Online трансляция


Научно-практическая конференция с международным участием
Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий
Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий
Москва. Гостиница Holiday Inn Sokolniki
4 февраля 2017 г.



15-я Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием
Современные технологии лечения витреоретинальной патологии
Современные технологии лечения витреоретинальной патологии
Сочи, 16-17 марта 2017
Официальный сайт

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 22 2016
№ 21 2016
№ 20 2015
№ 19 2015
№ 18 2015
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
№ 1 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
№ 1 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 4 2016
№ 3 2016
№ 2 2016
№ 1 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 5 2016
№ 4 2016
№ 3 2016
№ 2 2016
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2016
Выпуск 3. 2016
Выпуск 2. 2016
Выпуск 1. 2016
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
№ 3 (29) Июнь 2016
№ 2 (28) Апрель 2016
№ 1 (27) Март 2016
....


Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Клинический раздел исследований


1----------

     Разработка новой технологии микроинвазивной лазерной хирургии катаракты с использованием двух разноцелевых лазерных излучений

    Обобщение опыта работы в клинике с базовой отечественной технологией ЛЭК выявилоосновные пути необходимого совершенствования лазерной хирургии катаракты. В дизайне предложенной нами новой хирургической микроинвазивной бимануальной методики лазерной экстракции катаракты с излучением Nd-YAG 1,44 мкм следует отметить изменение трех основных позиций, отличающих ее от исходного базового варианта операции в соответствии с современными требованиями офтальмохирургии.

    Первая позиция изменений: переход от роговичных разрезов 2,75 мми 1,0 мм к формированию двух равнозначных доступов шириной 1,8 мм, не требующих наложения швов. Данное решение исходило из оценки эргономики существующей операции и недостатков в технологическом процессе разрушения хрусталика, вымывания эпинуклеуса и последующего введения ИОЛ. В базовой технологии первую часть энергетического воздействия хирург выполняет ведущей рукой лазерным наконечником, введенным через меньший разрез 1,0 мм, находящийся справа. На ответственном завершающем этапе возникает неудобство с имплантацией ИОЛ, которую нужно выполнить через доступ 2,75 мм, находящийся слева (на первом этапе там располагался ирригационно-аспирационный наконечник). В новой технологии наличие двух равноразмерных разрезов по 1.8 мм избавляет хирурга от необходимости вводить ИОЛ левой рукой, позволяет проводить имплантацию всех современных моделей линз с помощью инжекторов в любом положении ведущей рукой хирурга через любой операционный доступ. Два равноразмерных прокола в роговой оболочке у лимба с расстоянием по дуге окружности в 90° препятствуют индукции аметропии, обеспечивают рациональную эргономику технологического процесса.

    Микроинвазивность операции лазерной экстракции катаракты поддерживается новым конструктивным исполнением наконечников, способствующих деликатности хирургических манипуляций.

    Вторая позиция совершенствования технологии: изменение пространственной геометрии лазерных и гидродинамических воздействий в полости глаза путем отделения ирригации от аспирации и перемещения ее коаксиально лазерному световоду из кварц-кварцевого волокна. Аспирация осуществляется в другой рукоятке, оснащенной кварцевым капилляром. В результате исключается встречность двух разнонаправленных потоков жидкости (ирригации и аспирации), создающих вихревые турбуленции в полости глаза, поддерживающих хаотичное перемещение фрагментов хрусталика, увеличивающих стрессовую нагрузку на цинновы связки, капсулу хрусталика и цилиарное тело. Встречные турбулентные потоки жидкости с частицами хрусталиковых масс в начале операции травматичны для роговицы, а на этапе удаления последних фрагментов ядра хрусталика провоцируют присасывание задней капсулы к аспирационному отверстию.

    Сформированный линейный профиль движения жидкости от одного наконечника к другому увеличивает не только эффективность, но и безопасность хирургической процедуры. Уменьшился расход ирригационного раствора, вискоэластика, дистанция нерационального перемещенияхрусталиковых масс и время операции. Устраненывнутренние силы трения, сталашире рабочая область ирригации, что позволяет сократить объем движений наконечников в полости глаза. Целесообразность предложенного подхода находит также подтверждение в математических расчетах А.В. Бубнова (1988), показавших, что совмещение ирригации с аспирацией в одном наконечнике увеличивает скорость перемещения жидкости в 8-10 раз, а также время операции и объем ирригационного раствора, формирует вихревые линии движения с высокими значениями напряжения трения, смывающими клетки с задней поверхности роговицы.

    Математическое моделирование процесса циркуляции жидкости в передней камере глаза при совмещенной ирригации с аспирацией на примере ультразвуковой факоэмульсификации, выполненное Б.Э.Малюгиным (2002), показало, что наиболее опасными для заднего эпителия роговицы являются именно вихревые составляющие, когда вектор скорости имеет компонент, направленный вдоль задней поверхности роговицы.

    Третья позиция изменений в нашей методике лазерной экстракции катаракты: введение низкоинтенсивного гелий-неонового лазера в режиме интраоперационной эндобиостимуляции. Красное излучение гелий-неон-лазера в процессе операции выполняет три взаимно связанные функции: биостимулятора, осуществляющего профилактику послеоперационных воспалительных и дистрофических процессов за счет активации клеточной регенерации, а также светового маркера, окрашивающего бесцветное излучение лазера эндодиссектора и трансиллюминатора в глубине кратера, образующегося в процессе разрушения ядра хрусталика. Следует отметить, что в первых моделях лазерной машины «Ракот», гелий-неоновый лазер с минимальными параметрами был введен с единственной целью визуализации невидимого разрушающего излучения Nd-YAG лазера 1,44 мкм. При этом эндоокулярное воздействие гелий-неонового лазера на внутренние структуры глаза в качестве биостимулирующего агента в катарактальной хирургии никогда не подвергалось анализу.

    Режим интраоперационной биостимуляции тканей глаза введен с учетом экспериментально и клинически обоснованных допустимых параметров воздействия стимулирующего излучения He-Ne лазера 0,63мкм на биологические ткани (А.Д. Семенов, Д.А. Магарамов, Л.В. Сумская, О.Б. Ченцова и др., 1987; М.В. Супова, Н.Ю. Глинская, О.В. Трунова, Н.С. Смирнова, 1995; В.Г., Ульданов,А.Г. Щуко, В.З. Пьянков, 1996). Учитывая эндоокулярное расположение источника излучения а также профилактическую направленность биологического воздействия, был выбран режимработы с выходной мощностью 2 мВт, с плотностьюмощности потока 50 мкВт/см² Эффективность и безопасность данного режима подтверждена экспериментально в настоящем исследовании.

    Математическое моделирование ирригационно-аспирационных параметров микроинвазивной лазерной экстракции катаракты в новых условиях уменьшения роговичных доступов и разделения встречных потоков жидкости (ирригации и аспирации) выполнено в экспериментально-техническом производстве ФГБУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н.Федорова» под руководством заместителя директора И.А. Латыпова.

    Уменьшение роговичных доступов потребовало, прежде всего, решения основных задач - обеспечения процесса операции достаточным объемом ирригации и соразмерным отводом жидкости вместе с фрагментированным материалом хрусталика для поддержания уровня передней камеры. При математическом моделировании ирригации, расположенной в одном наконечнике с лазерным световодом,был определен необходимый параметр внутреннего диаметра канала ирригации. Он равен 1,6 мм. Площадь поперечного сечения внутренней полости микроинвазивного ирригационного рукава из силикона равна 2,0096 мм² . За вычетом площади поперечного сечения лазерного световода, расположенного в металлической трубке внутри ирригационного канала, площадь поперечного сечения канала для ирригации равна 1,5 мм² .

    Сечение ирригационного просвета в новой технологии по сравнению с методикой базовой ЛЭК, имеющей роговичныйдоступ 2,75мм, уменьшилось в 2,73 раза. По уравнению Торичелли, которое справедливо применяется в тех случаях, когда отверстие, через которое оттекает жидкость, намного меньше размера канала подачи жидкости, рассчитали объемы ирригации за единицу времени при уменьшении сечения канала ирригации и оптимальную высоту ирригационной емкости, которая должна быть равна 1,2 м. Увеличение высоты подъема емкости составляет 20 см по сравнению с методикой, когда ирригация была совмещена с аспирацией в наконечнике с наружным сечением 2,75 мм.

    Экспериментальные исследования показали, что при уменьшении калибра аспирационного инструмента необходимо увеличить энергетическое воздействие для дополнительного измельчения фрагментов хрусталикового вещества. В итоге предварительных расчетов размер внутреннего сечения аспирационного кварцевого капилляра был определен с учетом среднего размера хрусталиковых фрагментов, при которых не возникает обтурации внутреннего просвета аспирационного канала и можно больше не увеличивать расходылазерной энергии на дробление удаляемого материала. Для сохранения баланса между ирригацией и аспирацией потребовалось уменьшение аспирационного потока в 2,4 раза.

    С помощью выполненного математического моделирования нового дизайна пространственной геометрии при совмещении одновременно происходящих процессов подачи энергии, ирригационной жидкости, отведения продуктов распада хрусталика и внесенного физиологического раствора, было определено оптимальное сочетание внешних и внутренних параметров рабочих частей наконечников для соответствия двум хирургическим доступам шириной 1,8 мм в лимбальной зоне роговицы под прямым углом друг к другу. Внутреннее сечение канала ирригации 1,6 мм совмещено с лазерным световодом, имеющим диаметр 0,8 мм, просвет аспирационного канала 1,15 мм.

    На основании апробации этапов операции в условиях эксперимента на свиных изолированных глазах было показано, что стабильность передней камеры глаза в данных условиях обеспечивает уровень вакуума 70 ммрт.ст. при использовании энергии 200 мДж на первом этапе операции, когда разрушается плотное вещество хрусталика и 140 мм рт. ст. в сочетании с энергией 100 мДж на втором этапе операции, когда можно ускорить процесс аспирации при удалении мягких фрагментов.

    Опытным путем было определено, что при проведении микроинвазивной операции расходуется меньшее количество физиологического раствора. Объем ирригационной жидкости, расходуемойв 1 минуту для ЛЭК составляет 28,4±1,3 мл, а длямЛЭК 21,6±1,2 мл, (р<0,05). Отмечены оптимальные параметры лазерного излучения эндодиссектора Nd-YAGлазера с длиной волны 1,44 мкм в пределах энергии импульса от 100 до 300 мДж. Длительность импульса составляет 250 мсек, частотаследования импульсов10-30 Гц, мощность до 5 Вт.

     Материал и методы клинических исследований

    Клинические исследования базировались на анализе функционального состояния 528 глаз после проведения энергетической хирургии катаракты, взятых методом последовательной выборки из большого материала клиники ФГБУ «МНТК МГ им. акад. С. Н. Федорова», обеспечивая однородность изучаемых групп по двум основным факторам: по возрасту (более 65 лет) и по степени плотности ядра хрусталика (средняя и высокая степень плотности с полным помутнением вещества хрусталика). Все операции завершались имплантацией эластичных ИОЛ внутрикапсульной фиксации (AcrySof Natural SN60AT; PhysIOL micro AY; HOYA AF-1 iMics1 NY-60). Из сопутствующих заболеваний отмечены ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь. Пациенты с диабетом из выборки исключены. Все операции выполнены одним хирургом –автором настоящей работы.

    В зависимости от метода проведения экстракции катаракты были сформированы 3 группы исследования, из которых одна является основной, две другие – группы сравнения (контрольные группы). Такая компоновка клинического материала позволила провести научное сравнение нового, усовершенствованного метода микроинвазивной лазерной экстракции катаракты (мЛЭК) как с предшествовавшим базовым вариантом лазерной экстракции катаракты (ЛЭК), так и с ультразвуковой микроинвазивной факоэмульсификацией катаракты (мФЭК), которая в настоящее время широко используется в клинической практике.

    Основная – 1-ая группа исследования: 148 пациентов, 148 глаз, оперированных с 2010 по 2013 гг. по новой, разработанной нами методике микроинвазивной лазерной экстракции катаракты (мЛЭК) с двумя равными операционными доступами по 1,8 мми двумя видами лазерного излучения: эндодиссектора Nd-YAGс длиной волны 1,44 мкм и He-Ne лазера 0,63мкм. Возраст пациентов от 65 до 89 лет, в среднем (71±7). Мужчин -68 (46%), женщин -80 (54%).

    2-ая группа исследования – контрольная: 172 пациента, 176 глаз, оперированных по базовой технологии ЛЭК,практикующейся с 1997 года в МНТК «МГ им. акад. С. Н. Федорова», с Nd-YAG лазером 1,44 мкм и операционными доступами 2,75 мм и 1,0 мм. Последовательная выборка из материала более 5500 операций за период с 1999 по 2009 годы. Возраст пациентов от 65 до 95 лет, в среднем(69±8). Мужчин -74 (43,1%), женщин -98 (56,9%).

    3-я группа исследования – контрольная: 198 пациентов, 204 глаза, оперированных методом микроинвазивной ультразвуковой факоэмульсификации (мФЭК), 40% мощности ультразвука с операционным доступом 1,8 мм за период с 2010 по 2013 годы, возраст от 66 до 88 лет, в среднем (70±8). Мужчин -82 (41.4%), женщин 116 -(58.6%).

    Корректность сравнений обеспечена сходством группнаблюдения по возрастному и гендерному составу, а также по степени плотности ядра хрусталика и типу катаракты(табл. 1). Во всех группах исследования были пациенты только со средней и с высокой плотностью ядра.

    Для изучения исходного состояния глаз и послеоперационных результатов лечебного процесса с использованием энергетических методов удаления хрусталика использовали общепринятые диагностические методы исследования.

    Оценку энергетических затрат и расхода ирригационной жидкости в ходе удаления катаракты проводили в условиях операционного блока.

    Уровень лазерной энергии и мощности ультразвука определяли по показаниям приборов вместе со значениями времениактивной работы лазера и ультразвука. Ирригационный объем (V мл) оценивали по разнице массы ирригационной бутыли в начале и конце операции, объем аспирационной жидкости (v мл) рассчитывали по разнице массы аспирационных кассет или емкостей в конце операции по сравнению с начальными данными. За миллилитр затраченного объема BSS принимали 1 грамм массы раствора. Непродуктивную потерю раствора, связанную с фильтрацией раны и заполнением ирригационно-аспирационных инструментов высчитывали по разнице ирригационного и аспирационного объемов (V-v мл).

    Сравнительные результаты проведенных клинических исследований

    Энергетические параметрыизлучения во всех случаях коррелировали со степенью плотности ядра и были достаточными для его разрушения. В 1-ойгруппе мЛЭК и 2-ойгруппе ЛЭК эти показатели при удалении катаракт средней плотности были практически одинаковыми (табл. 2). Время работы лазера в среднем на 7±2 секунды меньше, что статистически не значимо. При этом расход ирригационного раствора и количество аспирата при мЛЭК уменьшились в 1,5 раза (р<0,05) за счет оптимизации геометрии гидродинамических процессов.

    Для мЛЭК в сравнении с ЛЭК также было характерно снижение непродуктивной потери жидкости в 1,4 раза, что статистически значимо (р<0,05).

    Оценка расхода ирригационной жидкости при удалении катаракт высокой степени плотности показала, что в процессе мЛЭК используется в 1,5 раза большее количество физиологического раствора (219 ± 54), чем послемФЭК (145 ±23 мл), различия значимы (р<0,01). Это связано с тем, что в лазерной технологии нет этапа мануальной фрагментации ядра хрусталика и весь процесс дробления проходит под действием энергии лазера при включенной ирригации.Тем не менее, частота отеков роговицы (0,7%) и транзиторная гипертензия (1,35%) в основной группе с использованием лазерной энергии отмечались реже, чем в группах ЛЭК и мФЭК (1,5% и 2,9%) соответственно.

    По той же причине время работы лазера в секундах в ходе удаления катаракты средней плотности при мЛЭК (115 ± 35) в 3 раза больше, чем время работы ультразвука при мФЭК (37 ±19),(р< 0,05). При этом время работы лазера при мЛЭК и ЛЭК сопоставимо, различия статистически не значимы.

    Несмотря на то, что время работы лазера в ходе удаления катаракты при мЛЭК в 3 раза больше, чем время работы ультразвука при мФЭК, при этом потеря клеток ЗЭР в лазерной хирургии в 2 раза меньше, чем в ультразвуковой. Полученные данные убедительно свидетельствуют о существенно большей безопасности предложенной нами микроинвазивной лазерной экстракции катаракты в сравнении с микроинвазивной ультразвуковой факоэмульсификацией.

    На удаление катаракты высокой плотности в сравнении с катарактой средней плотности требуется увеличение времени работы лазера при мЛЭК на 19,5%, а время работы ультразвука при мФЭК должно увеличиться на 45,5%.Это говорит о том, чтоэффективность работы лазерной энергии при разрушении катаракт высокой плотности в 2 раза выше в сравнении с ультразвуком.

    Во время операции во всех группах наблюдения не было серьезных осложнений, которые привели бы к снижению функционального результата.

    При выполнении микроинвазивной лазерной экстракции катаракты (мЛЭК) отмечено меньшее количество осложнений, чем при базовой ЛЭК: 4,7% и 6,2% соответственно. При этомнужно отметить, что лазерные операции в двух группах наблюдения проходили с меньшим количеством осложнений по сравнению с ультразвуковой факоэмульсификацией (8,8%).

    В клинической оценке изученных методов катарактальной хирургии следует выделить показатели увеличения толщины роговицы и количество потери клеток заднего эпителия роговицы(табл. 3).

    В раннем послеоперационном периоде измерение толщины роговицы в центре позволяет характеризовать степень гидратации стромы в результате энергетического воздействия и судить о проницаемости и нарушении барьерной функции клеток заднего эпителия роговицы и десцеметовой мембраны. При сравнительной оценке результатов кератопахиметрических исследований у пациентов после микроинвазивной лазерной экстракции катаракты (мЛЭК), отмечено значительное, в 2,5 раза меньшее увеличение толщины роговицы Δ(8,5±0,7) по сравнению с данными после микроинвазивной ультразвуковой операции (мФЭК) Δ(21,6±0,9), при этом отличие является статистически значимым (р<0,05). К моменту выписки из стационара после операции отек стромы роговицы клинически уже не определялся, в то время, как по данным кератопахиметрии утолщение роговицы в центре еще регистрировалось. Полученные данные могут объяснять ранние отклонения в оценке рефракции глаза, которые восстанавливаются к месяцу после операции. Между группами лазерной микроинвазивной и исходной базовой ЛЭК различия не являлись достоверными.

    После микроинвазивной лазерной экстракции катаракты мЛЭК процент потери клеток ЗЭР составил к 1 месяцу 2,2±0.3% при катарактах средней степени плотности и 3,8±0.4% на глазах с высокой плотностью ядра, что меньше в 1,7 раза в сравнении с микроинвазивной ультразвуковой факоэмульсификацией мФЭК (р<0,05).

    При сравнении уровняпотери клеток ЗЭРв группах наблюденияпосле удаления катаракты с плотными ядрами хрусталиков было отмечено, что убыль клетокпосле мЛЭК к 12месяцам достигала в среднем 5,6±0,2%, что в 1,8 раза меньше показателя потери клеток после микроинвазивной ультразвуковой факоэмульсификации (10,2±0,3%). Различия показателей статистически значимы(р<0,05).

    Эхобиометрическая картина толщины цилиарного тела возвращалась к исходным параметрам через 15-18 дней после мЛЭК, через 20-25 дней после ЛЭК и через 80-90 дней после мФЭК. Грубого отрицательного влияния лазерной, или ультразвуковой энергии на структуру цилиарного тела по эхобиомикроскопическим признакам ни в одном случае не было отмечено.

    Изменения гидродинамики глаза после операции вызваны общехирургической травмой на фоне разгерметизации глаза, воздействием энергии и ирригационной жидкости в процессе операции, а в послеоперационном периоде коррекцию гидродинамики поддерживает изменившийся анатомический статус глаза: углубление передней камеры и подвижность радужки.

    Общая тенденция изменений гидродинамики глаза в результате энергетической хирургии катаракты проявлялась резким подъемом истинного внутриглазного давления в 1-2 сутки после операции и постепенным падением близко к исходному уровню в конце первого месяца (рис. 2), но стабилизации гидродинамики в этот период еще не отмечалось.

    Дальнейшее медленное незначительное снижение уровня истинного внутриглазного давления продолжалосьвплоть до 1-1,5 лет наблюдения.

    Наряду с данной общей закономерностью изменений гидродинамики, выявлены и отличительные показатели в группах наблюдения. Они характеризуются меньшей степенью гидродинамических расстройств при использовании лазерной энергии в сравнении с ультразвуковой. Это выражается меньшей высотой подъема ВГД в первые дни после операции и меньшим уровнем падениядавления в отдаленные сроки.

    После мЛЭК истинное внутриглазное давление в раннем послеоперационном периоде в 1-2 сутки поднялось на 10,6% в подгруппе катаракт средней плотности и на 23,5% в подгруппе катаракт высокой плотности, после ЛЭК соответственно на 12,8% и 30,0%. После ультразвуковой мФЭК скачок подъема ВГД был в 2 раза больше, чем после мЛЭК (на 19,2% в подгруппе катаракт средней плотности и на 51,6% в подгруппе катаракт высокой плотности).

    В отдаленные сроки, через 1,5 года, произошло падение истинного ВГД относительно дооперационного уровня после мЛЭК на 4,2% в подгруппе катаракт средней плотности и на 6,3% в подгруппе катаракт высокой плотности, после ЛЭК соответственно на 6,4% и 8,0%. После ультразвуковой мФЭК в подгруппе катаракт средней плотности падение ВГД было в 2 раза больше, чем после мЛЭК (на 8,6%), а в подгруппе катаракт высокой плотности в 2,6 раза больше, чем после мЛЭК(на 16,7%).

    Можно выделить несколько факторов, объясняющих меньшую травму цилиарного тела в процессе операции при использовании лазерной энергии. Прежде всего, это локальное воздействие энергии, строго ограниченное высоким коэффициентом поглощения ее водой. Энергия не выходит за пределы капсулыхрусталика.

    Безусловно, имеет значение и более физиологичная технология лазерного хирургического процесса. Разрушение катаракты выполняется в виде кратера от центра к периферии. На начальном этапе, когда используется высокий уровень энергии в самой плотной центральной части, радужка и цилиарное тело экранированы сохранным периферическим ободком хрусталика, который удерживает форму капсульного мешка, предотвращает подвижность задней капсулы. Следовательно, исключаются (или минимизируются) тракции цинновой связки и цилиарного тела, нет нагрузки, провоцирующей отрыв волокон циркулярной связки. Этот фактор нельзя не учитывать при проведении операций у пациентов старшей возрастной группы, когда исходно уже имеется несостоятельность волокон цинновой связки, нарушение стабильности иридохрусталиковой диафрагмы. В данном исследовании все пациенты были в возрасте 65-89 лет.

    Для лазерной диссекции периферических фрагментов используется вдвое меньший уровень энергии, работающей не далее 200 мкм от торца световода, не достигающей цилиарного тела. Об этом свидетельствуют и приведенные нами результаты физического эксперимента и электронной микроскопии. Кроме того, два наконечника в бимануальной лазерной хирургии не являются режущими инструментами. Они едва касаются поверхности хрусталика, не оказывают давления и натяжения связочного аппарата и цилиарного тела.

    Надо отметить, что показатели внутриглазного давления коррелируют с результатами УБМ цилиарного тела. Повышение влагопродукции в раннем послеоперационном периоде может быть обусловлено ответной реакцией увеличенного, отечного цилиарного тела. Наиболее показательна подгруппа глаз с плотными и бурыми катарактами, где отмечено максимальное увеличение размеров цилиарного тела, по сравнению с исходными данными. Это объясняется тем, что при удалении катарактс высокой плотностью ядра увеличивается время воздействия всех негативных факторов, глаз испытывает максимальную нагрузку. При мФЭК дополнительным отрицательным фактором является давлениефаконаконечника на хрусталик, оказывающее микротракционное воздействие на цилиарное тело также как и перемещение крупных фрагментов на подвижной задней капсуле в результатеранней фрагментации всего ядра хрусталика. Кроме того, водная среда вокруг хрусталика является хорошим проводником энергии ультразвука к внутриглазным структурам.

    Снижение индуцированного астигматизма в группе мЛЭК до минимального значенияпроизошло через 2 недели, а в группах ЛЭК и мФЭК через 1 месяцпосле хирургического вмешательства.

    Показатели остроты зрения между группами мЛЭК и мФЭК, имевшими сходные размеры операционных разрезов роговицы не имели статистически значимых отличий. Стабилизация зрительных функций в группе пациентов с мЛЭК в сравнении с ЛЭК происходила в более ранние сроки по причине меньшей ширины операционных доступов, отсутствия шовной фиксации и отсутствия индуцированного астигматизма после мЛЭК.

    В отдаленные сроки до 1 года после мЛЭК отмечено меньшее количество осложнений (5,4%) в сопоставлении с мФЭК (10,3%) и не существенно меньшее в сравнении с ЛЭК (6,3%).

    Положительное биологическое воздействие He-Ne лазера, четко регистрируемое на клеточном уровне, безусловно, вносит свой вклад в общий результат операции, являясь составной частью многих клинических показателей. При этом конкретная доля позитивного эффекта НИЛИ в каждом отдельном показателе не поддается определению с помощью клинических методов исследования.

    К клиническим проявлениям воздействия He-Neлазера можно отнести быстрое восстановление живой реакции зрачка на свет, уменьшение послеоперационных экссудативных проявлений, отмеченное у пациентов после мЛЭК, а также снижение потери клеток ЗЭР и послеоперационной гидратации центрального отдела роговицы.

    Общее клиническое сравнение результатов трех вариантов энергетической хирургии катаракты свидетельствует о бoльшей эффективности и безопасности лазерной хирургии в сравнении с ультразвуковой. Микроинвазивный вариант лазерной экстракции катаракты имеет преимущества перед предыдущим базовым вариантом ЛЭК.

    Основным показанием для применения новой микроинвазивной операции лазерной хирургии катаракты следует считать почтенный возраст пациентов с наличием плотногоядра хрусталика, т.к. наиболее выраженные преимущества усовершенствованной методики лазерной экстракции катаракты выявлены в этой категории пациентов.

    Результаты проведенных клинических исследований, в сопоставлении с данными, изложенными в изученной профессиональной литературе, свидетельствуют о том, что предложенная в настоящей работе микроинвазивная технология экстракции катаракты с использованием двух видов разноцелевых лазерных излучений, обладает рядом уникальных свойств, которых нет в других известных методах как лазерной, так и ультразвуковой хирургии катаракты:

    --разрушает хрусталик любой степени плотности,

    --оказывает энергетическое лечебно-профилактическое воздействие,

    --обеспечивает энергетический раскол и расслоение ядра, при этом:

    --энергия эндодиссектора не выходит за пределы хрусталика,

    --нет необходимости привлеченияультразвука,

    --нетмануальной фрагментации ядра,

    --нет компрессионной аппланации роговицы, вызывающей повышение ВГД,

    --нет разделения операции на 2 этапа.

    Дополнение микроинвазивной хирургической технологии лазерной экстракции катаракты лечебно-профилактическим компонентом эндоокулярной стимуляции репаративных процессов не усложняет и не удлиняет процесс операции и, вместе с тем, способствует реабилитации не только пациентов, но и метода лечения, поскольку, ни одна из хирургических технологий не гарантирует полного отсутствия послеоперационных осложнений.

    В данной работе экспериментально обоснована и клинически подтверждена новая научная концепция одновременного использования двух разноцелевыхвидов лазерной энергии (эндодиссектора и биостимулятора) в хирургической технике микроинвазивной лазерной экстракции катаракты, которая является основой нового лечебно-профилактического направления, имеющего самостоятельное значение для клинической медицины, т. к. способствуют медико-социальной реабилитации пациентов.


Страница источника: 28
Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Занимательная аккомодологияЗанимательная аккомодология

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Заболевания глазной поверхности. Взгляд со всех сторонЗаболевания глазной поверхности. Взгляд со всех сторон

Интересное об известномИнтересное об известном

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru