Online трансляция


18-й Всероссийский конгресс катарактальных и рефракционных хирургов с международным участием
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии
Москва
20-21 октября 2017 г.

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 26 2017
№ 25 2017
№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 3 2017 г.
№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 2 2017 г.
№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 2 2017
№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 5 2017
№ 4 2017
№ 3 2017
№ 2 2017
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2017
Выпуск 3. 2017
Выпуск 2. 2017
Выпуск 1. 2017
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№3 (35) Август 2017
№2 (34) Май 2017
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Результаты собственных исследований


1----------

     Сравнение результатов хирургического лечения ИМР пациентов, оперированных по технологиям 20G и 25-27G

    Сравнительный анализ результатов хирургического лечения ИМР был выполнен путем сравнения двух групп пациентов, оперированных по технологиям 20G и 25-27G. В группу 20G вошло 53 больных (54 глаза), в группу 25-27G - 56 больных (62 глаза). Группу 20G составили пациенты, отобранные ретроспективно и оперированные с января 2007г. по декабрь 2009г. В группу 25-27G вошли пациенты основной группы, обследованные с января 2010г. по январь 2012г.

    Всем больным выполнялась субтотальная витрэктомия по стандартной технологии с удалением ВПМ и тампонадой витреальной полости воздухом. Вместе с тем, операции имели отличия. Так, в 2007-09гг. витрэктомия выполнялась по технологии 20G, а c 2010г. использовались технологии 25-27G. В 2007-09гг. ВПМ удалялась круговым движением, концентричным центру фовеа в зоне диаметром около 1 диаметра диска зрительного нерва (ДЗН). В 2010-12гг. удаление ВПМ выполнялось прямолинейным движением через центр фовеа на участке существенно большего размера (1,5-2 диаметра ДЗН). Результаты хирургического лечения ИМР по критерию анатомического закрытия в группе 25-27G существенно улучшились по сравнению с результатами лечения в группе 20G.

    Группы достоверно отличались по минимальному и максимальному диаметру разрыва (P<0,001). Поэтому для исключения влияния различий в размере ИМР методом стандартизации были рассчитаны ожидаемые доли положительных исходов лечения (табл.1).

    В условной группе, стандартизованной по минимальному диаметру ИМР, исходы операции в группе 25-27G были значительно (почти на 14%) лучше, чем в группе 20G, составляя соответственно 90,6% и 76,8% (P<0,01). Помимо перехода на технологии 25-27G другими вероятными причинами повышения эффективности лечения явились увеличение области удаления ВПМ и внедрение приемов, обеспечивающих наиболее полное ее удаление.

     Морфологические изменения сетчатки после хирургического лечения ИМР

    В настоящий раздел работы были включены все больные основной группы, за исключением 23 пациентов (25 глаз), в том числе 8 пациентов (9 г лаз) с незакрытием ИМР после операции, 14 пациентов (15 глаз) в связи с неявк ой в назначенные сроки и одного пациента (один глаз) с атипичным закрытием ИМР в срок 6 мес. после витрэктомии. Таким образом, изучаемую группу пациентов составили 88 чел. (93 глаза).

    В результате проведенных исследований выявлены различия состояния наружных слоев сетчатки по данным СОКТ. На основании этого все пациенты в срок 1 мес. после хирургического лечения ИМР были разделены на 3 группы.

    В группе 1 (69 случаев) наружная пограничная мембрана четко определялась, при этом в фовеа в области эллипсоидной зоны фоторецепторов формировался гипорефлективный участок, условно обозначаемый как «дефект». В группе 2 (22 случая) наружная пограничная мембрана также была сохранена, однако «дефект» в фовеа непосредственно не был виден, а определялся прогиб наружной пограничной мембраны, соприкасающейся с пигментным эпителием.

    В 3 мес. прогиб не наблюдался, а обнаруживался «дефект», аналогичный тому, который отмечался в группе 1 в срок 1 мес. В группе 3 (2 случая) закрытие разрыва сопровождалось резким истончением сетчатки в фовеа с грубым нарушением ее структуры, что предположительно было расценено как формирование рубцовой ткани. При этом не наблюдалось нормального рисунка наружных слоев сетчатки с визуализацией наружной пограничной мембраны и сегментов фоторецепторов.

    В группах 1 и 2 в сроки 3, 6 и 12 мес. величина максимального размера «дефекта» в фовеа последовательно уменьшалась, в среднем с 156,0 ±62,8 μм в 1 мес. до 59,0±51,4 μм в 12 мес.; в отдельных случаях «дефект» даже не определялся – происходило его полное закрытие. Так, в группе 1 полное закрытие «дефекта» наблюдалось в 21 случае (30,4%) в срок до 12 мес. после вмешательства, в группе 2 – только в одном случае (4,5%; P<0,05). Кроме того, в группе 1 размер «дефекта» во все сроки был достоверно меньше, чем в группе 2 (P<0,000).

    Характерным для 3 группы явилось отсутствие динамики во все сроки наблюдения.

    Таким образом, после успешного эндовитреального вмешательства по поводу ИМР имело место последовательное восстановление нормальной морфологической картины наружных слоев сетчатки, о чем свидетельствовало восстановление эллипсоидной зоны фоторецепторов в фовеа. Благоприятным признаком в отношении восстановления фоторецепторного слоя сетчатки являлась сохранность наружной пограничной мембраны, свидетельствующая, в свою очередь, о целостности тел фоторецепторных клеток, которые, вероятно, и служили источником восстановления сегментов фоторецепторов.

     Прогнозирование анатомического эффекта хирургического лечения ИМР

    В данный раздел вошли все пациенты основной группы (111 чел., 118 глаз).

    Возможные прогностические параметры анатомического результата операции определяли в основной группе и оценивали ретроспективно в проверочной группе. Проверочную группу составили 54 пациента (55 глаз), оперированные с февраля 2013г. по август 2014г.

    В основной группе полное закрытие ИМР было достигнуто у 101 пациента (107 глаз; 90,7%); у 8 больных (9 глаз; 7,6%) эффекта достичь не удалось. В 2 случаях (2 глаза, 1,7%) несмотря на закрытие ИМР наблюдалось резкое истончение сетчатки в фовеа с грубым нарушением ее структуры («рубец»), что также рассматривалось как негативный результат вмешательства.

    В проверочной группе частота закрытия ИМР составила 87,3% (47 пациентов; 48 глаз); отсутствие анатомического эффекта имело место у 6 больных (6 глаз; 10,9%); «рубец» - у 1 пациента (1 глаз; 1,8%). Различия исходов лечения в обеих группах статистически не различались (P=0,772).

    Для поиска наиболее значимых прогностических параметров анатомического эффекта операции был выполнен анализ данных дооперационного обследования пациентов основной группы. В результате сравнения подгруппы с закрытием ИМР и подгруппы с незакрытием или «рубцом» были определены наиболее информативные показатели, которые достоверно различались между подгруппами: длительность существования ИМР (Р<0,001), стадия ИМР (Р<0,0001), общая светочувствительность (Р<0,001), центральная светочувствительность (Р<0,001), минимальный диаметр (Р<0,001) и высота края ИМР (Р<0,05), средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне (Р<0,0001).

    Указанные и ряд других потенциальных прогностических критериев были подвергнуты ROC-анализу (табл.2).

    Результат анализа показал, что наиболее информативным показателем прогноза анатомического эффекта операции является средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне (AUC 0,935). Статистическое сравнение площадей под ROC-кривой (AUC) показало, что AUC средней толщины сетчатки в фовеальной зоне была достоверно (Р<0,05) выше AUC большинства других изученных показателей за исключением стадии ИМР и тракционного индекса разрыва, хотя и демонстрировала по отношению к ним существенную тенденцию к достоверному отличию.

    Помимо этого, был определен оптимальный порог выявленного параметра, который позволяет прогнозировать неблагоприятный исход хирургического лечения ИМР. При значении средней толщины сетчатки в фовеальной зоне не более 295 μм ожидается неблагоприятный исход операции в виде незакрытия ИМР или патологического заживления в виде «рубца». В основной группе данный критерий демонстрировал чувствительность 55% (6 из 11 случаев) и специфичность 94% (101 из 107). В проверочной группе – 57% (4 из 7) и 90% (43 из 48) соответственно.

    Из других общепризнанных прогностических критериев только тракционный индекс разрыва (при пороговом значении ≤0,740) имел хотя и более низкие, но достоверно не отличающиеся показатели чувствительности и специфичности: 45% (5 из 11) и 95% (102 из 107) в основной, 43% (3 из 7) и 92% (44 из 48) в проверочной группе (P>0,05). Другие возможные критерии существенно уступали двум названным.

    Таким образом, наряду с предложенными ранее критериями, средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне является новым, высоко информативным показателем прогноза анатомического эффекта хирургического лечения ИМР, превосходящим большинство других критериев в прогностическом отношении.

     Функциональные результаты хирургического лечения ИМР

    Для изучения и прогнозирования функциональных результатов лечения ИМР наблюдали тех же пациентов основной группы, что и в разделе изучения морфологических изменений сетчатки, за исключением 8 пациентов (9 глаз) с недостаточно прозрачными оптическими средами в срок 12 мес. и 2 пациентов (2 глаза) с резким истончением и грубым нарушением структуры сетчатки в фовеа. Таким образом, анализируемую группу пациентов («общая группа») составили 78 чел. (82 глаза), у которых оптические среды были прозрачными как в начале (через 1 мес. после успешной операции), так и в конце срока послеоперационного наблюдения (не менее 1 года). Были выделены две равноценные подгруппы по 29 чел. (30 глаз): «прозрачные среды» (с отсутствием катаракты или артифакией на протяжении всего срока наблюдения) и «сравнения» (с отсутствием катаракты или артифакией в конце срока наблюдения), приближенная к подгруппе «прозрачные среды» по минимальному диаметру ИМР. Минимальный диаметр ИМР в общей группе составил 334,0±132,2 μм (58-656 μм), в подгруппе «прозрачные среды» -315,3±134,0 μм (97-593 μм) и в подгруппе сравнения – 313,1±134,2 μм (58-548 μм) (P>0,05). Сравнение подгрупп между собой и с общей группой по остальным параметрам (пол, возраст, длительность существования ИМР, стадия ИМР и др.) также не выявило статистически достоверных различий (P>0,05).

    Исследования проводили до и в сроки 1, 3, 6, 12 и более мес. после операции.

    Только в подгруппе «прозрачные среды» наблюдалось достоверное последовательное повышение зрительных функций к году после операции (отличие во все сроки высоко достоверно, P<0,001) (рис.1). Суммарное повышение остроты зрения за период с 1 по 12 мес. в подгруппе «прозрачные среды» было существенно выше, чем в подгруппе сравнения: 0,30±0,19 по сравнению с 0,16±0,29 (P<0,05). В результате в срок 12 мес. острота зрения в подгруппе сравнения была достоверно ниже, чем в подгруппе «прозрачные среды», и достигала аналогичного уровня только в более отдаленные сроки после удаления катаракты у всех больных.

    Повышению корригированной остроты зрения с 1 по 12 мес. соответствовало уменьшение размера гипорефлективного «дефекта» эллипсоидной зоны фоторецепторов (коэффициент корреляции r=-0,50, P<0,01) (рис.2). Размер «дефекта» коррелировал с остротой зрения с коррекцией во все сроки наблюдения, особенно в 3 и 12 мес. (r=-0,57, P<0,01).

    В результате анализа данных обследования пациентов были определены достоверные корреляции «конечной» (наблюдаемой в конце срока наблюдения) остроты зрения с рядом параметров как до операции (исходной остротой зрения, светочувствительностью сетчатки, индексом макулярного разрыва, тракционным индексом разрыва, стадией и диаметром ИМР), так и в срок 1 мес. после нее (остротой зрения, светочувствительностью сетчатки, размером «дефекта», средней толщиной сетчатки в фовеальной зоне). Однако все указанные параметры не давали надежного прогноза: коэффициенты корреляции по абсолютной величине не превышали 0,55 (0,35-0,55). И даже суммарное использование этих параметров как до, так и в 1 мес. после операции не давало сколько-нибудь надежного прогноза «конечной» остроты зрения (показатель детерминации множественной регрессии R² не выше 0,4).

    Операция давала тем больший прирост остроты зрения, чем ниже она была до операции (по таблицам ETDRS коэффициент корреляции между остротой зрения до операции и ее повышением к концу срока наблюдения r=-0,93, P<0,000, рис.3). В результате острота зрения в конце срока наблюдения варьировала мало, достигая во всех случаях уровня не ниже 0,3, в том числе в 92,7% случаев – не ниже 0,5.

    Таким образом, современные методы хирургического лечения ИМР в отдаленном периоде наблюдения (1 год и более), как правило, обеспечивали высокие функциональные результаты при условии прозрачности оптических сред глаза. Ввиду достижения высокого уровня зрительных функций у преобладающего большинства пациентов с минимальным диаметром ИМР до 650 μм значимость прогнозирования послеоперационной остроты зрения была относительно невелика.


Страница источника: 10

Сателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенациональн...

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru