Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Результаты исследований.


1----------

     Оценка анамнестических данных, характеризующих инфекционный синдром, выявила, что у детей с наличием ПВР (Группа 2) чаще, чем у детей с ареактивным течением послеоперационного периода (Группа 1), встречаются: длительный субфебрилитет или лихорадка (p<0,05), увеличение частоты ОРВИ (дети из группы «ЧБД») (p<0,05), бактериальные инфекции кожи и подкожно-жировой клетчатки (p<0,01), корь (p<0,05), патологические реакции на прививки (p<0,05), лимфадениты (p<0,01), оппортунистические инфекции (p<0,05). При оценке симптомов, характеризующих аллергический синдром, чаще встречается отягощенность анамнеза по аллергической патологии кожи у детей с наличием ПВР (p<0,01). Информативным показателем также является токсикоз I-ой половины беременности, который чаще встречался у матерей детей с наличием ПВР в возрасте 6-14-ти лет (p<0,05).

    ROC-анализ продемонстрировал, что сумма баллов инфекционного синдрома ≥ 4-х у детей 2-5-ти лет (ДЧ=69,2%, ДС=50,0%, p<0,05), а также ≥ 3-х у детей 6-14-ти лет (ДЧ=76,9%, ДС=46,7%, p<0,05) увеличивает риск развития ПВР. Кроме того, сумма баллов аллергического синдрома ≥ 1-го и наличие токсикоза I-ой половины беременности, ассоциировано с развитием ПВР у детей 6-14-ти лет (ДЧ=76,9%, ДС=60,0%, p<0,05). Проведенный анализ подтвердил значимость анамнестических факторов в развитии ПВР, однако выявил недостаточную информативность для точности прогноза, что обосновывает необходимость проведения лабораторного иммунологического обследования.

    Изучение показателей иммунофенотипа лимфоцитов периферической крови у детей 2-5-ти лет до операции с наличием ПВР выявило достоверное снижение количества Т-лимфоцитов (p=0,016), которое происходит, в основном, за счет снижения цитотоксических Т-лимфоцитов (p=0,0004), приводящего к увеличению иммунорегуляторного индекса (CD4/CD8) (p=0,002). Увеличение количества В-лимфоцитов (p=0,0025 и p=0,0025) происходило за счет популяции В2-лимфоцитов (p=0,002) у пациентов с наличием воспалительной реакции в раннем послеоперационном периоде. Также у детей с наличием ПВР выявлено увеличение абсолютного количества NK-клеток (p=0,0048). Проведенный ROC-анализ показал наибольшую значимость относительного количества цитотоксических Т-лимфоцитов и иммунорегуляторного индекса в прогнозе ПВР (Рис.1). Снижение относительного количества цитотоксических Т-лимфоцитов менее 26,4% (ДЧ=83,3%, ДС=80,0%, p<0,05) и увеличение иммунорегуляторного индекса (CD4/CD8) более 1,24 (ДЧ=91,7%, ДС=50,0%, p<0,05) позволяет прогнозировать развитие послеоперационной воспалительной реакции у детей 2-5-ти лет.

    Изучение показателей иммунофенотипа лимфоцитов периферической крови у детей 6-14-ти лет выявило увеличение относительного и абсолютного количества Th17-лимфоцитов (p=0,017 и p=0,002), увеличение относительного количества В2-лимфоцитов (p=0,005), снижение относительного и абсолютного количества NK-клеток (p=0,01 и p=0,04) при наличии ПВР. Проведение ROC-анализа выявило наиболее информативный показатель в прогнозе развития ПВР - увеличение абсолютного количества Th17-лимфоцитов более 190 клеток/мкл (ДЧ=85,7%, ДС=85,3%, p<0,05).

    У всех пациентов из Группы 2 наблюдалось снижение активности СДГ по сравнению с детьми из Группы 1. Наиболее информативными цитоморфоденситометрическими показателями при исследовании активности СДГ в общей популяции лимфоцитов явились: для детей 2-5-ти лет – площадь гранул, для детей 6-14-ти лет – интегральная оптическая плотность (ИОП) гранул (Рис. 2).

    ROC-анализ показал отличное качество прогностической модели, основанной на определении площади гранул у детей 2-5-ти лет (AUC=0,955 (0,896-0,999), p<0,05), очень хорошее качество модели, основанной на определении ИОП у детей 6-14-ти лет (AUC=0,816 (0,685-0,946), p<0,05). Площадь гранул менее 11,7 усл. ед. у детей 2-5-ти лет, ИОП гранул менее 906 усл. ед. у детей 6-14-ти лет позволяют прогнозировать развитие ПВР.

     Иммуноцитохимическое исследование показало, что снижение активности СДГ происходит не во всех популяциях лимфоцитов. У детей 2-5-ти лет с наличием ПВР определялось снижение активности СДГ в популяции Т-лимфоцитов, наиболее выраженное в Т-хелперах и активированных Т-лимфоцитах (p<0,05). Активность СДГ в В-лимфоцитах и NK-клетках не отличалась от показателей детей с благоприятным течением послеоперационного периода. У детей 6-14-ти лет из Группы 2 общее снижение активности СДГ происходит за счет популяций Т-лимфоцитов (Т-хелперов, цитотоксических Т-лимфоцитов, активированных Т-лимфоцитов, регуляторных Т-клеток, Th17-лимфоцитов), а также популяции NK-клеток. Активность СДГ в В-лимфоцитах у пациентов 6-14-ти лет не отличалась в группах наблюдения.

    Для оценки эффекта воздействия глюкокортикостероидного препарата дексаметазон на экспрессию поверхностных рецепторов лимфоцитов и интенсивность энергетических процессов в них у практически здоровых детей в возрасте от 6-ти до 14-ти лет была проведена серия экспериментов in vitro. В результате проведенных экспериментов обнаружено, что эффект определяется дозой препарата и временем воздействия. Выявлено снижение уровня экспрессии поверхностного маркера общей популяции лимфоцитов (CD45) на 11,2% при применении максимальной дозы дексаметазона (p<0,05). Для популяции Т-лимфоцитов периферической крови выявлено снижение уровня экспрессии их основных поверхностных маркеров: CD3 до 50,0%, CD4 до 54,2%, CD8 до 13,9% (p<0,05). Выявлено снижение уровня экспрессии CD127 в регуляторных Т-клеток до 38,1% и активированных Т-хелперов до 60% (p<0,05). Необходимо отметить, что уровень экспрессии поверхностного маркера Th17-лимфоцитов (CD161) достоверно не изменялся (p>0,05) при увеличении дозы, вплоть до максимальной. Эти данные указывают на меньшую чувствительность Th17-лимфоцитов, чем других популяций Т-лимфоцитов, к дексаметазону. Достоверных изменений уровня экспрессии поверхностного В-клеточного маркера (CD19) выявлено не было. Также показано снижение уровня экспрессии поверхностных маркеров NK-клеток CD16 и CD56 (p<0,05).

    Степень изменений активности СДГ также зависела от дозы и времени воздействия дексаметазона и определялась видом популяции лимфоцитов. Достоверное снижение активности СДГ в Т-лимфоцитах при воздействии терапевтической дозы препарата в течении 1-го часа происходило за счет снижения активности в цитотоксических Т-лимфоцитах и активированных Т-хелперах (p<0,05). При увеличении экспозиции до 3-х часов выявлено дальнейшее снижение активности фермента в популяции Т-лимфоцитов, цитотоксических Т-лимфоцитов, активированных Т-хелперов, но, кроме того, обнаружено снижение активности в популяциях регуляторных Т-клеток и Т-хелперов (p<0,05). Активность СДГ в популяциях В-лимфоцитов, NK-клеток и Th17-лимфоцитов при времени экспозиции 1 и 3 часа достоверно не изменялась.

    Анализ клинических результатов течения раннего послеоперационного периода показал, что у большинства детей отмечалась послеоперационная реакция 0-й и 1-й степени. Достоверных различий частоты воспалительной реакции у детей разного возраста выявлено не было, однако, прослеживалась тенденция к увеличению частоты встречаемости ПВР у детей 2-5-ти лет по сравнению с детьми 6-14-ти лет. Подробный анализ величины исходной остроты зрения, формы катаракты, рефракции, сопутствующей офтальмологической патологии, не вызывающей значительных изменений анатомо-топографических особенностей глаза, и симметричности поражения не выявил влияния данных параметров на увеличение частоты воспалительной реакции. У всех детей в послеоперационном периоде отмечалось повышение остроты зрения. Тем не менее, у пациентов с односторонними катарактами острота зрения после операции не превышала 0,3, у детей с двусторонними катарактами острота зрения в послеоперационном периоде могла составлять до 1,0.

    Во всех случаях тактика хирургического вмешательства определялась клинической формой катаракты и состоянием задней капсулы хрусталика. Так, при наличии помутнения задней капсулы хрусталика, всем детям одномоментно с аспирацией врожденной катаракты выполнялась 25G задняя капсулотомия с передней витрэктомией с целью исключения необходимости повторных хирургических вмешательств. Расширение хирургического вмешательства в отношении задней капсулы (25G задней капсулотомии в сочетании с передней витрэктомией) не влияло на частоту развития ПВР.

    Проведенный анализ анамнестических данных и иммунологических показателей у детей с врожденными катарактами выявил ряд маркеров, характеризующихся высокой информативностью в прогнозе развития ПВР. На основании этих маркеров методом множественной пошаговой регрессии были получены математические модели для коэффициента прогноза развития ПВР К1 – К6. Множественный коэффициент корреляции для уравнения К1, учитывающего анамнестические данные у пациентов 2-5-ти лет, составил 0,51, что свидетельствует о недостаточной информативности анамнестических сведений. Аналогичный коэффициент корреляции для детей 6-14 лет (прогностический коэффициент К4) составил 0,82, что свидетельствует об умеренной информативности анамнеза в прогнозе развития ПВР (Рис. 3).

    ROC-анализ информативности коэффициента К4 показал, что при К4 ≥ 0,35 увеличивается риск развития ПВР (ДЧ=84,6%, ДС=73,3%, p<0,05).

     На основании анамнестических данных и показателей активности СДГ в общей популяции лимфоцитов получены математические модели К2 и К5 для детей 2-5-ти и 6-14-ти лет. Множественный коэффициент корреляции для модели К2 составил 0,80; для К5 – 0,90. Информативность полученных моделей была выше, чем у К1 и К4, но определяла необходимость использования дополнительных показателей. Наибольшей информативностью обладали математические модели К3 и К6 для детей 2-5-ти и 6-14-ти лет соответственно, построенные на основании анамнестических сведений, данных иммунофенотипа и активности СДГ лимфоцитов периферической крови (Рис 4-5). Множественные коэффициенты корреляции составили 0,93 в обоих случаях.

    Для проверки информативности коэффициентов К3 и К6 был проведен ROC-анализ, который продемонстрировал очень хорошее качество модели (AUC=0,830 (0,687-0,997), p<0,05) и отличное качество модели К6 (AUC=0,975 (0,933-0,998), p<0,05). Диагностическая значимость определения прогностических коэффициентов К3 и К6 значительно превышала значимость отдельных показателей, вошедших в регрессионное уравнение (Рис. 6).

    Уровень порогового значения для коэффициента К3 ≥ 0,33 позволяет прогнозировать развитие ПВР у детей 2-5-ти лет с вероятностью 90% (ДЧ=90,0%, ДС=87,5%, p<0,05). Уровень порогового значения К6 ≥ 0,63 позволяет прогнозировать развитие ПВР у детей 6-14-ти лет с вероятностью 97% (ДЧ=96,7%, ДС=90,3%, p<0,05).

    На основании определения информативности отдельных показателей и построенных прогностических моделей были созданы алгоритмы пошагового действия для выявления риска развития ПВР у детей разного возраста (Рис. 7).

    На первом этапе (шаг 1) у пациентов определяется сумма баллов инфекционного синдрома. При сумме баллов инфекционного синдрома ≥ 4-м, необходимо выполнение второго этапа алгоритма (шаг 2). При сумме баллов менее 4-х необходимо определение активности СДГ в общей популяции лимфоцитов (площадь гранул). Снижение площади гранул менее 11,7 усл. ед. свидетельствует о необходимости выполнения 2-го этапа (шаг 2); площадь гранул более 11,7 усл. ед. позволяет предположить низкий риск развития ПВР. Шаг 2 включает проведение иммунологического исследования с определением относительного количества цитотоксических Т-лимфоцитов и вычисление коэффициента К3. Значение коэффициента К3<0,33 позволяет прогнозировать благоприятное течение раннего послеоперационного периода. Коэффициент К3≥0,33 свидетельствует о высоком риске ПВР и определяет необходимость проведения предоперационной подготовки.

    У детей 6-14-ти лет на первом этапе (шаг 1) на основании анамнестических данных определяется коэффициент прогноза К4. Если К4≥0,35 необходимо выполнение второго этапа (шаг 2) алгоритма. При К4 < 0,35 необходимо определение активности СДГ в общей популяции лимфоцитов (ИОП) свидетельствует о необходимости выполнения 2-го этапа (шаг 2); ИОП > 905 усл. ед. позволяет предположить низкий риск развития ПВР.

    Шаг 2 включает проведение иммунологического исследования с определением абсолютного количества Th17-лимфоцитов и вычисление коэффициента К6. Значение К6 < 0,63 позволяет прогнозировать благоприятное течение раннего послеоперационного периода; К6 ≥ 0,63 свидетельствует о высоком риске ПВР и определяет необходимость предоперационной подготовки.

    Таким образом, выявлены наиболее значимые анамнестические и иммунологические показатели, объединенные в алгоритмы, позволяющие прогнозировать развитие ПВР у детей с врожденными катарактами.


Страница источника: 12

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru