Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Заключение


1----------

    Идиопатический макулярный разрыв – приобретенное заболевание, приводящее к снижению центрального зрения, возникновению метаморфопсий и центральной скотомы.

    В последнее десятилетие основным диагностическим методом у пациентов с ИМР стала ОКТ. С внедрением в клиническую практику СОКТ появилась возможность исследования микроструктуры сетчатки как до, так и после хирургического вмешательства по поводу ИМР. В зарубежной литературе изучались послеоперационные изменения макулярной области у больных с ИМР, однако отсутствует единое мнение о том, какие именно структуры играют наиболее важную роль в восстановлении нормальной морфологической картины сетчатки [54, 55, 78, 79, 83, 85, 96, 97, 105, 112, 123].

    Современные методы витреоретинальной хирургии, включающие удаление ВПМ, обеспечивают частоту анатомического закрытия ИМР до 90% и выше [4, 5, 7, 12, 41, 56, 74, 106, 111]. Технология вмешательств постоянно совершенствуется, обеспечивая все лучшие исходы лечения. Однако сравнительного анализа результатов лечения в динамике с изучением возможных причин улучшения исходов операции не проводилось.

    Также остается недостаточно изученной динамика морфофункциональных изменений после хирургического лечения ИМР в отдаленном периоде наблюдения (12 месяцев и более).

    В многочисленных работах изучался вопрос прогнозирования анатомических и функциональных результатов хирургических вмешательств у больных с ИМР [22, 40, 68, 71, 77, 102, 103, 124]. Были разработаны прогностические критерии эффективности лечения ИМР. Однако их информативность оценена недостаточно. Помимо этого, совершенствование технологии витреоретинальных операций по поводу ИМР требует поиска новых, высокоинформативных показателей прогноза хирургического лечения ИМР.

    В связи с изложенным, целью настоящей работы явилось изучение характера восстановительных процессов и выработка критериев прогнозирования результатов лечения у больных с полным ИМР.

    Для достижения поставленной цели предстояло провести сравнительный анализ результатов лечения ИМР (по критерию анатомического закрытия) двух групп пациентов, оперированных по технологиям 20G и 25-27G; изучить у пациентов, оперированных по поводу ИМР, изменения микроструктуры макулярной области сетчатки в сроки до 12 месяцев после вмешательства; определить показатели дооперационного обследования пациентов, наиболее информативные в прогнозировании анатомического эффекта хирургического лечения ИМР; изучить состояние и динамику зрительных функций у пациентов, оперированных по поводу ИМР; определить параметры, играющие наибольшую роль в восстановлении зрительных функций в отдаленном периоде наблюдения у пациентов, оперированных по поводу ИМР.

    Для выполнения поставленных задач было обследовано 218 пациентов (227 глаз), оперированных по поводу полного ИМР двумя высококвалифицированными хирургами. Отбор пациентов осуществляли сплошным методом. Исключали только лиц с серьезной сопутствующей патологией (глаукома, диабетическая ретинопатия, увеит и пр.); наличие катаракты, артифакии, миопии высокой степени не препятствовало включению в исследование. Пациенты основной группы (111 человек, 118 глаз) проходили всестороннее обследование в необходимые сроки в течение не менее 1 года. Еще 107 пациентов (109 глаз) были отобраны ретроспективно при наличии данных до- и послеоперационного обследования, включая ОКТ.

    Наряду с традиционными методами обследование пациентов включало проведение ОКТ и микропериметрии. Микропериметрию выполняли за исключением пациентов, обследованных ретроспективно.

    СОКТ проводили на приборе «Cirrus HD-OCT» (Carl Zeiss Meditec, США). Сканирование макулярной области осуществляли по протоколу «Macular Cube 512x128» с последующим анализом по программе «Macular Thickness Analysis». Для детальной оценки состояния наружных слоев сетчатки в динамике после операции сканирование макулярной области дополнительно осуществляли по протоколу «5 Line Raster» c последующим анализом по программе «High Definition Images». СОКТ проводили всем пациентам, за исключением больных ретроспективной группы, включенной в раздел «Сравнение результатов хирургического лечения ИМР пациентов, оперированных по технологиям 20G и 25-27G». В данной группе (группа 20G) выполняли ОКТ на приборе «Stratus OCT 3000» (Carl Zeiss Meditec, США) по протоколу «Macular Thickness Map».

    Микропериметрию выполняли на приборе МР-1 фирмы «Nidek technologies» (Vigonza, Италия). Исследование на микропериметре осуществляли по программе «macula-8». При повторном обследовании пациентов применяли функцию «follow-up» для точного автоматизированного проецирования стимулов в те же точки, которые оценивались в предыдущих исследованиях.

    Всем больным выполнялась субтотальная витрэктомия по стандартной технологии с удалением ВПМ и тампонадой витреальной полости воздухом.

    Основную группу составили 111 пациентов (118 глаз), оперированных по поводу ИМР в период с января 2010г. по январь 2013г. Больные были в возрасте от 47 до 77 (65,0±7,0) лет, среди них 90 женщин и 21 мужчина. Длительность существования разрыва составляла от 1 до 72 (6,4±8,0) месяцев. Минимальный диаметр ИМР был 366,0±150,0 μм (58-873 μм), максимальный диаметр – 773,4±256,3 μм (130-1430 μм). На 60 глазах имела место вторая, на 32 – третья и на 26 – четвертая стадия ИМР по классификации J.D.Gass [64, 65]. Острота зрения с коррекцией варьировала от 0,02 до 0,8 (0,2±0,1).

    Пациенты основной группы включены полностью в раздел прогнозирования анатомического эффекта хирургического лечения ИМР, частично – в другие разделы работы.

    В раздел по сравнению результатов хирургического лечения ИМР были включены две группы пациентов, оперированных по технологиям 20G и 25-27G. В группу 20G вошло 53 больных (54 глаза), в группу 25-27G - 56 больных (62 глаза). Группу 20G составили пациенты, отобранные ретроспективно и оперированные с января 2007г. по декабрь 2009г. В группу 25-27G вошли пациенты основной группы, обследованные с января 2010г. по январь 2012г.

    Результаты хирургического лечения ИМР (по критерию анатомического закрытия) в группе 25-27G существенно улучшились по сравнению с результатами лечения в группе 20G.

    Группы достоверно отличались по минимальному и максимальному диаметру разрыва (P<0,001). Поэтому для исключения влияния различий в размере ИМР методом стандартизации были рассчитаны ожидаемые доли положительных исходов лечения. В условной группе, стандартизованной по минимальному диаметру ИМР, исходы операции в группе 25-27G были значительно (почти на 14%) лучше, чем в группе 20G, составляя соответственно 90,6% и 76,8% (P<0,01).

    Повышение эффективности лечения ИМР могло быть связано с целым рядом факторов. Важную роль, по-видимому, играл переход на микроинвазивные технологии 25 и 27G. Кроме того, изменилась технология удаления ВПМ и размер области сетчатки, где проводилось удаление ВПМ. В 2007-09гг. ВПМ удалялась круговым движением, концентричным центру фовеа в зоне диаметром около 1 диаметра ДЗН. В 2010-12гг. удаление ВПМ выполнялось прямолинейным движением через центр фовеа на участке существенно большего размера (1,5-2 диаметра ДЗН), что обеспечивало более полное и эффективное удаление ВПМ.

    Доказано [45, 47, 72, 94, 115], что удаление ВПМ обеспечивает повышение эффективности оперативного лечения ИМР. Вопрос о влиянии размера области удаления ВПМ на результаты хирургического вмешательства специально не изучался, однако имеются рекомендации о необходимости увеличения диаметра зоны удаляемой ВПМ по мере увеличения диаметра ИМР [8]. Полученные в настоящей работе результаты соответствуют указанным рекомендациям и дают основания полагать, что увеличение объема и качества удаления ВПМ способствует закрытию ИМР в большем числе случаев, что однако требует дополнительного изучения.

    Следующий этап исследования был посвящен изучению морфологических изменений сетчатки после хирургического лечения ИМР. В данный раздел вошли все больные основной группы, за исключением 23 пациентов (25 глаз), в том числе 8 пациентов (9 глаз) с незакрытием ИМР после операции, 14 пациентов (15 глаз) в связи с неявкой в назначенные сроки и одного пациента (один глаз) с атипичным закрытием ИМР в срок 6 месяцев после витрэктомии. Таким образом, изучаемую группу пациентов составили 88 человек (93 глаза).

    В результате проведенных исследований выявлены различия состояния наружных слоев сетчатки по данным СОКТ. На основании этого все пациенты в срок 1 месяц после хирургического лечения ИМР были разделены на 3 группы. В группе 1 (69 случаев) наружная пограничная мембрана четко определялась, при этом в фовеа в области эллипсоидной зоны фоторецепторов формировался гипорефлективный участок, условно обозначаемый как «дефект». В группе 2 (22 случая) наружная пограничная мембрана также была сохранена, однако «дефект» в фовеа непосредственно не был виден, а определялся прогиб наружной пограничной мембраны, соприкасающейся с пигментным эпителием. В 3 месяца прогиб не наблюдался, а обнаруживался «дефект», аналогичный тому, который отмечался в группе 1 в срок 1 месяц. В группе 3 (2 случая) закрытие разрыва сопровождалось резким истончением сетчатки в фовеа с грубым нарушением ее структуры, что предположительно было расценено как формирование рубцовой ткани. При этом не наблюдалось нормального рисунка наружных слоев сетчатки с визуализацией наружной пограничной мембраны и сегментов фоторецепторов.

    В группах 1 и 2 в сроки 3, 6 и 12 месяцев величина максимального размера «дефекта» в фовеа последовательно уменьшалась, в среднем с 156,0 ±62,8 μм в 1 месяц до 59,0±51,4 μм в 12 месяцев; в отдельных случаях происходило его полное закрытие. Так, в группе 1 полное закрытие «дефекта» наблюдалось в 21 случае (30,4%) в срок до 12 месяцев после вмешательства, в группе 2 – только в одном случае (4,5%; P<0,05). Кроме того, в группе 1 размер «дефекта» во все сроки был достоверно меньше, чем в группе 2 (P<0,000). Характерным для 3 группы явилось отсутствие динамики во все сроки наблюдения.

    В литературе обсуждается вопрос о роли различных структур в восстановлении нормальной морфологической картины сетчатки после оперативного вмешательства по поводу ИМР. Многие исследователи [54, 96, 105, 112] связывают восстановление структуры наружных слоев сетчатки с восстановлением эллипсоидной зоны фоторецепторов. Другие авторы [97, 123] главную роль в восстановлении фоторецепторного слоя отводят сохранности наружной пограничной мембраны. Полученные в настоящей работе результаты подтверждают последнюю точку зрения, так как только в группе, где после операции отсутствовала целостная наружная пограничная мембрана, не происходило формирования нормальной морфологической картины сетчатки, а нарушение структуры сегментов фоторецепторов даже на достаточно большом протяжении (почти 300 μм) не препятствовало восстановительным процессам.

    Как показано в настоящей работе, гипорефлективный «дефект» в фовеа в области эллипсоидной зоны фоторецепторов последовательно уменьшался в 3, 6 и 12 месяцев вплоть до полного закрытия в отдельных случаях. Учитывая собственные и литературные данные [55, 83, 85, 96] можно полагать, что уменьшение размера «дефекта» связано с восстановлением сегментов фоторецепторов, которое начинается сразу после закрытия разрыва и продолжается в течение длительного времени.

    По литературным данным, восстановление сегментов фоторецепторов после хирургического лечения ИМР происходит за счет неповрежденных тел фоторецепторных клеток [78, 112]. Это соответствует полученным результатам, так как постепенное восстановление сегментов фоторецепторов имело место только в случаях, где был сохранен наружный ядерный слой, о чем свидетельствовала целостность наружной пограничной мембраны.

    В работах еще одной группы авторов важную роль в восстановлении фоторецепторного слоя сетчатки отводится восстановлению зоны сочленения колбочек с пигментным эпителием [78, 79]. В настоящем исследовании подобных изменений наружных слоев сетчатки не было выявлено. С учетом того, что зону сочленения колбочек с пигментным эпителием весьма сложно дифференцировать на ОКТ сканах, особенно у лиц старшего возраста, роль этой структуры в восстановлении фоторецепторного слоя сетчатки не была подтверждена, что однако требует дальнейших исследований с использованием аппаратуры для СОКТ высокого разрешения.

    Таким образом, после успешного эндовитреального вмешательства по поводу ИМР имеет место последовательное восстановление нормальной морфологической картины наружных слоев сетчатки, о чем свидетельствовало восстановление эллипсоидной зоны фоторецепторов в фовеа. Благоприятным признаком в отношении восстановления фоторецепторного слоя сетчатки являлась сохранность наружной пограничной мембраны, свидетельствующая, в свою очередь, о целостности тел фоторецепторных клеток, которые, вероятно, и служили источником восстановления сегментов фоторецепторов.

    Задачей следующего раздела работы явилось определение структурных и функциональных показателей, наиболее информативных в прогнозировании анатомического эффекта хирургического лечения ИМР.

    Всего в данный раздел исследования были включены 165 пациентов (173 глаза). Возможные прогностические параметры анатомического эффекта операции определяли в основной группе (111 пациентов, 118 глаз) и оценивали ретроспективно в проверочной группе (54 пациента, 55 глаз).

    В основной группе полное закрытие ИМР было достигнуто у 101 пациента (107 глаз; 90,7%); у 8 больных (9 глаз; 7,6%) эффекта достичь не удалось. В 2 случаях (2 глаза, 1,7%) несмотря на закрытие ИМР наблюдалось резкое истончение сетчатки в фовеа с грубым нарушением ее структуры («рубец»), что также рассматривалось как негативный результат вмешательства.

    В проверочной группе частота закрытия ИМР составила 87,3% (47 пациентов; 48 глаз); отсутствие анатомического эффекта имело место у 6 больных (6 глаз; 10,9%); «рубец» - у 1 пациента (1 глаз; 1,8%). Различия исходов лечения в обеих группах статистически не различались (P=0,772).

    Для поиска наиболее значимых прогностических параметров анатомического эффекта операции был выполнен анализ данных дооперационного обследования пациентов основной группы. В результате сравнения подгруппы с закрытием ИМР и подгруппы с незакрытием или «рубцом» были определены наиболее информативные показатели, которые достоверно различались между подгруппами: длительность существования ИМР (Р<0,001), стадия ИМР (Р<0,0001), общая светочувствительность (Р<0,001), центральная светочувствительность (Р<0,001), минимальный диаметр (Р<0,001) и высота края ИМР (Р<0,05), средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне (Р<0,0001).

    Указанные и ряд других потенциальных прогностических критериев были подвергнуты ROC-анализу. Результат анализа показал, что наиболее информативным показателем прогноза анатомического эффекта операции являлась средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне (AUC 0,935). Статистическое сравнение площадей под ROC-кривой (AUC), как основного критерия их диагностической ценности, показало, что AUC средней толщины сетчатки в фовеальной зоне была достоверно (Р<0,05) выше AUC большинства других изученных показателей за исключением стадии ИМР и тракционного индекса разрыва, хотя и демонстрировала по отношению к ним существенную тенденцию к достоверному отличию.

    Помимо этого, был определен оптимальный порог выявленного параметра, который позволял прогнозировать неблагоприятный исход хирургического лечения ИМР. При значении средней толщины сетчатки в фовеальной зоне не более 295 μм ожидается неблагоприятный исход операции в виде незакрытия ИМР или патологического заживления в виде «рубца». В основной группе данный критерий демонстрировал чувствительность 55% (6 из 11 случаев) и специфичность 94% (101 из 107). В проверочной группе – 57% (4 из 7) и 90% (43 из 48) соответственно.

    Из других общепризнанных прогностических критериев только тракционный индекс разрыва (при пороговом значении ≤0,740) имел хотя и более низкие, но достоверно не отличающиеся показатели чувствительности и специфичности: 45% (5 из 11) и 95% (102 из 107) в основной, 43% (3 из 7) и 92% (44 из 48) в проверочной группе (P>0,05). Другие возможные критерии существенно уступали двум названным.

    В литературе нет единого мнения по поводу значимости признаков, определяющих результаты хирургического лечения ИМР. Учитывая данные дооперационного обследования пациентов с ИМР, ряд авторов в качестве прогностических факторов анатомического эффекта операции рассматривают дооперационную остроту зрения [68, 103], возраст пациента [68], длительность существования ИМР [77, 81]. Исходя из полученных в настоящем исследовании данных, только последний фактор показал определенную прогностическую значимость, в то время как дооперационная острота зрения и возраст пациента оказались не информативными. В связи с тем, что отсутствовала информация о длительности существования ИМР в проверочной группе, при ретроспективном анализе не было возможности уточнить прогностическую роль указанного фактора. Точно так же не уточнялась и роль светочувствительности сетчатки, поскольку микропериметрия в проверочной группе не проводилась. Вместе с тем, по результатам ROC-анализа показатель общей светочувствительности следует рассматривать как весьма перспективный, заслуживающий дальнейшего детального изучения.

    С внедрением в клиническую практику ОКТ возможности прогнозирования исходов хирургического лечения ИМР расширились. Чаще других в литературе отмечается высокая диагностическая ценность таких параметров ИМР, определяемых с помощью СОКТ, как минимальный и максимальный диаметры ИМР [34, 74, 77, 103, 122, 124]. Это соответствует полученным результатам, причем минимальный диаметр ИМР демонстрирует тенденцию к несколько большей прогностической значимости.

    Для прогнозирования эффекта хирургического лечения ИМР ряд авторов использует несложные расчетные показатели (индексы), количественно характеризующие ИМР [40, 71, 89, 102, 122, 124]. В настоящей работе проанализированы значения четырех таких индексов, из которых наиболее информативными оказались тракционный индекс разрыва и индекс макулярного разрыва, которые в определенной степени подтвердили свою прогностическую значимость.

    Однако, по результатам настоящей работы наибольшую прогностическую значимость продемонстрировала средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне. Учитывая, что площадь фовеальной зоны при анализе результатов СОКТ является фиксированной величиной, средняя толщина сетчатки в этой зоне по существу отражает объем сохранных тканей, которые после операции должны обеспечивать восстановление структуры сетчатки. Выглядит вполне логичным, что уменьшение этого «резервного» объема ниже критической величины является существенным неблагоприятным прогностическим признаком, что и было показано в работе.

    Выявлению прогностической роли средней толщины сетчатки в фовеальной зоне способствовали больший объем исследования (173 глаза 165 пациентов) по сравнению с другими аналогичными работами [40, 68, 71, 74, 77, 81, 89, 102, 103, 122, 124], высокая стандартизация технологии вмешательства, определяемая многолетним опытом хирургов, а также то, что другими авторами в качестве негативного исхода операции не учитывалось патологическое заживление в виде «рубца».

    Некоторое снижение информативности рассматриваемого критерия в проверочной группе по сравнению с основной могло быть связано как с различиями групп по ряду признаков, так и с постоянным накоплением опыта хирургами и совершенствованием технологии операций, что было отмечено в 3-ей главе. Свидетельством этого является сходная эффективность лечения в основной и набранной позднее проверочной группах, несмотря на существенно большие размеры ИМР (минимальный и максимальный диаметр) в проверочной группе.

    Таким образом, наряду с предложенными ранее критериями, средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне являлась новым, высоко информативным показателем прогноза анатомического эффекта хирургического лечения ИМР, превосходящим большинство других критериев в прогностическом отношении.

    На сегодняшний день с учетом возросшей безопасности и эффективности хирургического лечения ИМР анатомическое закрытие разрыва не является единственным критерием оценки качества выполненного эндовитреального вмешательства. Большая роль в оценке эффективности операции по поводу ИМР отводится восстановлению зрительных функций. Это послужило основанием для проведения заключительной части работы, посвященной изучению и прогнозированию функциональных результатов хирургического лечения ИМР. В настоящем разделе была проведена оценка функциональных результатов операции 78 пациентов (82 глаз) с прозрачными оптическими средами как в начале (через 1 месяц после успешной операции), так и в конце срока наблюдения (не менее 1 года). Были выделены две равноценные подгруппы по 29 человек (30 глаз): «прозрачные среды» (с отсутствием катаракты или артифакией на протяжении всего срока наблюдения) и «сравнения» (с отсутствием катаракты или артифакией в конце срока наблюдения).

    Только в подгруппе «прозрачные среды» наблюдалось достоверное последовательное повышение зрительных функций к году после операции (отличие во все сроки высоко достоверно, P<0,001). Суммарное повышение остроты зрения за период с 1 по 12 месяц в подгруппе «прозрачные среды» было существенно выше, чем в подгруппе сравнения: 0,30±0,19 по сравнению с 0,16±0,29 (P<0,05). В результате в срок 12 месяцев острота зрения в подгруппе сравнения была достоверно ниже, чем в подгруппе «прозрачные среды», и достигала аналогичного уровня только в более отдаленные сроки после удаления катаракты у всех больных.

    Повышению корригированной остроты зрения с 1 по 12 месяц соответствовало уменьшение размера гипорефлективного «дефекта» эллипсоидной зоны фоторецепторов (коэффициент корреляции r=-0,50, P<0,01). Размер «дефекта» коррелировал с остротой зрения с коррекцией во все сроки наблюдения, особенно в 3 и 12 месяцев (r= 0,57, P<0,01).

    Представленные результаты в основном соответствуют литературным данным. Так, в некоторых работах [78, 83, 85, 96], как и в настоящем исследовании, было показано, что полное восстановление зрительных функций после операции по поводу ИМР требует длительного времени - до 12 месяцев и более, хотя в поздние сроки наблюдения происходит относительно медленно.

    Часть авторов [97, 112] выявляли тесную зависимость послеоперационной остроты зрения от размеров дефекта эллипсоидной зоны фоторецепторов во все сроки наблюдения, что также соответствует полученным результатам. В то же время некоторые ученые отмечали указанную зависимость только в отдельные сроки, например 3 месяца [78] или 12 месяцев [54], а другие ее отрицали [83, 100].

    В результате анализа данных обследования пациентов были определены достоверные корреляции «конечной» (наблюдаемой в конце срока наблюдения) остроты зрения с рядом параметров как до операции (исходной остротой зрения, светочувствительностью сетчатки, индексом макулярного разрыва, тракционным индексом разрыва, стадией и диаметром ИМР), так и в срок 1 месяц после нее (остротой зрения, светочувствительностью сетчатки, размером «дефекта», средней толщиной сетчатки в фовеальной зоне). Однако все указанные параметры не давали надежного прогноза: коэффициенты корреляции по абсолютной величине не превышали 0,55 (0,35-0,55). И даже суммарное использование этих параметров как до, так и в 1 месяц после операции не давало сколько-нибудь надежного прогноза «конечной» остроты зрения (показатель детерминации множественной регрессии R² не выше 0,4).

    Операция давала тем больший прирост остроты зрения, чем ниже она была до операции (по таблицам ETDRS коэффициент корреляции между остротой зрения до операции и ее повышением к концу срока наблюдения r= 0,93, P<0,000). В результате острота зрения в конце срока наблюдения варьировала мало, достигая во всех случаях уровня не ниже 0,3, в том числе в 92,7% случаев – не ниже 0,5.

    Для прогнозирования функциональных исходов операции предлагались разнообразные критерии – исходная острота зрения [12, 40, 68], возраст и длительность существования ИМР [4, 78], размеры ИМР [4, 12, 40, 68, 71, 102, 122, 124] и др., а также их комбинации [22]. При этом корреляции с послеоперационной остротой зрения были чаще невысокими. Одной из причин являлась оценка остроты зрения не в отдаленном периоде наблюдения, а в сроки 3-6 месяцев после операции [68, 102, 112, 124], когда по данным, полученным в настоящем исследовании, еще не достигнут «конечный» уровень зрительных функций. Кроме того, в этих работах нет указаний на исключение пациентов с начальными стадиями катаракты, что, согласно полученным результатам, снижало значимость выявляемых критериев.

    Настоящая работа отличалась длительными сроками наблюдения и жестким контролем прозрачности оптических сред глаза – было проведено обследование группы пациентов, сформированной путем полного исключения катаракты при последнем осмотре (преимущественно больных с артифакией). Это позволило установить, что современные хирургические технологии обеспечивают высокие зрительные функции у преобладающего большинства пациентов с минимальным диаметром разрыва до 650 μм, что соответственно резко снижает значимость прогнозирования функциональных исходов вмешательства. Не исключено, что вопросы прогнозирования будут намного более важны при лечении разрывов больших размеров, однако это требует дополнительного изучения.

    Таким образом, современные методы хирургического лечения ИМР в отдаленном периоде наблюдения (1 год и более) обеспечивали восстановление структуры наружных слоев сетчатки и высокие функциональные результаты при условии прозрачности оптических сред глаза у преобладающего большинства пациентов с минимальным диаметром ИМР до 650 μм.

    Представленные в работе данные показали, что внедрение современных технологий на базе 25 и 27G позволяет значимо повысить эффективность лечения ИМР. После успешного эндовитреального вмешательства по поводу ИМР имело место последовательное восстановление нормальной морфологической картины наружных слоев сетчатки, о чем свидетельствовало восстановление эллипсоидной зоны фоторецепторов в фовеа. Наиболее информативным фактором прогноза анатомических результатов хирургического лечения ИМР являлась средняя толщина сетчатки в фовеальной зоне, измеряемая методом СОКТ. Современные методы хирургического лечения ИМР в отдаленном периоде наблюдения обеспечивали высокие функциональные результаты у преобладающего большинства пациентов с минимальным диаметром разрыва до 650 μм.


Страница источника: 74

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru