Online трансляция


Трансляция симпозиумов в рамках Международного офтальмологического конгресса
Белые ночи
Белые ночи
Санкт-Петербург
29 мая - 2 июня 2017 г. Трансляция проводится из двух залов:
Зал «Стрельна»
Зал «Санкт-Петербург»


Международная конференция по офтальмологии
Восток–Запад
Восток–Запад
Уфа
8 - 9 июня 2017 г.

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
№ 21 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
№ 2 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 1 2017
№ 5 2016
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2016
Выпуск 3. 2016
Выпуск 2. 2016
Выпуск 1. 2016
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
№ 3 (29) Июнь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Характеристика анатомического, функционального и физического состояния глаз пациентов после операции


1----------

     Осмотр пациентов проводили ежедневно в течение всего периода пребывания в стационаре, в 1, 3, 6 и 12 месяцев, затем каждый год, а также в случаях возникновения осложнений.

    При биомикроскопическом осмотре пациентов в раннем послеоперационном периоде (1-10-е сутки) во всех случаях наблюдали выраженную смешанную инъекцию сосудов глазного яблока. У пациентов 1-й клинической группы донорская роговица сохраняла прозрачность, эпителизация ее отсутствовала, края роговицы реципиента и донорской роговицы были адаптированы, узловые швы имели хорошее натяжение. Опорная пластина кератопротеза занимала правильное положение в глубоких слоях донорской роговицы. Оптический цилиндр протеза роговицы во всех случаях был чистый (рис. 15 и 16).

    У пациентов 2-й группы донорская роговица была укрыта аутослизистой с губы, которая в 1–2-е сутки была бледной, без прорастания новообразованных сосудов (рис. 17, а), со 2–3-х суток аутослизистая полости рта приобретала физиологическую окраску, начиналось прорастание ее новообразованными сосудами (рис. 17, б). Опорная пластина кератопротеза не офтальмоскопировалась. Оптический цилиндр протеза роговицы во всех случаях был чистый.

     У пациентов 1-й группы на 40 глазах выявили признаки опалесценции влаги передней камеры по описанной методике А.И. Горбань (2008) [Цит. по: 52]: на 28 глазах – опалесценция (+++), на 10 глазах – опалесценция (++), на двух глазах – (+). У пациентов 2-й группы во всех 45 случаях выявили признаки опалесценции влаги передней камеры: на 33 глазах – опалесценция (+++), на семи глазах – опалесценция (++), на пяти глазах – (+). Однако следует отметить, что признаков фибринозного экссудата ни в одном случае зафиксировано не было. У пациентов 1-й группы на всех глазах в передней камере в прикорневой зоне радужки отмечали мазки крови, на двух глазах – гифему 1-2 мм высотой. У пациентов 2-й группы на пяти глазах в области оптического цилиндра отмечали мазки крови, оценить наличие крови в передней камере в прикорневой зоне радужки не представлялось возможным.

    Итак, в раннем послеоперационном периоде ареактивное течение наблюдали у 2 пациентов (1-я группа). У остальных 40 пациентов 1-й группы и всех пациентов 2-й клинической группы наблюдали разной степени выраженности реакцию со стороны увеального тракта на операционную травму ввиду выполнения дополнительных манипуляций на структурах ПОГ.

    Выраженность воспалительного процесса, определяемая интенсивностью инъекции глазного яблока и наличием опалесценции в передней камере у пациентов 1-й и 2-й групп была одинаковой (табл. 29).

     После пересадки РПК у всех пациентов в 1-й день после операции получили повышение ОЗ. Однако ввиду нестабильности зрительных функций в раннем послеоперационном периоде в статистический анализ включили показатели ОЗ на 10-е сутки после операции, которая составила у пациентов 1-й группы от 0,001 до 1,0 (в среднем НКОЗ=0,2±0,2, КОЗ=0,3±0,3), у пациентов 2-й группы также от 0,001 до 1,0 (в среднем НКОЗ=0,17±0,2; КОЗ=0,21±0,3). Это было статистически достоверно выше дооперационной ОЗ – р=0,0001/0,007 соответственно (табл. 30).

    Стабилизация ОЗ у пациентов обеих групп происходила к 1-му месяцу со статистически достоверным повышением его корригированного среднего значения до 0,34±0,25 (р=0,005) у пациентов 1-й группы и до 0,27±0,3 (р=0,002) у пациентов 2-й группы. У пациентов 1-й группы ОЗ оставалась стабильной в течение 3 месяцев (р=0,5). Начиная с 6-го месяца послеоперационного периода и до 1-го года наблюдали статистически достоверное прогрессирование снижения ОЗ: в 6 месяцев средняя величина КОЗ составила 0,28±0,25 (р=0,003), а в 1 год – 0,2±0,3 (р=0,009). В дальнейший срок наблюдения от 1 года и до 4 лет КОЗ оставалась статистически достоверно стабильной. В то время как у пациентов 2-й группы ОЗ оставалась статистически достоверно стабильной в течение всего срока наблюдения до 4 лет (см. табл. 30).

    В послеоперационном периоде у пациентов 1-й группы наблюдали статистически достоверное стабильное состояние зрительного нерва до 6 месяцев со средним показателем КЧИФ 36,1±5,4 Гц в 10 дней (р=0,2), 35,6±5,3 Гц в 1 месяц (р=0,08) и 36,0±5,3 Гц в 3 месяца (р=0,05). К 6-му месяцу выявлено статистически достоверное снижение среднего показателя КЧИФ до 31,8±9,0 Гц (р=0,001), с последующей статистически достоверной стабилизацией состояния зрительного в срок наблюдения до 4 лет. У пациентов 2-й группы на протяжении всего срока послеоперационного периода наблюдали статистически достоверно стабильное состояние зрительного нерва (табл. 31).

     При проведении биометрии глаза в динамике у пациентов 1-й группы в срок наблюдения до 1-го месяца послеоперационного периода наблюдали статистически достоверную стабильность длины ПЗО глаза, среднее значение которой в 10-й дней составило 23,7±1,0 (р=0,6), в 1 месяц – 23,7±1,0 (р=0,06). С 3-го до 6-го месяца отмечали статистически достоверное увеличение ПЗО: среднее значение ПЗО глаза в 3 месяца было 23,8±1,0 (р=0,01), а в 6 месяцев – 24,1±1,0 (р=0,00005). В дальнейший срок наблюдения от 1 года до 4 лет наблюдали статистически достоверную стабилизацию размера ПЗО глаза данных пациентов. У пациентов 2-й группы в послеоперационном периоде на протяжении всего срока наблюдения средние показатели ПЗО глаза оставались стабильными, что имело статистически значимую достоверность (табл. 32).

    Контроль за состоянием СТ и сетчаткой в послеоперационном периоде осуществлялся методом Б-сканирования. В раннем послеоперационном периоде (1-10-е сутки) у 1 пациента 2-й группы наблюдали гемофтальм, других осложнений не было. В срок наблюдения от 6 месяцев до 2 лет у 4 пациентов диагностировали отслойку сетчатой оболочки (у 1 пациента 1-й группы и 3 пациентов 2-й группы): у 1 пациента на фоне тупой травмы глаза, у 3 пациентов с афакией на фоне протрузии кератопротеза с фильтрацией ВВ. Других осложнений со стороны сетчатки и СТ в срок наблюдения до 4 лет зафиксировано не было.

    Измерение офтальмотонуса в послеоперационном периоде также проводили тонометрией по Шиотцу, транспальпебральной и пальпаторной тонометрией.

     Показатели офтальмотономерии по Шиотцу в 1-й клинической группе на 10-е сутки после операции варьировали от 4 до 13,1 мм рт. ст (в среднем 6,3±2,4 мм рт. ст.), что было достоверно ниже, чем до операции (р=0,005). К 3-му месяцу показатели ВГД, измеряемые тонометрией по Шиотцу приобретали стабильные показатели, которые статистически не отличались друг от друга в различные сроки послеоперационного наблюдения до 4 лет. Во 2-й клинической группе на 10-е сутки после операции тонометрией по Шиотцу также фиксировали снижение показателей ВГД, которые находились в пределах от 4 до 18,5 мм рт. ст. (в среднем 8,3±5,2 мм рт. ст.), что было достоверно ниже дооперационных показателей. К 1 месяцу показатели ВГД, измеряемые тонометрией по Шиотцу приобретали стабильные показатели, которые статистически не отличались друг от друга в различные сроки послеоперационного наблюдения до 4 лет (табл. 33).

    Среднее значение ВГД, определяемого транспальпебральной тонометрией, на 10-е сутки у пациентов 1-й группы послеоперационного периода составило 16,5±5,5 мм рт. ст., что было статистически достоверно ниже дооперационных значений. В срок наблюдения до 3 месяцев наблюдали статистически достоверную нормализацию ВГД. Начиная с 6-го месяца послеоперационного периода и до 1-го года диагностировали статистически достоверное прогрессирование повышения ВГД: в 6 месяцев средняя величина ВГД составила 17,7±6,3 мм рт. ст. (р=0,009), а в 1 год – 18,7±5,7 мм рт. ст. (р=0,5). После 1-го года наблюдали снижение ВГД со стабилизацией в срок наблюдения до 4 лет. У пациентов 2-й группы на 10-е сутки также наблюдали статистически достоверное снижение ВГД, среднее значение которого составило 13,1±3,4 мм рт. ст. К 3-му месяцу показатели ВГД, измеряемые транспальпебральной тонометрией приобретали стабильно нормальные показатели каковыми оставались в срок наблюдения до 4 лет (см. табл. 33).

     Необходимо отметить, что при сравнении полученных результатов тонометрии по Шиотцу с результатами транспальпебральной тонометрии уровень значимости в разные сроки послеоперационного периода как и в дооперационном исследовании был значительно меньше заданного уровня значимости (р>0,05) (см. табл. 33), что говорит об очень сильных статистических различиях между значениями тонометрии по Шиотцу и транспальпебральной тонометрии у пациентов 1-й и 2-й группы в различные сроки послеоперационного периода.

    Так же как и в дооперационном исследовании произвели сравнительный анализ данных уровня ВГД, полученного с помощью пальпаторного метода тонометрии с результатам транспальпебральной тонометрии и тонометрией по Шиотцу в различные сроки послеоперационной реабилитации пациентов. Пациенты были также распределены в 4 подгруппы с использованием классификации уровней ВГД А.П. Нестерова и А.Я. Бунина (1975) [50], и переводом показателей пальпаторной тонометрии в мм рт. ст. предложенным С.А. Якименко и П.А. Костенко (2010) [82] (см. табл. 16).

    Пальпаторный методом тонометрии (табл. 34) на 10-е сутки послеоперационного периода у пациентов 1-й группы повышенного ВГД не выявлено, в остальные сроки наблюдения до 4 лет методом пальпации фиксировали различное количество пациентов с повышенным ВГД: наибольшее количество случаев повышения ВГД зафиксировано в 6 месяцев – 16 (39%). У пациентов 2-й группы пальпаторной тонометрией повышения ВГД ни в одном случае не выявлено во все сроки наблюдения до 4 лет.

    Результаты количественного распределения пациентов по уровню ВГД, полученного транспальпебральной офтальмотонометрией и тонометрией по Шиотцу представлены в таблице 35. Для проведения статистического анализа пациенты 1-й и 2-й группы были объединены.

    Оценку меры соответствия полученных данных пальпаторной офтальмотонометрией с данными измерения офтальмотонуса по Шиотцу и транспальпебральной тонометрией в послеоперационном периоде 2-х групп производили в диапазоне «гипотония», «норма» и «повышенное ВГД» (табл. 36).

     Как видно из таблицы полученный уровень значимости при сравнении пальпаторного метода с тонометрией по Шиотцу в разные послеоперационные сроки в диапазоне «гипотония» и «норма» значительно меньше значения заданной нулевой гипотезы (<0,05), что указывает на сильные статистические различия между показателями уровня ВГД этих двух методов. Практически во все сроки наблюдения (кроме 6-го месяца и 1-го года) наблюдали статистически достоверную хорошую корреляцию метода пальпаторной тонометрии с тонометрией по Шиотцу в диапазоне «повышенное давление», что мы связываем не с истиной хорошей сопоставляемостью методов, а отсутствием повышенного ВГД у большинства пациентов данной группы в сроки 6 месяцев – 1 год, и с занижением показателей ВГД метода тонометрии по Шиотцу. Намного лучше наблюдали корреляцию между результатами ВГД, измеряемого методом пальпации и транспальпебральной тонометрией. Статистически значимые различия этих двух методов были получены только в срок послеоперационного наблюдения 10 дней, 1 и 3 года в диапазоне «гипотония», в срок 3 года в диапазоне «нормотония» и в 10 дней – «повышенное ВГД».

    Из всего вышеизложенного следует, что в срок 6 месяцев послеоперационного периода у пациентов 1-й группы было обнаружено статистически достоверное ухудшение КЧИФ – 18 глаз (42,9%), увеличение ПЗО – 8 глаз (19%), повышение ВГД (пальпаторный метод/транспальпебральный метод) – 16 глаз (38,1%)/18 глаз (43,9%), снижение ОЗ – 14 глаз (33,3%). Также известно, что в дооперационном исследовании была получена статистически доказанная зависимость между закрытием УПК, ухудшением КЧИФ, повышением ВГД и формированием вторичной глаукомы. Учитывая эти данные в послеоперационном периоде в срок наблюдения 6 месяцев (в этот срок были зафиксированы максимальные и статистически достоверные изменения функционального и анатомического состояния структур ПОГ) была также проведена оценка меры соответствия снижения ОЗ, увеличения ПЗО глаза, снижения КЧИФ, закрытия УПК, повышения ВГД с формированием вторичной глаукомы у данных пациентов.

    Для удобства проведения статистического анализа все пациенты 1-й клинической группы (n=41) в срок наблюдения 6 месяцев после операции были разведены на 2 подгруппы: пациенты, которым была произведена АГО с имплантацией клапана Aхмед (n=25) и пациенты которым не была произведена АГО операция (n=16) ввиду отсутствия признаков формирования вторичной глаукомы и соответственно показаний к проведению АГО (табл. 37).

     Оценка меры соответствия полученных данных представлена в таблице 38.

    Таким образом, была найдена сильная статистическая связь между ухудшением ЭФИ, увеличением ПЗО глаза, снижением ОЗ и повышением ВГД в зависимости от того была проведена АГО или нет (см. табл. 38).

    Для оценки уровня информативности и надежности трех изучаемых методов офтальмотонометрии, ЭФИ и А-метода в выявлении повышенного ВГД у пациентов с вторичной глаукомой и сосудистым бельмом IV категории после пересадки РПК был произведен анализ их чувствительности, специфичности, прогностичности положительного и отрицательного результата (табл. 39).

     Как видно из таблицы все диагностические методы показали высокую специфичность (77,8-100%). Достигнутый уровень чувствительности оказался достаточно высоким для пальпаторной и транспальпебральной тонометрии, ЭФИ (80-86,7%), менее хорошим для А-метода – 53,3% и недостаточным для тонометрии по Шиотцу – 33,3%. Все методы обладают высокой прогностичностью отрицательного (73-92,3%) и положительного (66,7-100%).

    Итак, пальпаторный и транспальпебральный метод измерения офтальмотонуса у пациентов с груборубцовыми сосудистыми бельмами после пересадки РПК также показали хорошую корреляцию между собой, процент их способности выявлять гиперофтальмотонус у пациентов данной группы явился достаточно высоким и на много выше чем у офтальмотономтерии по Шиотцу. ЭФИ также явился высокочувствительным методом отражения изменения гидродинамики глаза.

    Для диагностики наличия и определения степени тяжести РКК после операции так же проводили количественную оценку суммарной слезопродукции (проба Ширмера 1). Как было показано выше, до операции показатели пробы Ширмера 1 у пациентов 1-й группы в среднем составили 15,5±8 мм за 5 минут, у пациентов 2-й группы – 17,5±7,6 мм за 5 минут. На 10-е сутки послеоперационного периода фиксировали статистически достоверное снижение показателей суммарной слезопродукции у пациентов обеих групп (у пациентов 1-й группы в среднем до 11,9±7,1 мм за 5 минут, 2-й группы – до 13,9±6,5 мм за 5 минут), с их повышением в 1-й месяц послеоперационного периода до исходных цифр (у пациентов 1-й группы в среднем до 14,9±6,4 мм за 5 минут, 2-й группы – до 16,3±7,3 мм за 5 минут) и последующим стабильным состоянием до 4 лет наблюдения (табл. 40).

     Для определения топографоанатомических взаимоотношений и особенностей структур ПОГ пациентам обеих группы после операции также проводили пОКТ и УБМ. По данным УБМ средняя толщина РПК на 10-е сутки после операции у пациентов 1-й группы в среднем составила составила 1239,4±207,5 мкм, 2-й группы – 1197,5±254,5 мкм, по данным пОКТ – 1175,6±105,4/1184,8±238,9 мкм соответственно и оставалась статистически достоверно стабильной (по средней величине) на протяжении всего срока наблюдения до 4 лет. При этом наблюдали статистически значимое уменьшение средней толщины роговицы над опорной пластиной кератопротеза в сроки наблюдения 3 месяца, 6 месяцев и 1 год (в сравнении со сроком наблюдения 10 дней) у пациентов 1-й группы и в срок наблюдения 1 год – у пациентов 2-й группы и увеличение средних величин роговицы под опорной пластиной в сроки послеоперационного периода от 6 месяцев до 4 лет (1-я группа), от 1 года до 4 лет (2-я группа). Увеличение толщины над опорной пластиной кератопротеза после оперативного лечения в сроки 2-4 года связано с проведением хирургического укрепления бельма у пациентов с оголением элементов кератопротеза. У пациентов 2-й группы средняя толщина покровной ткани к 10-му дню послеоперационного периода составила 786,6±168,3 мкм по УБМ и 577,1±146,2 мкм по данным пОКТ. Особенностью явилось то, что через 1 месяц после хирургического вмешательства не наблюдалось биоинтеграции биопокрытия в ткани роговицы. Через 3 месяца происходила частичная биоинтеграция покрытия роговицы в её ткань, отдифференцировать ткани на отдельных участках не представляется возможным, что имело статистическое подтверждение. Через 6 месяцев происходила полная биоинтеграция покровной ткани в ткани роговицы. Передняя камера была восстановлена всем пациентам с увеличением ее средних значений. Средняя глубина передней камеры составила на 10-й день послеоперационного периода по данным УБМ 1433,3±897,6 мкм (1-я группа), 1197,5±254,5 мкм (2-я группа), по пОКТ – 1472,0±965,8/1184,8±238,9 мкм, что все равно оставалось значительно меньше нормальных значений [63]. Ввиду выраженных фибропластических процессов в передней камере к 3-му месяцу происходило образование иридокорнеальных сращений у 40 пациентов 1-й группы и у 44 пациентов 2-й группы, со статистически подтвержденным уменьшением размеров передней камеры в срок наблюдения 6 месяцев – 2 года (1-я группа), 1-3 года (2-я группа). Толщина радужки в прикорневой зоне составила в среднем 490,7±147,8/465,4±144,6 мкм (по УБМ) и 466,3±117,2/438,7±100,9 (по пОКТ), что как и в дооперационном исследовании было несколько выше нормальных значений [63]. Толщина цилиарного тела в среднем составила 689,2±156,4/695,3±147 мкм и 693,8±74,8/666,2±110,8 мкм, определяемая методами УБМ и пОКТ соответственно, что практически не отличалось от среднестатистических нормальных значений [63]. У пациентов 2-й группы во всех случаях подтверждали афакию. Нужно заметить, что васкуляризированная биологическая покровная ткань, плохо проходима для лучей низкой когерентности, что с трудом позволяет в сроки наблюдения до 3-6 месяцев проводить исследование структур ПОГ методом пОКТ. У 6 пациентов 1-й группы с ИОЛ из-за рубцового процесса в передней камере происходила дислокация и частичная люксация ИОЛ вместе с капсульным мешком в переднюю камеру с закрытием УПК.

    В двух случаях (1-я группа) УБМ выявлены остатки хрусталиковых масс после ЭК. Надо отметить, что метод пОКТ не позволял выявить остатки хрусталиковых масс.

    В срок наблюдения до 24 месяцев, в одном случае (2,8%) у пациента 1-й группы, через 16 месяцев после оперативного вмешательства биомикроскопически и методом пОКТ и УБМ была диагностирована дислокация дренажа клапана Aхмед из ПОГ в слои склеры ввиду разрастания РПМ.

    Более подробно количественные и качественные показатели структур ПОГ по данным УБМ и пОКТ у пациентов 2-х клинических групп представленны в таблицах 41-44.


Страница источника: 96

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru