Online трансляция


Трансляция симпозиумов в рамках Международного офтальмологического конгресса
Белые ночи
Белые ночи
Санкт-Петербург
29 мая - 2 июня 2017 г. Трансляция проводится из двух залов:
Зал «Стрельна»
Зал «Санкт-Петербург»


Международная конференция по офтальмологии
Восток–Запад
Восток–Запад
Уфа
8 - 9 июня 2017 г.

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
№ 21 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
№ 2 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 1 2017
№ 5 2016
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2016
Выпуск 3. 2016
Выпуск 2. 2016
Выпуск 1. 2016
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
№ 3 (29) Июнь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Выполнение операции SMILE после глубокой передней послойной кератопластики


1----------

    
Рис. 1. SMILE (операция удаления рефракционной лентикулы через малый разрез роговицы): a) диаметр лентикулы и диаметр «крышки» были рассчитаны таким образом, чтобы быть размещенными внутри трансплантата с небольшим смещением относительно его центра и в соответствие с расположением зрительной оси; б) на трех верхних фотографиях представлены последовательные этапы работы фемтосекундного лазера при формировании рефракционной лентикулы в строме роговицы. На трех нижних фотографиях – этапы мануального отделения лентикулы и ее удаления через малый разрез роговицы.
Рис. 1. SMILE (операция удаления рефракционной лентикулы через малый разрез роговицы): a) диаметр лентикулы и диаметр «крышки» были рассчитаны таким образом, чтобы быть размещенными внутри трансплантата с небольшим смещением относительно его центра и в соответствие с расположением зрительной оси; б) на трех верхних фотографиях представлены последовательные этапы работы фемтосекундного лазера при формировании рефракционной лентикулы в строме роговицы. На трех нижних фотографиях – этапы мануального отделения лентикулы и ее удаления через малый разрез роговицы.

Рис. 2. Сверху: данные кератотопографических исследований роговицы через 3 мес. после операции показывают существенное улучшение центральной регулярности роговицы с уменьшением выраженности роговичного астигматизма (г) по сравнению со снимком (а) (дооперационная кератотопограмма). 
Анализ изменения толщины роговицы в послеоперационном периоде (д) по сравнению с дооперационными (б) показал ее уменьшение, соответствующее толщине удаленной рефракционной лентикулы.
Исследование элевации задней поверхности роговицы до (в) и после операции (е) не выявили достоверных изменений, что свидетельствует об отсутствии признаков эктазии.
В середине: результаты проведения исследования оптической когерентной томографии переднего отрезка глаза высокого разрешения показали уменьшение центральной толщины роговицы, соответствующее толщине удаленной лентикулы. Оранжевыми стрелками показан ровный профиль интерфейса, соответствующий зоне проведенного удаления лентикулы. Он находится на глубине 110 мкм от поверхности роговицы и расположен над более глубоким интерфейсом – областью операции глубокой передней послойной кератопластики. 
Внизу: реконструкция изображения роговицы, сделанная с помощью конфокального микроскопа через 1 неделю после операции SMILE, позволяет визуализировать гиперрефлекторную зону интерфейса в области удаленной лентикулы. Также отмечается небольшое смещение трансплантата относительно центра роговицы. Признаки воспалительной реакции отсутствуют
Рис. 2. Сверху: данные кератотопографических исследований роговицы через 3 мес. после операции показывают существенное улучшение центральной регулярности роговицы с уменьшением выраженности роговичного астигматизма (г) по сравнению со снимком (а) (дооперационная кератотопограмма). Анализ изменения толщины роговицы в послеоперационном периоде (д) по сравнению с дооперационными (б) показал ее уменьшение, соответствующее толщине удаленной рефракционной лентикулы. Исследование элевации задней поверхности роговицы до (в) и после операции (е) не выявили достоверных изменений, что свидетельствует об отсутствии признаков эктазии. В середине: результаты проведения исследования оптической когерентной томографии переднего отрезка глаза высокого разрешения показали уменьшение центральной толщины роговицы, соответствующее толщине удаленной лентикулы. Оранжевыми стрелками показан ровный профиль интерфейса, соответствующий зоне проведенного удаления лентикулы. Он находится на глубине 110 мкм от поверхности роговицы и расположен над более глубоким интерфейсом – областью операции глубокой передней послойной кератопластики. Внизу: реконструкция изображения роговицы, сделанная с помощью конфокального микроскопа через 1 неделю после операции SMILE, позволяет визуализировать гиперрефлекторную зону интерфейса в области удаленной лентикулы. Также отмечается небольшое смещение трансплантата относительно центра роговицы. Признаки воспалительной реакции отсутствуют
Рефракционное удаление лентикулы с помощью фемтосекундного лазера – это инновационный метод коррекции миопии и миопического астигматизма. Технология SMILE является одним из вариантов данной операции, не требует выкраивания роговичного клапана и позволяет удалять сформированную лазером лентикулу через маленький разрез. Эффективность, предсказуемость и безопасность данной процедуры, по данным ряда авторов, не отличается от операции ФемтоЛАЗИК.

    Аметропии, а особенно высокий простой или сложный миопический астигматизм – наиболее частое рефракционное осложнение глубокой передней послойной кератопластики, которое существенно снижает качество зрения пациента, особенно в тех случаях, когда рефракционные нарушения не могут быть откорригированы очками из-за анизометропии или контактными линзами при их непереносимости. Для этой цели возможно проведение стандартных кераторефракционных операций для устранения оптических нарушений (таких как ФРК без или с применением митомицина С или ЛАЗИК), однако они в отдаленной перспективе нередко сопровождаются осложнениями, такими как развитие субэпителиальной фиброплазии после фоторефрактивной кератэктомии или эктазии роговицы после ЛАЗИК. Выполнение послабляющих разрезов, в частности, дугообразных, вероятно, является одним из наиболее часто применяемых методов для коррекции высокого астигматизма после кератопластики. Использование фемтосекундного лазера для выполнения послабляющих разрезов может стать популярной альтернативой их мануальному выполнению благодаря высокой предсказуемости выполнения разрезов с более высокой точностью и безопасностью. Однако данная процедура проводится только для коррекции посткератопластического астигматизма и не позволяет устранять другие виды рефракционных нарушений. В данном клиническом примере авторы представляют опыт выполнения операции SMILE для лечения сложного миопического астигматизма после глубокой передней послойной кератопластики.

    Клинический случай

    Тридцатидевятилетняя пациентка, которая в 2008 г. перенесла глубокую переднюю послойную кератопластику на правом глазу по поводу развитого кератоконуса, предъявляла жалобы на низкое зрение, обусловленное наличием сложного миопического астигматизма, не корригируемого очками из-за анизометропии. На левом глазу у нее также был диагностирован кератоконус с непереносимостью коррекции жесткими контактными линзами. Максимально корригированная острота зрения правого глаза составляла 20/100 (со сферической коррекцией –6,0 дптр и цилиндром –6,0 дптр по оси 50°), левого глаза – 20/50 (со сферической коррекцией –1,0 дптр и цилиндром –2,0 дптр по оси 125°). Операция SMILE была выполнена на офтальмохирургической платформе Visumax (Carl Zeiss Meditec AG, Jena, Германия) на правом глазу с целью уменьшения сфероэквивалента рефракции до параметров левого глаза, что сделало бы переносимой очковую коррекцию. Было получено информированное согласие пациента. Пациентке было проведено комплексное обследование правого глаза, которое выявило регулярную топографию центральной зоны роговицы и достаточную центральную толщину роговицы (565 мкм).

    Операция выполнялась опытным хирургом. Параметры вмешательства: энергия лазерного излучения – 150 mJ, дистанция между соседними точками фокусировки лазера в роговице – 4 мкм. Несмотря на то, что у пациентки отмечалось небольшое смещение трансплантата в верхне-назальном направлении, центровка операции SMILE осуществлялась не по центру трансплантата, а по зрительной оси. Был выбран диаметр удаляемой лентикулы в 5,2 мм, диаметр клапана 6,2 мм, максимальная толщина лентикулы составила 96 мкм, толщина клапана 110 мкм. Для коррекции были выбраны следующие параметры: sph –4,5 дптр, cyl –4,0 дптр ax 50°. Для удаления лентикулы в верхне-темпоральной зоне был сформирован дугообразный доступ длиной 3,25 мм (длиной 60° окружности). После завершения работы лазера было произведено удаление рефракционной лентикулы: она была отсепарована тупым путем с помощью шпателя и удалена с помощью зубчатого пинцета (рис. 1).

    Послеоперационное медикаментозное ведение включало назначение антибиотиков и стероидных противовоспалительных препаратов. В рамках обследования проводили оценку некорригированной и корригированной остроты зрения вдаль, томографическое исследование роговицы на приборе Pentacam (Oculus Optik-gerate, Wetzlar, Germany), оптическую когерентную томографию переднего отрезка глаза (Optovue, Inc., Fremont, CA) и конфокальную микроскопию роговицы (HRT III; Heidelberg Engineering GMBH, Heidelberg, Германия) в сроки 1 неделя, 1 и 3 мес. после операции. Операция и послеоперационный период протекали без особенностей, пациентка жаловалась на незначительный дискомфорт и затуманенное зрение в оперированном глазу в 1-е сутки. Не было выявлено ни выраженной воспалительной реакции, ни признаков отторжения трансплантата, ни помутнения в зоне оперативного вмешательства. Через 1 неделю после операции некорригированная острота зрения увеличилась с 20/400 (до операции) до 20/100, корригированная острота зрения возросла с 20/100 (до операции) до 20/40. Остаточная рефракция составила: sph –1,5 дптр cyl –3,0 дптр ax 50° и сохранялась стабильной на протяжении всего периода наблюдений. Анализ кератотопографических изменений (рис. 2) показал восстановление регулярности центральной зоны роговицы со снижением выраженности роговичного астигматизма. Уменьшение толщины роговицы соответствовало толщине удаленной рефракционной лентикулы, анализ элевации задней поверхности роговицы не выявил существенной динамики. Исследование центральной зоны роговицы с помощью конфокальной микроскопии, проведенное через 1 неделю после операции, показало слабый отек стромы и небольшую активацию кератоцитов (рис. 2), уже не визуализируемые через 3 мес. после операции. Единственными изменениями морфологии роговицы, определяемыми на этом сроке, было снижение плотности кератоцитов в передних слоях стромы. Оптическая когерентная томография, проведенная через 3 мес. после операции, показала наличие двух интерфейсов: первый на глубине 110 мкм от поверхности – зона операции SMILE и второй, расположенный перед десцеметовой мембраной – последствие операции глубокой передней послойной кератопластики (рис. 2). Поскольку зрительные функции были стабильными, пациентке была подобрана очковая коррекция.

    Обсуждение

    Низкая предсказуемость рефракционного результата после кератопластики является причиной анизометропии и серьезно нарушает бинокулярное зрение пациента. Переносимость остаточных посткератопластических рефракционных нарушений зависит от зрительных функций парного глаза, сохранения или отсутствия бинокулярного зрения, образа жизни пациента и его ожиданий. Применение фототерапевтической кератэктомии для коррекции посткератопластической аметропии сопровождается риском развития субэпителиальной фиброплазии и регрессом рефракционного эффекта.

    ЛАЗИК имеет неоспоримые преимущества перед ФРК, но может привести к развитию кератэктазии или нейротрофической эпителиопатии с признаками нарушения слезообразования, особенно после кератопластики, когда у пациентов исходно имеется нарушение биомеханики и иннервации роговицы.

    Кроме того, любые процедуры на роговице, сопровождающиеся воздействием эксимерного лазера, не могут исключить развитие стромальной воспалительной реакции, которая несет потенциальный риск отторжения трансплантата после кератопластики.

    В данной статье представлен первый клинический опыт выполнения операции SMILE для устранения симметричного миопического астигматизма после передней глубокой послойной кератопластики. Наши результаты показывают, что данная процедура, не требующая формирования роговичного клапана, является миниинвазивной, может быть успешно применена для этой цели.

    Несмотря на непродолжительный период послеоперационного наблюдения, нами было отмечено несколько преимуществ данной технологии: пациентка не испытывала никакого дискомфорта после вмешательства, у нее не было отмечено ни признаков отторжения трансплантата, ни фиброплазии, ни симптомов «сухого» глаза. Поскольку рефракционные процедуры, сопровождающиеся удалением роговичной ткани, имеют риск развития эктазии, мы уделили этому аспекту отдельное внимание и нами не было отмечено развития признаков эктазии после проведенной операции. Оптическая когерентная томография переднего отрезка глаза продемонстрировала правильную центровку зоны операции относительно зрительной оси несмотря на то, что у пациентки отмечалось небольшое смещение трансплантата (рис. 2).

    Небольшая недокоррекция астигматизма, отмеченная в нашем клиническом случае, может свидетельствовать о более низкой предсказуемости рефракционного эффекта операции SMILE при ее выполнении после кератопластики, обусловленное неравномерным натяжением коллагеновых волокон в трансплантате и нерегулярностью поверхности роговицы в отличие от интактных глаз.

    Данный материал представляет альтернативный путь коррекции посткератопластических рефракционных нарушений в виде выполнения операции SMILE, обладающей рядом преимуществ перед более инвазивными вмешательствами. Несомненно, более длительный период наблюдений может продемонстрировать развитие осложнений, которые могут ограничить применение данной технологии при коррекции посткератопластических рефракционных нарушений, таких как отторжение трансплантата, патологическое рубцевание или эктазия. Это актуализирует проведение более масштабных исследований с более длительным периодом наблюдений.

    

    L. Mastropasquа, R.Calienno, M.Lanzin et al. Small Incision Lenticule Extraction After Deep Anterior Lamellar Keratoplst // J. Refract. Surg. – 2015. – Vol. 31. – P. 634–637.


Страница источника: 24 - 28

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru