,07 в контрольной группах по сравнению с дооперационными значениями.

    При изучении биомеханических свойств роговицы у пациентов 1-й подгруппы выявлено статистически значимое повышение данных в основной группе: ФРР с 6,74±1,31 до 8,5±1,25, КГ с 7,9±1,22 до 9,3±1,31 мм рт. ст.; в контрольной группе: ФРР с 6,23±1,21 до 8,1±1,05 и КГ с 7,47±1,09 до 8,9± 1,2 мм рт. ст. через 3 года после процедуры.

    Во 2-й подгруппе основной и контрольной групп анализ биомеханических свойств роговицы выявил статистически значимое повышение в основной группе ФРР с 6,3±0,96 до 7,9±1,17, КГ с 7,31±1,2 до 8,7±1,16 мм рт. ст.; в контрольной группе: ФРР с 5,8±0,8 до 7,7±0,95 и КГ с 7,3±1,02 до 8,73± 1,11 мм рт. ст. через 3 года после процедуры. Повышение величин КГ и ФРР в 1 и 2 подгруппах обеих групп имело одинаковую закономерность, а именно: в течение 12-и месяцев после вмешательства происходило максимальное изменение данных значений, а затем – стабилизация. Это может быть связано с максимальным уплотнением волокон коллагена и, как следствие, с большим увеличением биомеханических свойств роговицы в первый год после процедуры КРК.

    При анализе изменений кератопахиметрических величин у пациентов обеих групп были отмечены одинаковые закономерности. Пахиметрия роговицы в месте облучения незначительно снижалась, что свидетельствовало об уплотнении роговицы и формировании прочных интра- и межфибриллярных связей волокон коллагена. В дальнейшем в течение всего послеоперационного периода отмечали постепенное увеличение толщины роговицы, которая оставалась однако ниже дооперационных значений.

    По данным ОКТ переднего отрезка у пациентов основной и контрольной групп просматривали почти равное увеличение оптической плотности передних отделов стромы роговицы и наличие демаркационной линии через 1 месяц после операции, которая постепенно исчезала к 6 месяцу наблюдения. Через 1 месяц после вмешательства в основной группе средняя глубина расположения демаркационной линии составила 336 ± 21 мкм, в контрольной группе данный показатель составил 329 ± 28 мкм. Статистически значимых различий между данными показателями обнаружено не было (р=0,2351). Полученные результаты согласуются с данными ранее опубликованных работ и указывают на факт успешного выполнения КРК [180].

    Анализ карт подъёма передней поверхности роговицы на аппарате Pentacam с использованием режима сравнения двух исследований у пациентов основной и контрольной групп до и после операции демонстрирует отсутствие значимых различий в зависимости от техники операции, но наличие таковых в зависимости от стадии заболевания. Анализ элевационных карт у пациентов 1-й подгруппы обеих групп через 3 года после операции выявил статистически значимое снижение элевации передней поверхности с 24,4±5,1 до 12,4±3,1 мкм. У пациентов 2-й подгруппы основной и контрольной групп было обнаружено статистически значимое снижение (р=0,024) элевации передней вершины с 32,4±6,7 до 18,7±4,4 мкм.

    По данным конфокальной микроскопии обнаруживали одинаковые изменения у пациентов основной и контрольной групп в передних и средних слоях стромы в пределах глубины 300-350 мкм, задняя строма оставалась без выраженных изменений, визуализировался лишь переход гипоцеллюлярных слоев к слоям с нормальной плотностью кератоцитов, что доказывает безопасность КРК для подлежащих структур глаза. Безопасность обоих методов была подтверждена исследованиями плотности эндотелиальных клеток, достоверного снижения которой не выявляли в послеоперационном периоде, а также вычислением коэффициента безопасности (КБ), который соответствовал нормальным значениям и был больше 1,0 в обеих подгруппах основной и контрольной групп, что свидедельствовало об отсутствии потери строк КОЗ.

    Различия между изменениями гистоморфологической картины роговицы после КРК, выполненного по стандартной методике, и фемтокросслинкингом проявлялись на уровне боуменовой мембраны с изменения которой начинается развитие кератоконуса. После стандартного кросслинкинга выявлялась уплотненная боуменова мембрана с линейными гипер- и гипорефлексирующими включениями, что, по нашему мнению, свидетельствует о травматичности этапа удаления эпителия. Изменений в боуменовой мембране после фемтокросслинкинга выявлено не было. Среди осложнений раннего послеоперационного периода имели место 1 случай (0,78%) кератита бактериальной этиологии и 1 случай (0,78%) длительно незаживающей эрозии роговицы после стандартного КРК, чему способствовала, на наш взгляд, большая площадь деэпителизации и облучения роговицы, а также ношение МКЛ. Само применение МКЛ, по нашему мнению, является фактором риска развития кератита и инфильтратов роговицы при неправильной гигиене при закапывании пациентом капель в послеоперационном периоде на фоне ухудшения оксигенации роговицы и относительно длительного контакта между поверхностью линзы и деэпителизированной роговичной стромой.

    В ходе данного исследования было отмечено 4 случая (3,14% от общего количества глаз) прогрессирования кератоконуса в послеоперационном периоде. В частности, на 2-х глазах (1,57%), перенесших ЦТФКРК, и 2-х (1,57%) после СКРК через 1 год после процедуры имело место повышение показателей Кмах и Кave на 1 дптр и более, которое было расценено как прогрессирование кератэктазии. Во всех 4-х случаях Кмах была более 57 дптр, что вероятно является фактором риска прогрессирования КК и может служить ограничением для выполнения КРК.

    Таким образом, проведенные исследования показали, что циркулярный тоннельный фемтокросслинкинг, выполняемый при периферическом топографическом расположении верхушки эктазии в зоне от 4,0 до 9,0 мм, наравне со стандартной методикой кросслинкинга является эффективным методом стабилизации прогрессирующего кератоконуса I-II стадий по классификации Amsler-Krumeich (1998) при сроке наблюдения 3 года, обеспечивая равное увеличение количества сшивок коллагеновых волокон, улучшение биомеханических свойств роговицы, остроты зрения, уменьшение кератометрических показателей, стабильные данные ПЭК и сопоставимые данные коэффициента безопасности; в то же время циркулярный тоннельный фемтокросслинкинг демонстрирует большую безопасность за счет ускоренного восстановления целостности эпителиального покрова, снижения выраженности роговичного синдрома, уменьшения травматичности и отсутствия механических дефектов поверхности роговичной стромы, что влечет за собой минимизацию риска инфекционных осложнений


Страница источника: 116-129

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru