Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст
УДК:617.753.2-07

Экспериментальные модели осевой близорукости: подходы к изучению механизмов развития


1Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения Российской Федерации

     Термины «модель», «моделирование» стремительно и прочно вошли в обиход не только конструкторов, строителей, архитекторов, но также широкого круга биологов и медиков. Построение и использование моделей функционирования отдельных органов человеческого организма является одним из магистральных направлений развития как патологической физиологии, так и медицины в целом.

    При выборе моделей осевой близорукости возникают две серьезные проблемы. Во-первых, возможность экстраполяции на человека данных, получаемых в экспериментальных исследованиях на животных. Вторая серьезная проблема касается биологических основ регуляции роста глазного яблока.

    Сложности экстраполяции существуют, но переносить данные с животных на человека возможно, если перед экспериментальными исследованиями ставятся задачи изучения общих закономерностей действия различных факторов. Другим важным моментом является выбор подходящего животного.

    Восприимчивые периоды для развития близорукости у животных и людей не совпадают. Разные виды животных существенно различаются по анатомическому строению органа зрения. Конечно, лучшей моделью для изучения патологии глаз человека, в частности осевой близорукости, являются приматы, которые довольно близки к человеку с точки зрения анатомо-физиологических свойств и биохимических процессов. Так, в ранних работах приматы уже использовались для изучения влияния усиленной работы аккомодации и конвергенции на развитие близорукости [15, 78].

    К сожалению, такие модели дороги и труднодоступны. В экспериментальной офтальмологии в качестве более доступной живой модели чаще всего используются кролики в связи со схожестью основных анатомофизиологических параметров глаз [5].

    Экспериментальные модели осевой близорукости

    Известно, что новые научные данные часто появляются на стыке нескольких дисциплин. Типичным примером, подтверждающим данный тезис, является зарождение и развитие 200 лет тому назад экспериментальной офтальмологии. Появившись на стыке медикобиологических наук, новое направление условно разделило исследования в области этиологии близорукости на два периода: до исследования на животных и после. Во время более раннего периода преобладало мнение, что близорукость имеет либо генетическое происхождение, либо вызвана избыточным тонусом аккомодации.

    Случайное открытие, сделанное в 70-х годах прошлого века, показало, что в сенситивный период развития зрительного анализатора у животных и человека депривация форменного зрения ведет к развитию осевой формы близорукости. Так появились депривационные модели близорукости (form deprivation myopia, FMD). Подобную форму заболевания чаще всего вызывают блефарорафией, пенализацией, окклюзией глаз молодых обезьян, грызунов, кошек, мелких птиц. На обезьянах воспроизведена медленно-прогрессирующая осевая близорукость до 12,0–13,0 дптр. На глазах грызунов (сурков, кроликов, серых мышей) получена средняя и высокая величины близорукости. Процесс формирования близорукости у кошек очень медленный, а величина ее не превышает 3,0 диоптрий. Замечено, что максимальная чувствительность к депривации наблюдается у цыплят. У них величина экспериментальной близорукости 20,0 дптр достигнута в течение 7 дней, в то время как кроликам для данного процесса необходимо не менее 2 недель. У разных животных длительность эксперимента варьирует, и у цыплят в среднем составляет 3 недели, а у обезьян – 2 года [32, 61, 62]. При этом необходимо подчеркнуть, что депривация форменного зрения осуществляется только на одном глазу животных, другой бывает интактным и остается эмметропичным или гиперметропическим. 80 лет назад были обнаружены различия в рефракции на периферии сетчатки; но только клиническими наблюдениями в 70-х годах прошлого века замечено было, что у подростков с гиперметропической рефракцией на периферии сетчатки имеется большая вероятность развития близорукости.

    Экспериментальными исследованиями подтверждено, что в развитии депривационной близорукости важную роль играет периферическая часть сетчатки. Последующими исследованиями установлено, что дефокусировка глаза делает его близоруким, и ее развитие не зависит от аккомодации и находится под местным локальным контролем с последующими локальными изменениями в сосудистой оболочке и склере [65].

    Некоторые авторы [36] удлинение глазного яблока в депривационной модели близорукости связывают с удлинением наружных сегментов палочковых фоторецепторов сетчатки, что приводит, по их мнению, к сдавлению клеток пигментного эпите лия («палочковый толчок»). Давление, оказываемое удлиненными фоторецепторами на базальную пластинку пигментного эпителия, переходит на хориоидею и склеру, в результате чего эти оболочки истончаются, что вызывает удлинение оси глаза.

    В настоящее время полагают, что развитие депривационной экспериментальной близорукости стимулируется нейротрансмиттерами сетчатки.

    Установлена роль двух основных нейротрансмиттеров: допамина и вазоактивного интестинального полипептида (ВИП). Допамин в депривационном глазу дополнительно стимулирует выделение мелатонина. ВИП регулирует рост интеcтинальной стенки и секрецию пигментных клеток эпителия. С биохимической точки зрения, депривационная близорукость развивается при недостатке допамина, избытке ацетилхолина и ВИП. Ацетилхолин в сетчатке ингибирует выработку нейрогормона соматостатина, который, в свою очередь, ингибирует выработку ВИП. Следовательно, между нейротрансмиттерами сетчатки существуют два основных антагонизма:

    1) между ацетилхолином и допамином;

    2) между соматостатином и ВИП, с одной стороны, и ацетилхолином – с другой [4, 67].

    Патологическое увеличение переднезаднего размера глазного яблока может частично объясняться интенсивным ростом глаз ного яблока в ночное время. Нормальный же рост глазного яблока наблюдается в дневное время. Экспериментальными исследованиями установлено, что рост глазного яблока в ночное время у депривационного глаза не прекращается и после отмены депривации. По мнению Жэнь Лимэн и соавт. [13], истончение наружной оболочки и удлинение оси глаза свидетельствуют скорее не о простом его растяжении, а об ускорении компенсаторного роста глазного яблока.

    Представленный выше механизм, ответственный за формирова ние депривационной близорукости, подтверждается следующи ми данными:

    1. Резекция зрительного нерва не защищает глаз от миопизации, вызываемой депривацией. Данный факт свидетельствует о том, что депривационная близорукость формируется без уча стия центральных отделов зрительного анализатора.

    2. При использовании специальных окклюдоров, наклады ваемых на роговицу с височной или назальной стороны, секто ральная депривация сетчатки вызывает близорукость с соответ ствующими морфологическими изменениями стекловидного тела и склеры только в сегментах, подвергаемых депривации. По-видимому, такая особенность в формировании деприваци онной близорукости обусловлена локальным контролем роста глазного яблока.

    Развитие экспериментальной депривационной близоруко сти находится в зависимости от многих факторов, решающим из которых является нахождение животного в условиях нор мального суточного ритма (смена дня и ночи). Если животных изначально держать в темноте, то развитие близорукости не на блюдается. Необходимость в смене дня и ночи для развития близорукости, вероятнее всего, доказывает, что при дневном свете происходят процессы, являющиеся предшествующими и важными для процессов в сетчатке, протекающих ночью. По данным некоторых авторов [74], сетчатка (точнее мюллеровские клетки) – индуктор роста глазного яблока.

    Нормальный рост глазного яблока контролируют суточные колебания света. Депривация прерывает нормальный, естественный рост глазно го яблока, а наблюдающийся при ней патологический рост ус коряет развитие близорукости. Вторым не менее важным фак тором для развития экспериментальной близорукости является анатомическая целостность сетчатки. Глаз, подвергшийся изме нениям под воздействием нейротоксинов (каиновая и квисквалевая кислоты), в последующем не дает возможность создать экспериментальную мо дель депривационной близорукости [32]. Третьим неоспоримым фактором для развития экспериментальной депривационной близорукости является время начала эксперимента.

    Депривация форменного зрения должна выполняться на очень молодых жи вотных. Эксперимент на взрослых животных часто не приводит к успеху.

    Например, наиболее чувствительный период для развития экспериментальной депривационной близорукости у цы плят – первые дни жизни. У крыс этот период начинается с 15-го дня, когда открываются веки, а у приматов аналогичен 7-лет нему возрасту человека [13, 51, 62]. Четвертым необходимым фактором для создания депривационной модели близорукости является непрерывность эксперимента.

    Исследование процессов гемодинамики в глазу при близорукости давно привлекает внимание ряда исследователей, некоторые из которых указывают на значение этого фактора в развитии как близорукости, так и трофических нарушений в различных тканях глаза [17]. При этом было принципиально доказано, что нарушения гемодинамики предшествуют росту переднезадней оси глаза.

    Модель осевой близорукости Т.Р. Барковской [2, 3], основанная на снижении перфузионного давления в бассейне глазной артерии кролика и повышении офтальмотонуса в период роста животного, явилась подтверждением справедливости изложенных выше представлений. Автором на глазах кроликов породы шиншилла данным способом воспроизведена близорукость до 2,0 дптр. Переднезадний размер глаза увеличился с 20,5 до 23,9 мм.

    Прогрессирование близорукости ассоциируется и с определенными аутоиммунными нарушениями, в том числе с изменениями иммунного ответа к коллагену [9]. В связи с этим некоторыми авторами показана возможность воспроизведения близорукости в эксперименте антисывороткой против клеток склеры [10]. Для этого предварительно крыс иммунизируют клетками склеры кролика, получают антисыворотку против склероцитов кролика с титром не менее 1:50 и вводят ее под конъюнктиву глаза кролика в объеме 0,2–0,3 мл 1 раз в неделю в течение 3-5 недель. Проведенные исследования показали увеличение размеров глаза в переднезаднем направлении в среднем на 0,6 мм (от 16,9 до 17,5 мм). Эта модель важна как свидетельство определенной роли иммунологических процессов в развитии осевой близорукости.

    Ведущим патогенетическим фактором увеличения осевых размеров глаза при близорукости являются растяжение и ослабление склеры глаза, связанные с развитием в ее соединительной ткани дистрофического процесса [1]. Это отражено на экспериментальной модели миопической болезни глаз, основанной на истончении склеры в зоне экватора путем ферментативного протеолиза [14]. Авторы вводили под конъюнктиву глаза кроликов породы шиншилла в четырех сегментах свежеприготовленный раствор папаина на физиологическом растворе из расчета 0,005 мг на 1 мл раствора по 0,25 мл в каждый сегмент. Клиническая рефракция за 12 мес. изменилась от гиперметропии в 4,0 дптр в начале эксперимента до осевой близорукости в 5,0 дптр в конце срока наблюдения. Эхобиометрический контроль подтвердил увеличение размеров глаза за один год на 1,4 мм в переднезаднем направлении и на 3 мм по экватору. Гистологическое и электронно-микроскопическое изучение склеры и хориоидеи глаза животного с миопической болезнью выявило истончение фиброзной и сосудистой оболочек со значительными нарушениями в структуре коллагеновых волокон и фибрилл, вплоть до их зернистого распада.

    Состояние стекловидного тела и гематоофтальмического барьера также выделяются среди причин, влияющих на прогрессирование близорукости [7, 11]. Рядом авторов разработана модель осевой близорукости, основанная на стойком повышении осмотического давления стекловидного тела [8, 16].

    Авторы воспроизвели осевую близорукость от 0,5 до 4,0–6,0 дптр на глазах кроликов породы «серый пеликан» и обезьянах породы «павиан гамадрил».

    Размер глаз в переднезаднем направлении увеличился от 0,3 до 3-4 мм.

    Описана модель близорукости, получаемая выращиванием животных (цыплят) в условиях искусственного освещения синим светом [15]. Однако, воспроизводимость экспериментальной миопии при этом достигает 12%, а конкретные механизмы, приводящие к миопизации, не ясны.

    После использования в течение многих лет в качестве моделей для исследования близорукости цыплят [71], тупайи [55], макак-резус [73] и морских свинок [47] спектр моделей пополнили мыши [60, 68].

    Главной причиной для внедрения в качестве моделей мышей было наличие ряда их преимуществ перед другими моделями. К ним относятся: возможность получения многочисленных нокаутмутантов, более развитая генная структура для скрининга транскриптон, полностью упорядоченный геном, мыши – наиболее изученная модель среди млекопитающих для моделирования заболеваний человека, наличие значительного объема знаний о биохимических процессах и фармакологии, и, наконец, штаммы мышей легко скрещиваются и выводятся. Однако этим преимуществам сопутствует множество недостатков. В частности, в сравнении с цыплятами и обезьянами, мыши преимущественно «невидящие» животные.

    Разрешающая способность их глаз в 100 раз меньше, чем у людей, в 80 раз меньше, чем у обезьян и в 15 раз меньше, чем у цыплят, а также приблизительно в 5 раз меньше, чем у морских свинок. Маленькие размеры мышиных глаз (чуть больше 3 мм у взрослых мышей [58], затрудняют измерения размеров глаз и оптических свойств с высокой точностью. Глаза мышей также растут приблизительно в 100 раз медленнее, чем у цыплят. Однако, несмотря на эти препятствия, количество публикаций о моделях близорукости на мышах постоянно увеличивается, и результаты в некоторых случаях удивительно точные.

    Мышиные экспериментальные модели часто используются для того, чтобы сузить поиск генов, лежащих в основе близорукости. В настоящее время благодаря этим исследованиям выявлено 18 возможных локусов на 15 различных хромосомах, связанных с близорукостью.

    Механизмы развития близорукости в эксперименте

    С 70-х гг. прошлого века, начиная с развития первых моделей близорукости на животных, огромное число отечественных и зарубежных экспериментальных работ подтверждает, что склера является органом-мишенью в патогенезе развивающейся близорукости.

    Экспериментальные данные свидетельствуют, что начальную стадию развития близорукости характеризует истончение, примерно на 20%, склеры заднего полюса. Причиной истончения склеры является не ее пассивное растяжение, а потеря ткани.

    Истончение склеры при развитии близорукости является прежде всего результатом сниженного синтеза коллагена и увеличенной его деградация [41, 54].

    В ряде экспериментальных моделей подтверждено снижение синтеза гликозаминогликанов на самых ранних стадиях развития осевой близорукости [42, 57]. Этот процесс сохраняется при прогрессирующем ее течении [43, 44]. Ранние изменения вязкоупругих свойств склеры вызваны снижением синтеза гликозаминогликанов.

    В деградационных процессах экстрацеллюлярного матрикса соединительной ткани склеры центральная роль принадлежит ферментам суперсемейства металлопротеаз (МР) [19]. Действие этих ферментов специфично и точно направлено. Так, ММР-1 (интерстициальная коллагеназа) расщепляет коллагены в единственном локусе, разрывая α1 (I), α2 (I), α1 (II) полипептидные цепи между остатками Gly775 и Ile776 и α1 (III) полипептидную цепь между остатками Gly784 и Ile785. ММР-2 (желатиназа А) расщепляет коллаген V типа, эластин, фибронектины и желатин [29].

    Позднюю стадию развития близорукости характеризуют весьма значительные изменения диаметра коллагеновых волокон в экваториальной и области заднего полюса глаза. Уменьшение среднего диаметра коллагеновых волокон наиболее выражено в наружных слоях склеры. Данный факт объясняется тем, что наружные слои склеры созревают последними [64]. Уменьшение диаметра коллагеновых волокон связано со сниженной продукцией коллагена I типа [20, 66] и увеличением на 20% коллагена V типа [27].

    Как же можно объяснить связь между уменьшенным диаметром коллагеновых волокон и увеличением продукции коллагена V типа. Механизм связи объясняется тем, что коллаген V типа служит регулятором диаметра колллагеновых волокон I типа.

    Заметное истончение локальных областей склеры глазного яблока, сдвиг в соотношении типа коллагена склеры в сторону преобладания коллагена V типа, изменение диаметра коллагеновых волокон и потеря гликозаминогликанов способствуют развитию стафиломы склеры и снижают устойчивость склеры к действию ВГД [24, 25]. Области склеры, обладающие анизотропией механических свойств, более защищенные от развития стафиломы.

    В механизме роста глазного яблока при близорукости в последнее время наибольшее распространение получила концепция роли миофибробластов [59].

    Миофибробласт – это специализированный тип фибробласта с хорошо развитым сократительным аппаратом, содержащий в своем цитоскелете альфа-гладкомышечный актин (α-SM актин), т.е. структуру, характерную для гладкомышечной клетки и участвующую в сокращении межклеточного матрикса.

    В настоящее время у всех млекопитающих выделяют два типа миофибробластов. Первый тип, премиофибробласты, частично диф ференцированы и содержат только актиновые сократительные микрофиламенты, но не имеют α-SM актина. Второй тип миофибробластов характеризуется обширной сетью актиновых сокра тительных микрофиламентов, экспрессирует α-SM актин, и, как по лагают, является зрелым миофибробластом (Н.П. Омельяненко, Л.И. Слуцкий, 2009).

    Миофибробласты присутствуют в органах с высокой способностью к ремоделированию.

    Склера является одной из немногих структур в организме, в которой постоянно содержатся миофибробласты. Они вызывают сжатие экстрацеллюлярного матрикса и участвуют в регулировании пролиферации и дифференцировке эпителиальных, васкулярных и нейрогенных клеток. Главным фактором, способствующим дифференцировке фибробластов в премиофибробласты, является механическое напряжение [59].

    Этот процесс происходит следую щим образом.

    Фибробласты, мигри рующие в область ремоделирования, первоначально вы зывают механическое напряжение в окружающем межклеточном матриксе, содержащем волокнистые структу ры, стимулируя тем самым развитие у других фибро бластов актиновых сократительных микрофиламентов. Механическое напряжение способствует сборке воло кон напряжения, характеризующих премиофибробласты.

    Увеличиваю щееся число фибробластов в обла сти раны секретирует новый колла ген и фибронектин.

    Ориентация кле ток и волокон внутри этого матрикса параллельна поверхности раны и идет по линиям напряжения. Фибробласты проявляют небольшие силы притяжения на вновь сформированном матриксе, укрепляют контакты «клетка – матрикс», развивают внутриклеточные волокна напряжения и, таким обра зом, становятся премиофибробластами.

    Фенотип премиофибробласта поддерживает ся непрерывным взаимодействием между напряжением, порождаемым клеткой, и реакцией субстрата, которая является достаточно устойчивой, чтобы противодействовать этой силе (Н.П. Омельяненко, Л.И. Слуцкий, 2009). Взаимодействие механического напряжения, TGF-β 1 и ED-A FN (разновидность фибронектина) в значительной степени регулирует дифференцировку премиофибробластов в зрелые миофибробласты.

    На основании экспериментальных исследований последних нескольких лет разработана модель роли миофибробластов в развитии и прогрессировании близорукости [59]. Схема этой модели приведена на рис. Механизм связи объясняется следующим образом.

    Ретиносклеральный механизм активизирует истинная потеря ткани склеры, что является причиной ее истончения. Потерю ткани вызывает частично уменьшение синтеза компонентов экстрацеллюлярного матрикса и отчасти ускоренная деградация.

    Истончение склеры вызывает экспрессию генов склеральных миофибробластов, что приводит к изменению коллагенового матрикса и впоследствии проявляется уменьшением диаметра коллагеновых фибрилл. Как истончение склеры, так и ее структурные изменения уменьшают сопротивление действию нормального внутриглазного давления и увеличивают возможность растяжения склеры. Этот процесс так же увеличивает механическое напряжение в межклеточном матриксе, содержащем волокнистые структуры, стимулируя тем самым развитие у фибробластов актиновых сократительных микрофиламентов. Главным фактором, способствующим дифференцировке фибробластов в премиофибробласты, является механическое напряжение.

    На ранней стадии близорукости в этих сложнейших процессах центральным звеном являются гетеродимерные трансмембранные белки (интегрины). Большинство интегринов функционирует как рецепторы для белков внеклеточного матрикса.

    Некоторые члены семейства интегринов являются рецептором для трансформирующего ростового фактора β (TGF-β), стимулирующего функциональную активность фибробластов и индуцирующего их дифференциацию в миофибробласты. Усиленная экспрессия этих интегринов интенсифицирует дифференциацию фибробластов. Снижение экспрессии интегринов приводит к потере связи миофибробластов с экстрацеллюлярным матриксом, что способствует растяжению склеры и увеличению размера глазного яблока [59].

    На сегодняшний день имеются серьезные основания считать, что механическое напряжение имеет важное значение в контроле над фибробластами со стороны экстрацеллюлярного матрикса. С помощью набора трансмембранных рецепторов фибробласты получают сигналы о механических воздействиях на ткань от экстрацеллюлярного матрикса.

    Возникающие изменения экспрессии генов направлены на повышение резистентности матрикса к механическим воздействиям, но эти же изменения на определенном уровне могут приобрести патологический характер. Однако считать этот факт окончательно доказанным пока нельзя.

    В последние годы в области экспериментальной офтальмологии особое значение уделяется роли ретиноидов в процессах рефрактогенеза [22, 30, 48].

    Витамин А и его производные, ретиноиды, необходимы для нормального роста и развития всех позвоночных организмов [38, 39, 69]. Ретинол – исходный метаболический предшественник ретиноевых кислот в животных клетках – не синтезируется, а попадает с пищей. Витамин А всасывается в кишечнике, накапливается в печени и с помощью ретиноид-связывающих белков окисляется до конечной формы all-trans ретиноевой кислоты в различных клеткахмишенях [6, 23, 45, 49, 56, 70, 76]. Ретиноевая кислота определяет дифференцировку различных клеточных линий, в том числе и структур глаза, и распределена в растущих и развивающихся тканях неравномерно [37, 40, 50, 53]. Уровень all-trans ретиноевой кислоты в сыворотке здорового человека варьируется от 2,7 до 4,2 нг/мл [34].

    Рост глазного яблока находится под контролем не только регуляторных механизмов единых для всех органов, но также определяется и вкладом зрительного восприятия. Данный факт явился основой для изучения ретиноевой кислоты как регулятора роста глазного яблока в экспериментах in vitro и in vivo [26].

    Результаты исследования на цыплятах показали, что различные ткани глазного яблока способны синтезировать ретиноевую кислоту. Так, при депривации и ношении отрицательных линз синтез ретиноевой кислоты хороидеей уменьшается и увеличивается при ношении положительных линз.

    Сетчатка и пигментный эпителий также продуцируют ретиноевую кислоту, но в меньших количествах. При приеме ретиноевой кислоты внутрь у цыплят отмечено удлинение глазного яблока [45, 46, 63].

    Изучение рефрактогенеза на морских свинках и обезьянах подтвердило ранее описанное предположение о роли ретиноевой кислоты в регуляции роста глазного яблока, однако были обнаружены некоторые отличия в структуре и функции склеры и собственно сосудистой оболочке у птиц и млекопитающих. Так, у морских свинок при депривационной близорукости или ношении отрицательных линз количество ретиноевой кислоты в образцах сетчатки, хороидеи и склеры увеличивалось. У обезьян при создании депривацинной миопии содержание ретиноевой кислоты напрямую коррелировало с удлинением глаза, отмечено увеличение синтеза ретиноевой кислоты в сетчатке, хороидее, пигментном эпителии сетчатки [23, 45, 46].

    При изучении культуры клеток фибробластов склеры человека обнаружено 6 типов рецепторов к ретиноевой кислоте (RAR alpha, RAR beta, RAR gamma, RXR alpha, RXR beta, and RXR gamma) [21, 75].

    Некоторые исследователи рассматривают ген рецептора RAR alpha как потенциальный ген развития миопии [72, 75, 77]. По данным литературы действие ретиноевой кислоты приводит к изменению пролиферативной активности фиброблатов склеры [31]. Так, в результате исследования Zhonghua et al. [31, 35] выявлено, что при экзогенном действии ретиноевой кислоты in vitro пролиферативная активность фибробластов склеры человека снижается. Однако в литературе описаны данные о противоположном результате при изучении действия ретинола и ретиноевой кислоты на фибробласты склеры кролика: данные вещества в нетоксичной дозе усиливают пролиферацию и миграцию фибробластов теноновой капсулы склеры кроликов и уменьшают плотность эксрацеллюлярного матрикса. Возможным объяснением подобных расхождений в результатах может быть зависимость эффектов ретиноевой кислоты на фибробласты от природы ткани [31].

    Точный механизм действия ретиноевой кислоты на пролиферацию фибробластов склеры до конца не известен. Однако ряд исследователей предполагает, что в основе изменения пролиферативной активности под действием ретиноевой кислоты лежит усиление экспрессии белка фибуллина-1.

    Фибуллин-1 создает межмолекулярные связи, стабилизирующие структуру экстрацеллюлярного матрикса, а также определяет пролиферацию, миграцию и дифференцировку различных клеток, в частности склеры [35].

    Данные по изучению ретиноевой кислоты на рост глазного яблока необходимо использовать в качестве разработки методов лечения, направленных на уменьшение ее содержания в глазах с миопией [26].

    Таким образом, способы экспериментального моделирования осевой близорукости должны быть максимально приближены к условиям клинического проявления, а воспроизведение данной патологии должно осуществляться с помощью предполагаемых естественных механизмов, потенциирующих рост глазного яблока, что позволит с большой долей вероятности понять причинно-следственную взаимосвязь появления и прогрессирования близорукости.

    

    Сведения об авторах:

    Обрубов Сергей Анатольевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры офтальмологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России.

    Хамнагдаева Надежда Вениаминовна – аспирант кафедры патофизиологии и клинической патофизиологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России.

    Семенова Людмила Юрьевна – доктор медицинских наук, профессор кафедры патофизиологии и клинической патофизиологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России.

    Порядин Геннадий Васильевич – член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор кафедры патофизиологии и клинической патофизиологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России

    Салмаси Жеан Мустафаевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры патофизиологии и клинической патофизиологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России.


Страница источника: 58

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru