Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Заключение


1----------

    Пути доставки лекарственных веществ к глазным структурам зависят от локализации и степени выраженности патологического процесса. Из существующих на сегодняшний день в офтальмологии способов введения медикаментов оптимальным для доставки лекарственных веществ к структурам заднего сегмента глазного яблока является интравитреальное введение. При этом необходимо обеспечить поступление лекарственного вещества к поврежденным тканям глаза в терапевтической концентрации, поддержание ее на достаточном уровне в течение определенного периода времени, а также избежать повреждения окружающих тканей за счет высокой концентрацией препарата [63,64].

    Метод введения лекарственных веществ с помощью интравитреальных инъекций зарекомендовал себя как эффективный способ лечения различной витреоретинальной патологии. Однако наличие механизмов элиминации ограничивает возможность создания достаточной концентрации препарата в витреальной полости. В результате возникает необходимость повторного введения лекарственного вещества. Следует отметить, что интравитреальное введение препаратов является инвазивным вмешательством, следовательно, частое повторное их проведение увеличивает риск развития различных осложнений [68,95].

    Одним из перспективных способов поддержания достаточной концентрации лекарственных веществ в витреальной полости в течение необходимого периода времени является разработка биодеградируемых систем доставки с контролируемым высвобождением ЛВ [24,124,172]. Углубленное изучение и расширение данного направления началось с 1980-х годов, в период начала бурного развития химии полимеров, позволившего осуществить синтез биодеградируемых и биосовместимых материалов [24, 106,107]. Одними из первых в офтальмологии стали применяться биодеградируемые синтетические материалы на основе полимеров органических кислот. В результате были получены матрицы, которые легли в основу создания интравитреальных имплантатов [25,172]. Требованиями к полимерам, используемым для контролируемого, регулируемого высвобождения лекарственных веществ являются: биосовместимость, отсутствие токсического, пирогенного и канцерогенного действия. Разнообразие полимеров, возможность их сочетания является основой для получения широчайшего спектра новых устройств для доставки лекарственных веществ [6,25,156]. Однако нерешенной проблемой остается контроль кинетики высвобождения из них лекарственного агента, что не позволяет с достоверной точностью прогнозировать концентрацию препарата в очаге поражения.

    Поэтому разработка новых способов прицельного воздействия на патологический очаг структур заднего сегмента глаза сохраняет свое первостепенное значение и остается одним из актуальных вопросов современной офтальмологии.

    Цель настоящего исследования явилась разработка и экспериментальное обоснование способа доставки лекарственных веществ к структурам заднего сегмента глаза с помощью биодеградируемого интравитреального имплантата для пролонгации пребывания лекарственного вещества в витреальной полости.

    Для этого были определены ряд задач: разработать биодеградируемый интравитреальный имплантат для доставки лекарственных веществ к структурам заднего сегмента глазного яблока; провести исследование времени полной резорбции имплантата и определить профиль высвобождения лекарственного вещества - дексаметазона из насыщенного имплантата в лабораторных условиях и в эксперименте in vivo; провести клинико-морфологическое обоснование безопасности интраокулярного введения ненасыщенного и насыщенного дексаметазоном имплантатов в эксперименте и доказать эффективность функционирования имплантата, насыщенного дексаметазоном, в качестве контейнера лекарственных веществ на примере патологической модели фотоиндуцированного тромбоза центральной вены сетчатки в эксперименте in vivo.

    Для изготовления имплантата была выбрана следующая композиция химических веществ: поливинилпирролидон, гликозаминогликаны (ГАГ) и молочная кислота. Молекулы ГАГ входят в состав межклеточного вещества вместе с волокнами коллагена, эластина и гликопротеинами, а также являются структурными компонентами клетки, клеточных мембран и гликокаликса. В зависимости от качественного и количественного их состава могут регулировать различные физиологические и патологические процессы в тканях, не обладают иммуногенностью [1,2,5,23,107]. Поливинилпирролидон - это низкомолекулярный полимер, дезинтоксикационное действие которого обусловлено способностью связывать токсины и быстро выводить их из организма. При этом уменьшение молекулярного веса полимера способствует усилению дезинтоксикационного действия [12]. Молочная кислота - соединение, которое образуется в клетках в качестве конечного продукта метаболизма глюкозы. Среди биодеградируемых полимеров, применяемых для производства матриц имплантатов, наибольшее распространение получили сополимер молочной и гликолевой кислот. Их преимущества: биосовмести-мость, нетоксичность, возможность регулировать скорость деградации, а также возможность модификации поверхности для улучшения взаимодей-ствия ЛВ с пораженной структурой [15,69,123,172]. Таким образом, данное сочетание химических компонентов являлось безопасным и удовлетворяет всем необходимым требованиям при производстве полимерного остова имплантата.

    Совместно с ООО «НЭП» МГ был разработан интравитреальный биодеградируемый имплантат для доставки лекарственных веществ к структурам заднего сегмента глазного яблока, имеющий цилиндрическую форму, длиной 4,0 мм, диаметром 0,3 мм для импланта ции в витреальную полость с помощью инструментов 27 gauge.

    Выбор оптимальных размеров имплантата основан на минимизации травмы цилиарного тела и снижении уровня воспалительной реакции, что делает интравитреальное вмешательство более безопасным. Современные интравитреальные имплантаты предполагают использование устройств для введения в витреальную полость диаметром 22-25 gauge. В экспериментальной работе доктором Y. Oshima в 2010г было доказано, что калибр 27G (0,4 мм) является максимальным диаметром, позволяющим склеральному разрезу герметично закрываться без наложения дополнительных швов, что способствует меньшей интраоперационной травме и снижает риск развития послеоперационных осложнений [28,139]. Таким образом, диаметр имплантата 0,3 мм является предпочтительным для его введения в витреальную полость.

    Стандарты качества требуют многостороннего тестирования каждого нового материала или изделия перед его использованием в биомедицине. Образцы имплантатов представлены в двух формах: ненасыщенный и насыщенный дексаметазоном имплантат в дозе 300 мкг. Конструкция последнего предусматривала чередование 8–ми насыщенных и 7-ми ненасыщенных препаратом слоев. При этом первый и последний слои имплантата содержали лекарственное вещество. Дексаметазон распределен в насыщенных слоях в равных количествах. Устройство имело следующий профиль растворения слоев: насыщенный слой – 3 суток, ненасыщенный – 1 сутки.

    С целью исследования структуры и свойств имплантата, оценки безопасности его интраокулярного введения были выполнены ряд исследований. В первой серии было проведено: изучение структуры имплантата при помощи сканирующей электронной микроскопии; исследование растворимости и времени резорбции ненасыщенного имплантата; изучение профиля высвобождения дексаметазона из насыщенного имплантата in vitro.

    Для оценки морфологических особенностей поверхности имплантата, и подтверждения его слоистой структуры проведена СЭМ 5 образцов. Конструкция имплантата предусматривала возможность чередования слоев с поперечными сшивками насыщенных и ненасыщенных лекарственным агентом с целью предотвращения превышения терапевтической концентрации вещества в витреальной полости. Изображения СЭМ тестируемых имплантатов показали сложную пространственную организацию их микроструктуры. Были подтверждены слоистая структура имплантата, соединение слоев поперечными сшивками , которые расположены перпендикулярно к поверхности слоев. Размер одного слоя с поперечными сшивками составил около 10 микрометров.

    В результате проведенных экспериментальных исследований по оценке физико-химических свойств и процессов деградации имплантата было установлено, что резорбция имплантата являлась следствием деструкции его полимерного остова. Различают два основных механизма разрушения им-плантатов: поверхностный (гетерогенный) и объемный (гомогенный) [25]. При поверхностном разрушении гидролиз полимера происходит с поверхности на границе со средой без диффузии растворителя в объем полимерной матрицы, при этом структурные изменения остова имплантата отсутствуют.

    Следует отметить, что скорость разрушения имплантата прямо пропорциональна его площади поверхности [2]. При объемном разрушении молекулы среды проникают в полимерную матрицу быстрее, чем происходит деструкция поверхности. Вследствие этого гидролиз полимера протекает и на его поверхности, и в объеме, а полимерная матрица может разрушиться на части еще до полного выхода активного вещества [11].

    Согласно результатам проведенных исследований разработанный имплантат подвергался поверхностному разрушению. В течение всего срока исследования отмечали равномерное уменьшение размеров устройства с сохранением заданной формы и постепенным закруглением его краев. Следует отметить, что не было выявлено каких-либо изменений поверхности имплантатов, их формы, цвета. Контроль резорбции имплантата производили методом взвешивания образца на 1-е, 7-е, 14-е, 28-е сутки. Исследования показали постепенное уменьшение массы тестируемых имплантатов с течением времени, к 28-м суткам их масса составляла – 0,3 х 10-3 г. На 32-е сутки имплантаты не были обнаружены в исследуемом растворе. На протяжении всего срока исследования каких-либо изменений цвета раствора, осадков, взвеси не обнаружено.

    Известно, что механизм высвобождения ЛВ из биодеградируемых систем доставки основан на диффузии и вымывании препарата в результате биодеградации полимерной матрицы [2]. Согласно результатам исследования, при помещении устройства в водную среду происходит постепенная деградация его полимерного остова путем гидролиза и химических превращений с высвобождением лекарственного агента. Следует отметить, что имплантат подвергался поверхностной биодеградации, что влияло на кинетику высвобождения лекарственного препарата. Также функционирование данного средства доставки зависило от растворимости основных компонентов его полимерной матрицы.

    Для изучения профиля высвобождения дексаметазона из имплантата использовали метод УФ - спектрофотометрии. Анализ полученных данных при спектрофотометрическом исследовании функции имплантата в качестве контейнера лекарственного вещества на примере дексаметазона подтверждал заданные характеристики его конструкции, предусматривающие профиль высвобождения препарата в течение 3-х суток с падением концентрации к середине 4-х суток. Цикл высвобождения лекарственного вещества повторялся 8 раз. Спустя 31 день активный агент высвобождался полностью. На 32-е сутки определялась только остаточная концентрация дексаметазона в исследуемом растворе. На основании вышеприведенных данных выявлена закономерность высвобождения ЛВ из имплантата. Процесс высвобождения дексаметазона из имплантата являлся предсказуемым и точным по продолжительности высвобождения: увеличение концентрации вещества в течение 3-х суток с пиком концентрации на 3-и сутки, латентный период – 1 сутки. Это достигалось за счет оригинальной конструкции имплантата, а именно: чередования насыщенных и ненасыщенных лекарственным веществом слоев с заданными параметрами времени резорбции каждого слоя.

    Таким образом, биодеградируемый имплантат обладал рядом преимуществ: размеры и форма имплантата предусматривали его введение с помощью инструментов калибра 27 gauge; имплантат подвергался полной резорбции, что не требовало его последующего удаления из места введения; слоистая структура имплантата с наличием поперечных сшивок и возможность чередования слоев насыщенных и ненасыщенных лекарственным веществом предотвращала возможность превышения терапевтической концентрации действующего вещества в растворе. В отличии от существующих биодеградируемых имплантатов, которые представляют собой монолитные полимерные конструкции с гомогенным распределением действующего вещества в матрице имплантата, характеризующихся непрерывным и неконтролируемым высвобождением активного агента с градиентом концентрации, разработанный имплантат предотвращал избыточное выделение ЛВ за счет своей оригинальной многослойной конструкции [43,80].

    Следующим этапом было выполнено исследование безопасности интраокулярного введения имплантата в условиях эксперимента in vivo на 40-ка кроликах (70 глаз) породы шиншилла. Исследование включало 2 серии опытов. В первой серии кроликам первой группы производили введение ненасыщенного имплантата в переднюю камеру глаза, кроликам второй группы - введение ненасыщенного имплантата в витреальную полость. Контролем служили интактные парные глаза кроликов, а также парные глаза, которым в витреальную полость вводили 0,1 мл физиологического сбалансированного раствора соответственно. Во второй серии выделили третью и четвертую группу кроликов. Кроликам третьей группы вводили насыщенный дексаметазоном имплантат в переднюю камеру глаза; кроликам четвертой группы - насыщенный дексаметазоном имплантат в витреальную полость. Контролем в третьей группе служили интактные глаза кроликов. В качестве контроля в четвертой группе были использованы глаза кроликов из 2-ой группы первой серии эксперимента, которым в витреальную полость вводили ненасыщенный имплантат. Сроки выведения животных из эксперимента составили 1-е, 7-е, 14-е, 28-е и 35-е сутки.

    Инъекцию имплантата в переднюю камеру выполняли на 3-х часах. Производили парацентез роговицы копьевидным ножом 2,0 мм и с помощью канюли 27 gauge вводили имплантат. При введении имплантата в полость стекловидного тела производили прокол оболочек глазного яблока портом 27 gauge на расстоянии 2 мм от лимба в направлении к экватору в верхне-наружном квадранте. Прямую канюлю 27 gauge проводили вглубь стекловидного тела параллельно хрусталику, вводили имплантат в верхней трети полости стекловидного тела. Извлекали порт 27 gauge. После проведения хирургического вмешательства швов на склеротомическое отверстие не накладывали.

    Для оценки состояния внутриглазных структур перед имплантацией и в динамике в вышеуказанные сроки наблюдения проводили офтальмологическое обследование, включающее биомикроскопию переднего отрезка глаза, фоторегистрацию изображений глазного. ЭРГи проводились животным, которым было произведено интравитреальное введение ненасыщенных и насыщенных лекарственным веществом имплантатов. В те же сроки животных выводили из эксперимента путем воздушной эмболии, глаза энуклеировали и проводили морфологические исследования.

    После введения в переднюю камеру глаза кроликам 1-ой и 3-ей группы имплантаты оседали на поверхности радужной оболочки. Образцы занимали положение в нижней части передней камеры, при движении глазных яблок свободно перемещались. Резорбция имплантатов в передней камере происходила в течение 31-33-х дней. При офтальмоскопическом исследовании глазных яблок 1-ой и 3-ей опытной групп на всем протяжении эксперимента имплантаты занимали положение в нижнем отделе передней камеры глаза, видимых изменений поверхности имплантатов обнаружено не было. В течение всего срока наблюдения отмечали постепенное уменьшение длины имплантатов, сглаженность их краев. На 28-е сутки имплантаты имели овальную форму, значительно уменьшены в размере – более, чем на ⅔ от исходной длины. К 33-м суткам имплантатов в передней камере глаза не было обнаружено.

    В одном из 10 глаз 1-ой группы на 7-е сутки отмечали фиксацию края имплантата к поверхности радужной оболочки у зрачкового края. Имплантат находился в нижней части передней камеры, при движении глазного яблока не смещался. Каких-либо воспалительных изменений внутриглазных структур, отложения фибрина, изменения структуры, цвета имплантата выявлено не было. В процессе динамического наблюдения резорбции данного имплантата отмечали постепенное уменьшение его размеров, с сохранением фиксации к поверхности радужки. На 21-е сутки принято решение о выведении данного кролика из эксперимента с целью морфологического исследования структур переднего сегмента глаза кролика и места фиксации имплантата.

    При биомикроскопии всех глаз кроликов 1- ой и 3-ей опытной, 1-ой и 3-ей контрольной групп в течение всего периода наблюдения отмечали прозрачность роговицы и влаги передней камеры, передняя камера была средней глубины, сохранялась живая реакция зрачка на свет, цвет и структура радужной оболочки не были изменены. На протяжении всего периода наблюдения хрусталик оставался прозрачным, глубжележащие среды и структуры глазного дна были без видимых патологических изменений. Ни в одном глазу первой группы не было выявлено воспалительной реакции, каких-либо изменений структур переднего отрезка глаза (гиперемия конъюнктивы, преципитаты роговицы, гипопион, гифема, катаракта, изменение формы зрачка и др.) во время всего периода наблюдения.

    Морфологические исследования глаз 1-ой, 3-ей опытной и контрольной группы на протяжении всего эксперимента не выявили изменений структуры роговицы, радужки и цилиарного тела. При гистологическом исследовании глазного яблока кролика с фиксированным имплантатом на 21 -е сутки обнаружили срез имплантата с адгезией его к радужке, неполная биодеструкция имплантата. В зоне контакта была обнаружена локальная реактивная воспалительная инфильтрация радужки. При этом каких-либо патоморфологических изменений других структур переднего сегмента выявлено не было.

    При исследовании влияния ненасыщенного и насыщенного дексаметазоном имплантатов на структуры заднего сегмента глаза кролика во 2-ой и 4-ой группах сразу после интравитреального введения имплантаты определялись в передней трети стекловидного тела глаза кролика. На протяжении всего периода наблюдения происходила постепенная резорбция имплантатов в витреальной полости. При этом не обнаружили видимых изменений поверхности имплантатов, отмечали постепенное уменьшение их длины и сглаженность краев. На 28-е сутки в витреальной полости глаз кроликов обеих опытных групп были обнаружен имплантаты округлой формы. Они занимали положение преимущественно в средних и нижних отделах СТ. На 33-е сутки имплантатов в СТ выявлено не было.

    Биомикроскопически в глазах контроля, 2-ой и 4-ой опытных и контрольной группах в первые сутки после интравитреального введения отмечали локальный отек конъюнктивы, незначительную смешенную инъекцию сосудов глазного яблока в месте склерального прокола, полностью проходившую на 3 сутки. В течение всего периода наблюдения видимых изменений структур переднего отрезка глаза, СТ и сетчатки отмечено не было (воспалительной реакции, дегенераций и помутнения СТ, отека сетчатки, геморрагий и др.). Снижение биоэлектрической активности сетчатки по данным ЭРГ выявили в опытных группах на 1-е сутки, что соответствовало таковым в контроле и свидетельствовало о незначительной реакции глаза на интравитреальное введение ненасыщенного и насыщенного дексаметазоном имплантатов. Через 1 месяц после введения имплантатов показатели биоэлектрической активности соответствовали нормальным значениям.

    Согласно результатам гистологического исследования в глазах с интравитреальным введением имплантатов структурных изменений и пролиферативных процессов со стороны сетчатки и других внутриглазных структур не отмечено.

    Следующий этап работы был посвящен определению профиля высвобождения дексаметазона из насыщенного имплантата в эксперименте in vivo c помощью метода ВЭЖХ. Исследование проведено на 5-ти кроликах (5 глаз) породы Шиншилла. Всем кроликам было произведено введение насыщенного имплантата в витреальную полость. Хроматографическое исследование образцов стекловидного тела проводили на 1, 3, 7, 14, 21, 28 и 35 сутки на жидкостном хроматографе Agilent 1100 (Agilent Technologies, США). При этом определяли концентрацию дексаметазона в образцах с целью корреляции полученных данных с результатами лабораторных исследований.

    Для этого был проведен анализ хроматограмм, представляющих собой кривую, описывающую зависимость концентрации анализируемых веществ в исследуемом растворе от времени. Хроматограмма состоит из ряда пиков, каждый из которых при полном разделении соответствует одному компоненту анализируемой пробы. Площадь пика прямо пропорциональна концентрации вещества в растворе [31]. При этом основой идентификации компонентов смеси является определение времени удерживания вещества в хроматографической колонке. Каждое вещество при одних и тех же условиях имеет свое время удерживания. Согласно полученным данным время удерживания дексаметазона составило 6,3 минуты. Концентрация дексаметазона в 1-е сутки после интравитреального введения насыщенного имплантата составила в среднем 136,8 ± 1,98 нг/мл. К 3-им суткам было отмечено увеличение концентрации препарата в СТ до 248,5 ± 3,04 нг/мл, на 7-е сутки она составила 190,0 ± 6,9 нг/мл. Значительное уменьшение уровня содержания дексаметазона в образцах выявлено на 14-е сутки - 48,6 ± 9,31 нг/мл. К 21-м суткам определяли повышение концентрации ЛВ в образцах до 218,5 ± 10,64 нг/мл. На 28-е сутки - снижение уровня содержания дексаметазона до 103,4 ± 8,48 нг/мл, а к 35-м суткам препарат не обнаружили в исследуемых образцах СТ. Полученные данные профиля высвобождения дексаметазона соответствовали о периодичности его выделения в лабораторных условиях. Повышение концентрации дексаметазона на 3-и, 7-е, 21-е и 28-е сутки происходило в период растворения насыщенных лекарственным агентом слоев, в то время как снижение концентрации дексаметазона на 14-е сутки объяснялось растворением ненасыщенного слоя. Лишь на 14-е сутки выявлено расхождение концентраций дексаметазона в растворе и исследуемых образцах СТ, что объяснялось наличием механизмов циркуляции внутриглазной жидкости и постоянным выведением вещества из витреальной полости глаза кролика.

    Таким образом, профиль высвобождения дексаметазона из насыщенного имплантата в условиях эксперимента in vivo подтвердил периодичность выделения ЛВ из изучаемого устройства, а также соответствие времени выделения препарата, заявленным характеристикам имплантата (в течение 33 дней). Следует отметить, что современные тенденции по разработке систем доставки ЛВ направлены на создание устройств с модифицированным высвобождением с целью повышения терапевтической эффективности, переносимости и безопасности лекарственной терапии [25]. Разработанный имплантат отвечал данным требованиям, так как обеспечивал контролируемое выделение препарата. При этом появлялась возможность управлять терапевтическим эффектом, избежать передозировки препарата или недостаточной эффективности лечения, увеличить продолжительность эффекта, сократить кратность введения ЛВ, снизить риск токсического повреждения интраокулярных структур.

    Заключительным этапом работы явилась оценка эффективности функционирования насыщенного дексаметазоном имплантата на модели фотоиндуцированного тромбоза ветви ЦВС глаза кролика. Тромбоз – патологический процесс, характеризующийся образованием внутри кровеносных сосудов масс, состоящих из элементов крови, прочно связанных со стенкой сосуда, препятствующих свободному току крови, и вызывающих частичную или полную окклюзию [14,110]. Несмотря на значительные достижения в изучении патофизиологических механизмов развития тромбозов, данная патология является одной из серьезных проблем современной офтальмологии. Поэтому, изучение новых методов доставки лекарственных веществ к очагу поражения открывает новые перспективы для лечения данного заболевания [34,82,181].

    Моделирование тромбоза ЦВС проводили на 10-ти половозрелых кроликах-самцах (10 глаз) породы Шиншилла. Были сформированы 2 группы кроликов по 5 кроликов (5 глаз) в каждой. На 3 – и сутки эксперимента после лазерного воздействия в 1-ой группе интравитреально вводили имплантат, насыщенный дексаметазоном в дозе 300 мкг; во 2-й группе осуществляли интравитреальную инъекцию 0,1 мл 0,4% раствора дексаметазона. В течение 14 дней проводили оценку состояния глаз кроликов, включающую офтальмоскопию, фоторегистрацию изображений глазного, оптическую когерентную томографию и ЭРГ.

    Согласно полученным результатам динамика уменьшения клинических проявлений тромбоза была более выражена в группе с введением имплантата по сравнению с группой, в которой проводили однократную интравитреальную инъекцию дексаметазона. Следует отметить, что в 1-е сутки в группе с интравитреальной инъекцией дексаметазона толщина сетчатки была меньше, чем в опытной группе, что объяснялось более высокой концентрацией препарата в витреальной полости. Уже к 3–им суткам в 1-й группе выявляли уменьшение количества геморрагий и отека сетчатки до 315 ± 8,4 мкм, в то время как во 2-й группе толщина сетчатки составила 344 ± 12 мкм. К 14-му дню наблюдения в опытной группе происходило разрешение отека, тогда как во второй группе в указанные сроки сохранялся отек сетчатки в области пораженной аркады, что бы ло подтверждено данными ОКТ. Более выраженное уменьшение клинических проявлений тромбоза ветви ЦВС в опытной группе свидетельствовало о функционировании имплантата в качестве контейнера для доставки лекарственных препаратов и его способности к постепенному выделению действующего вещества. Конструкция имплантата позволяла предотвратить преждевременное выведение и инактивацию действующего агента и обеспечивала пребывание препарата в витреальной полости в достаточной концентрации для осуществления терапевтического эффекта.

    Таким образом, разработан имплантат для доставки лекарственных средств к структурам заднего сегмента глазного яблока. Данное устройство являлось биорезорбируемым инертным и биосовместимым, обладало способностью к периодическому высвобождению лекарственного вещества, при котором периоды выделения препарата сменялись латентными периодами. В результате выделение лекарственного агента происходило через строго определенные промежутки времени, обеспечивая пролонгированное действие препарата в очаге поражения без превышения терапевтической концентрации и отсутствие побочных эффектов. Период полного растворения имплантата составил 33 суток.

    Анализ вышеприведенных результатов экспериментального исследования структуры и резорбции имплантата, процессов высвобождения препарата из имплантата, а также клинико-морфологических исследований свидетельствовал о безопасности интраокулярного введения ненасыщенного и насыщенного дексаметазоном имплантатов. Разработанный имплантат может быть использован в качестве носителя (резервуара) лекарственных средств. При этом заключение лекарственного вещества в данную систему доставки обеспечивает интактность терапевтического агента до взаимодействия с пораженной тканью, предотвращает преждевременную деградацию вещества, позволяет осуществлять пролонгированное высвобождение лекарственного агента в необходимой дозе. Это обеспечит большую специфичность и эффективность лечения и позволит минимизировать нежелательные побочные эффекты.


Страница источника: 86

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru