Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст
УДК:617.713 – 085

Фотодинамическая терапия в лечении неоваскуляризации роговицы у детей


1Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения Российской Федерации
2Консультативно – диагностическая поликлиника № 121 ДЗ г. Москвы

    Повышение эффективности терапевтического лечения заболевания глаз являлось всегда одной из самых злободневных проблем офтальмологии.

    На сегодняшний день одно из ведущих мест в структуре глазной патологии занимают повреждения и заболевания роговицы, сопровождающиеся развитием ее неоваскуляризации, что в конечном итоге приводит к формированию неоваскулярного помутнения, резко ухудшающего оптические свойства роговицы [14]. В мире не менее 40 млн. больных с бельмами нуждаются в операции пересадки роговицы.

    Этиопатогенетические аспекты неоваскулогенеза роговицы.

    Образованию сосудов в роговице препятствует белок sVEGFR – 1, подавляющий активность VEGF – A.

    Поражения роговицы, особенно тяжелой степени, нередко провоцируют развитие процесса неоангиогенеза. В механизме регуляции неоангиогенеза ведущую роль играет высвобождение ангиогенных факторов роста из клеток воспаления макрофагов, тучных, эозинофилов, фибробластов, а также эндотелиальных клеток [22]. Под их действием происходит активация в посткапиллярных венулах эндотелиоцитов, мигрирующих за пределы базальной мембраны с формированием ответвлений основных сосудов. Предполагается, что в основе миграции эндотелиоцитов лежит активация экспрессии эндотелиальных молекул адгезии (например, Е – селектина, VEGF – 165) [22, 45]. В здоровом взрослом организме, находящемся в стабильном состоянии, лишь 0,01% эндотелиальных клеток находится в состоянии деления (в среднем происходит одно деление в 10 лет).

    Под действием ангиогенных факторов роста и цитокинов происходит активация пролиферации эндотелиоцитов, завершающаяся ремоделированием сосуда, после чего вновь сформированный сосуд приобретает стабильное состояние.

    Рост новых сосудов детерминирован балансом между его стимуляторами и ингибиторами. При низком значении стимуляторов неоангиогенез блокируется или мало интенсивен, напротив, при высоких значениях происходит активный запуск неоангиогенеза. Стимуляторами неоангиогенеза являются васкулоэндотелиальный фактор роста (VEGF), фактор роста фибробластов (FGF), ангиогенин, эпидермальный фактор роста (EGF), тромбоцитарный фактор роста (PDGF), трансформирующие факторы роста α (TGF – α) и β (TGF – β), инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF – 1), NO, интерлейкин – 8 и неспецифические факторы, такие как матриксные металлопротеиназы (ММРs) [8].

    Новообразованные сосуды улучшают трофику роговичной ткани и способствуют ускорению репаративных процессов, но после стихания воспаления, оставаясь в роговице, и в лучшем случае запустевая, всегда снижают ее прозрачность.

    Методы лечения больных с неоваскуляризацией роговицы.

    Основным и универсальным способом лечения помутнений роговицы, вызывающих значительное снижение зрительных функций и сопровождающихся неоваскуляризацией, была и остается сквозная кератопластика [6, 11, 19, 32]. Однако хирургическое вмешательство при наличии новообразованных сосудов сопряжено с многочисленными техническими трудностями и низким функциональным результатом, приводя к вторичной неоваскуляризации трансплантата и его непрозрачному приживлению вследствие развития биологической реакции тканевой несовместимости [1, 6, 12, 55]. По результатам многочисленных исследований, частота отторжения трансплантата составляет 0 – 10% при аваскулярной роговице, в то время как при её исходной васкуляризации – до 75% [1].

    Применение кератопластики у детей имеет давнюю историю. Начиналась она с оптимизмом [32], затем пришло разочарование из – за неудачных первых результатов, а потом и вовсе на длительное время отказались от пересадки роговицы в детской офтальмологической практике [33]. Однако при отсутствии альтернативы интерес к этой операции проявился вновь, и на протяжении последних десятилетий ведется работа по совершенствованию техники её выполнения и послеоперационного выхаживания больных с трансплантатом [19, 34].

    Одним из основных моментов в благополучном приживлении донорской роговицы считается борьба с неоваскулярными сосудами роговицы реципиента.

    К настоящему времени имеется большое количество средств, направленных на снижение активизации неоваскуляризации роговицы или запустевание новообразованных сосудов.

    Среди часто используемых методов терапии следует назвать инстилляции стероидных препаратов в конъюнктивальную полость или их подконъюнктивальные или парабульбарные инъекции. Введение этих препаратов в большинстве случаев купирует лишь признаки воспаления, но при этом резко возрастает вероятность нарушения эпителизации роговицы с угрозой возникновения язвы, это значительно затрудняет использование адекватных доз стероидов, способных вызвать облитерацию новообразованных сосудов роговицы [16].

    Проведение криодеструкции и тонкоигольчатой диатермии сосудов сопряжено с большим количеством осложнений: отек роговицы, развитие кровоизлияний в строму роговицы, а также с низкой эффективностью терапии: достаточно высокая частота реканализации сосудов [38, 49].

    Используемое при неоваскулярных помутнениях бета – облучение дает положительный результат только лишь при значительных дозах облучения, которые в свою очередь могут приводить к развитию таких осложнений, как лучевая катаракта, лучевая кератопатия. Снижение доз терапии уменьшает эффективность, что приводит к реканализации новообразованных сосудов роговицы [39].

    Для рассасывания помутнений и уменьшения васкуляризации роговицы также предложен инфразвуковой фонофорез с коллализином. Под действием инфразвука происходит запустение новообразованных сосудов роговицы, лишний раз подтверждая данные о том, что под действием инфразвука уменьшается гипоксия тканей глазного яблока. Однако эффективность этого метода в отношении облитерации сосудов относительно невысокая. Только при поверхностной васкуляризации происходит запустевание новообразованных сосудов (79,4%) [28].

    В начале XXI века проведены исследования по применению амниотической мембраны (АМ) при заболеваниях роговицы. В результате было установлено, что при применении АМ снижается процесс ангиогенеза. Происходит это за счет того, что в эпителиальных и мезенхимальных клетках мембраны содержатся мощные антиангиогенные факторы: эндостатин, тромбоспондин – 1, тканевые ингибиторы металлопротеаз. Кроме того, АМ образует физический барьер, препятствующий проникновению воспалительных медиаторов и активаторов ангиогенеза в патологический очаг [36].

    На сегодняшний день самым распространенным методом профилактики и лечения неоваскуляризации роговицы является аргоновая лазерная коагуляция сосудов [50]. Суть метода состоит в последовательной коагуляции эндотелиальных каналов и капилляров роговицы от ее центральной до перелимбальной зоны. В результате в зоне коагуляции образуется очаг воспаления с последующим формированием на его месте рубчика, что, в конечном итоге, приводит к блокировке кровотока в сосудистом стволике. Эффективность этой методики, по данным разных авторов, может достигать 80% в случаях единичных врастающих в роговицу мелких новообразованных сосудов («стволового» типа) и при вовлечении в процесс не более одного сегмента роговицы с отсутствием крупных глубоких сосудов. Однако результативность лазеркоагуляции снижается, если неоваскуляризация роговицы представлена множеством мелких сосудов, так как исключить из кровотока все мелкие сосуды не представляется возможным.

    При этом коагулированные сосудистые «веточки» через незначительный промежуток времени, как правило, реканализируются вследствие того, что после коагуляции значительная часть сосудистого эндотелия остается не поврежденной. Продолжая функционировать, эндотелий быстро замещает разрушенные участки, восстанавливая целостность сосудистой стенки [50]. Кроме того, как и при любом хирургическом вмешательстве, при лазерной коагуляции возможны осложнения. Риск их прямо пропорционален длительности лечения и чаще встречается при интенсивной коагуляции. В этом случае нередко развиваются отек роговицы (его длительная персистенция способствует новообразованию сосудов из – за гипоксии роговицы), термические повреждения радужки, световые повреждения сетчатки и повышение внутриглазного давления [50].

    С каждым годом в литературе всё больше появляется сообщений об экспериментальных исследованиях возможности применения некоторых ингибиторов неоангиогенеза при заболеваниях роговицы с её неоваскуляризацией [17, 23, 43].

    Исследования показали, что субконъюнктивальное введение препарата «Авастин» замедляет и уменьшает врастание новообразованных сосудов на 30 – 48%, а также ведет к регрессу сформированных сосудов. Но местное применение препарата «Авастин» наряду с задержкой неоваскуляризации оказывает негативное влияние на процесс заживления стромы и регенерацию эпителия роговицы после тяжелого химического ожога [23, 43]. При использовании другого препарата этой группы «Люцентис» после сквозной кератопластики площадь васкуляризации роговицы уменьшается в среднем только на 6,1% и на 20% повышается прозрачное приживление роговичного трансплантата [17].

    К недостаткам анти – VEGF – терапии можно отнести высокую стоимость и отсутствие разрешения на применение в детской офтальмологической практике.

    На современном этапе одним из самых перспективных терапевтических методов борьбы с неоваскуляризацией тканей является фотодинамическая терапия.

    Основы фотодинамической терапии.

    Фотодинамическая терапия в экспериментальной и клинической офтальмологии.

    В основе фотодинамической терапии (ФДТ) лежит светоиндуцированная химиотерапия, которая подразумевает обязательное наличие трех факторов: двух экзогенных (фотохимического агента, фотосенсибилизатора (ФС)) и света, а также одного эндогенного – кислорода [24].

    На сегодняшний день установлено, что введение ФС в организм сопровождается его селективной аккумуляцией в тканях с повышенной митотической активностью, в частности, в эндотелии новообразованных сосудов [1, 5, 40]. При этом в зависимости от характера патологического очага, типа применяемого ФС, способа его введения контраст накопления препарата в очаге по отношению к здоровой ткани достигает от 4:1 до 10:1 [18, 24].

    Избирательность накопления ФС в патологическом очаге обусловлена тропностью рецепторов патологической ткани к его мономерам и разностью концентраций препарата в пролиферирующей и нормальной тканях. Известно, что клетки эндотелия сосудов характеризуются повышенным уровнем мембранных рецепторов к липопротеидам низкой плотности (ЛПНП), что обеспечивает накопление связанных с ЛПНП молекул ФС в стенках новообразованных сосудов [44].

    Локальное воздействие на патологический очаг световой энергии соответствующей длины волны объясняет избирательность фотоповреждения, вследствие этого ФС переходит из электронного начального состояния в триплетное состояние, т.е. на более высокий (возбужденный) уровень. Возбужденный ФС быстро возвращается в начальное состояние и в процессе этого передает энергию другим молекулам, при этом запускается каскад фотохимических процессов, в основе которых лежат два типа реакций. При первом типе реакций энергия от возбужденного ФС передается непосредственно молекулам биологического субстрата, при этом образуются супероксид, гидроксил и другие свободные радикалы. Эти высокореактивные молекулы вызывают повреждения клеточных структур, приводя к апоптозу или некрозу, после чего взаимодействуют непосредственно с молекулами биологического субстрата. В основе реакций второго типа возбужденная молекула ФС взаимодействует с молекулярным кислородом, что приводит к образованию его активной синглетной формы, которая затем взаимодействует с протеинами, нуклеиновыми кислотами и липидными мембранами и обладает значительной окислительной активностью и цитотоксическим действием [30, 35]. Доказано, что фотодинамические эффекты не приводят к существенному повышению температуры тканей мишеней, что принципиально отличает их от традиционной высокоинтенсивной лазеркоагуляции [24, 41].

    На сегодняшний день синтезировано несколько сотен химических соединений, способных выступать в роли ФС.

    Фотосенсибилизатор является ключевым элементом ФДТ. Клиническая эффективность ФДТ с тем или иным ФС находится в непосредственной зависимости от фармакокинетических и фармакодинамических свойств используемого препарата [24].

    В целом фотосенсибилизаторы могут быть разделены на три семейства: на основе порфирина («Фотофрин», «Фотогем», HpD); на основе хлорофилла (например, хлорины, пурпурины, бактериохлорины) и красители (например, фталоцианин, нафталоцианин).

    Первыми препаратами, применяемыми в ФДТ, стали ФС, разработанные на основе порфиринов и их производных [46]. К отрицательным свойствам этих фотохимических агентов следует отнести медленную элиминацию из организма и длительную кожную фототоксичность. Так, время накопления порфиринов в тканях с повышенной митотической активностью достигает 2 суток, а период фототоксичности составляет 4 – 6 недель [46, 48]. Из фталоцианинов в клинической практике применяются хлороалюминиевые сульфированные фталоцианины (CASPc) и комплексы с кремнием, в том числе препарат «Фотосенс» [47]. Основным отрицательным свойством фталоцианинов является продолжительный период кожной фототоксичности, который составляет до 9 мес., к тому же их безопасность для клинического применения, по мнению большинства авторов, до настоящего времени окончательно не определена [52]. К ФС хлоринового ряда относятся хлорин е6 (NPe6), вертепорфин («Visudyne»), «Фотодитазин», «Фотолон», «Радахлорин». Преимуществами данных препаратов в лечении офтальмопатологии являются: наличие высокой фотодинамической активности в малых дозах, высокий контраст накопления в неоваскулярной ткани, низкая общая и кожная фототоксичность, а также быстрая элиминация из организма, что позволяет проводить ФДТ в амбулаторных условиях [10, 54].

    Более 90% зарубежных работ по ФДТ базируются на применении в ходе воздействия препарата Visudyne (вертепорфин для инъекций, Швейцария), представляющего собой модифицированный порфирин с максимумом поглощения около 689 нм.

    Важной особенностью данного препарата является быстрая инактивация и выведение из организма в течение 24 часов. В настоящее время это единственный ФС, официально разрешенный для клинического применения в офтальмологии в лечении возрастной макулярной дегенерации и высокой осложненной миопии [9, 31]. Однако, помимо положительных результатов ФДТ с «Visudyne», описаны и серьезные осложнения этой методики: разрывы пигментного эпителия сетчатки, сопровождающиеся резким снижением остроты зрения, а также развитие субретинального фиброза, риск формирования которого находится в прямой зависимости от возраста пациентов и степени миопии.

    Наиболее детально изученными ФС являются порфирины и их производные, а также ФС хлоринового ряда.

    Целенаправленность и избирательность воздействия ФДТ непосредственно на патологический очаг обеспечиваются не только наличием ФС, избирательно накапливающимся в патологически измененных тканях, но и взаимодействием с ФС лазерного излучения с длиной волны, соответствующей пику поглощения конкретного ФС. По мнению большинства авторов, неоспоримыми преимуществами среди различных источников света обладают светодиодные лазеры. Они портативны, экономичны, не требуют водяного охлаждения, могут быть запитаны от обычной электрической сети и имеют гарантированно более длительный срок работы [21].

    Однако все существующие в настоящее время комплексы для проведения ФДТ при воздействии на передний отрезок глаза использовали лазеры только красного спектра, что не исключает повреждения его внутренних структур.

    Первоначально ФДТ разрабатывалась для применения в онкологии, поэтому не случайно, что первые попытки ее использования в офтальмологии были сделаны в офтальмоонкологии, где она вскоре зарекомендовала себя высоко эффективной методикой [4, 25].

    Первые сообщения об успешном применении метода ФДТ на модели экспериментально индуцированной неоваскуляризации роговицы были представлены Epstein R.J. с соавт. в 1991 г. ФДТ новообразованных сосудов роговицы проводилась с использованием ФС гематопорфирина и лазерного облучения (длиной волны 514 нм) через 72 часа после введения препарата. В результате проведения ФДТ авторами отмечен значительный регресс неоваскуляризации роговицы, но сопровождающийся развитием осложнений: воспалительными явлениями со стороны радужной оболочки и блефаритом [37].

    В 1993г. Pallikaris I. с соавт. [51] использовал для ФДТ экспериментальной неоваскуляризации роговицы у кроликов ФС фталоцианинового ряда (Casp) и лазерное излучение с длиной волны 675 нм.

    Проведенные авторами гистологические исследования показали, что наряду с тромбозом мелких новообразованных сосудов, наблюдавшимся в течение нескольких дней, более крупные сосуды оставались интактными в течение всего периода наблюдения (20 дней после лечения). При этом отмечался преходящий тромбоз сосудов радужки с последующим восстановлением кровообращения в указанных сосудах через месяц после ФДТ.

    Первые отечественные экспериментальные исследования по использованию ФДТ в офтальмологии заключались в разработке фотохимической деструкции экспериментально индуцированной неоваскуляризации роговицы с использованием ФС, являвшегося производным гематопорфирина «Димегин» [1, 2, 12]. Метод основан на локальном и внутривенном введении ФС в просвет сосудов роговицы с последующим облучением сосудов светом от лампы коаксиального освещения операционного микроскопа. При введении ФС локально в 1 – 2 крупных сосуда наблюдалось только частичное запустевание неоваскулярной сети роговицы, что можно объяснить недостаточным временем воздействия ФС на сосудистую стенку. Благоприятные результаты, полученные при последовательном введении ФС в 7 – 8 крупных сосудов, объяснялись возможностью достижения необходимого времени взаимодействия ФС с эндотелием сосудов [1, 2, 12]. Однако теоретические преимущества данного подхода нивелировались техническими сложностями локального введения препарата, учитывая малый диаметр сосудов, а также невозможностью обеспечения равномерного распределения ФС по всей корнеальной неоваскуляризации [7]. «Димегин» обладает медленной элиминацией из организма и длительной кожной фототоксичностью, характерных для ФС порфиринового ряда. Кроме того, авторами было установлено повреждающее воздействие лазерного облучения на фоторецепторы сетчатки при облучении роговицы с предварительным внутривенным введением вышеуказанного фотосенсибилизатора.

    Экспериментальные исследования Holzer M. [42] показали, что ФДТ с системным введением «Visudyne» приводит к значительной регрессии новообразованных сосудов роговицы без сопутствующего фототоксического повреждения структур переднего отрезка глаза. Авторами показана зависимость эффективности ФДТ от дозы лазерного излучения. Используемая авторами доза лазерного излучения (150 Дж/см2) превышала таковую для лечения хориоидальной неоваскуляризации в 3 раза. Напротив, уменьшение дозы лазерного излучения до 50 Дж/см2 после непосредственного положительного эффекта приводило к выраженному продолженному росту новообразованных сосудов в сроки от 3 до 5 дней после ФДТ.

    Публикации по клиническому применению ФДТ при неоваскуляризации роговицы немногочисленны и описывают результаты применения этого метода только у взрослых пациентов, совершенно не касаясь педиатрической офтальмологической практики.

    Первыми клиницистами, применившими этот метод на практике, стали отечественные офтальмологи Копаева В.Г. и Андреев Ю.В. [27]. Их работы показали высокую эффективность ФДТ с препаратом «Дигематопорфирин» у пациентов с васкуляризированными бельмами роговицы и в лечении неоваскуляризации роговичного трансплантата. Однако при распространенной неоваскуляризации роговицы с преимущественно капиллярной сетью сосудов, а также при локализации патологических сосудов в глубоких слоях стромы метод недостаточно эффективен, хотя использование оптимизированной методики локального интраоперационного введения ФС позволило повысить эффективность ФДТ и в значительной степени избежать общего токсического воздействия, характерного для данной группы ФС.

    Согласно результатам зарубежных исследователей по клиническому применению препарата порфиринового класса «Фотофрин» для ФДТ неоваскуляризации роговицы у 7 пациентов, при введении ФС внутривенно, наряду с регрессом неоваскуляризации, авторами отмечен целый ряд осложнений, как местного (отек роговицы, ирит), так и общего характера, связанных с длительной кожной фототоксичностью и общей высокой токсичностью препарата [53].

    В зарубежной литературе большое количество публикаций освещает результаты эффективного использования фотодинамической терапии с Визудином при лечении хориоидальной неоваскуляризации более чем у 6000 пациентов (TAP, VIP, VIM, VAM Study). О клиническом применении этого препарата при неоваскуляризации роговицы у пациентов существуют лишь единичные работы [56].

    Заслуживают внимание данные отечественных исследователей об использовании ФС хлоринового ряда «Фотолон» при неоваскулярных бельмах, показавших их высокую эффективность. Учеными совместно с фирмой «Алком – Медика» (СанктПетербург) для ФДТ был разработан офтальмо – микрохирургический комплекс с использованием лазера красного спектра, при этом ФС вводился внутривенно. Применяемая плотность мощности лазерного излучения (100 Дж/см2), обеспечивала избирательную фотохимическую деструкцию и регресс 95% новообразованных сосудов [3, 26].

    До последнего времени, как уже указывалось выше, ФДТ применялась только во взрослой офтальмологической практике, все существующие в настоящее время комплексы для проведения ФДТ при воздействии на передний отрезок глаза использовали лазеры только красного спектра, что не исключает вероятности повреждения его внутренних структур, особенно сетчатки, из – за большой глубины проникновения красного света, а также использовали в основном внутривенную форму. До проведения нашей работы в детской офтальмологии данных о применении ФДТ не было. Существовали лишь отдельные работы, указывающие на положительные результаты при применении гелевой формы ФС «Фотодитазин» для ФДТ в детской онкологической, ортопедической и отоларингологической практике [13, 15].

    Химические, фотофизические и фармакокинетические характеристики фотосенсибилизатора «Фотодитазин».

    Будучи ФС хлоринового ряда нового поколения, «Фотодитазин» отвечает всем современным медицинским требованиям, предъявляемым к лекарственным средствам: обладает низкой общей токсичностью для организма, избирательно накапливается в клетках с высокой митотической активностью (эндотелии новообразованных сосудов, непосредственно в опухолевых клетках), проявляет высокую фотохимическую активность при облучении лазерным излучением и быстро выводится из организма [20]. «Фотодитазин» – препарат растительного происхождения, созданный на основе производных хлорофилла А, получаемого из биомассы микроводоросли Спирулина платензис (Spirulina platensis).

    В результате исследований, направленных на изучение зависимости результативности ФДТ от чистоты ФС, доказано, что чем больше в препарате хлорина e6 и меньше примесей, тем он эффективнее для использования в ФДТ. При этом установлено, что «Фотодитазин», представляющий собой бис – N – метилглюкаминовую соль хлорина e6, содержит минимальное количество (не более 3,5%) сопутствующих примесей хлоринового ряда, что существенно ниже, чем в сходных препаратах на основе хлорина е6: Радахлорине и Фотолоне.

    «Фотодитазин» обладает низкой общей токсичностью LD50 – 158 мг/кг веса при средней терапевтической дозе 0,8 мг/кг.

    Изучение его фотодинамической активности показало, что данный препарат, полученный путем химической модификации, обладает, по сравнению со своими аналогами, наилучшей водорастворимостью и не образует агрегированных форм, характерных для препаратов на основе производных гематопорфирина, кроме того, наличие у него выраженных амфифильных свойств определяет высокую способность связываться с мембранами пролиферирующих клеток, что и обуславливает его высокую фотодинамическую активность.

    Исследования in vivo свидетельствуют о том, что препарат обладает улучшенными фармакокинетическими свойствами. При системном введении «Фотодитазина» максимум его накопления в опухолевой ткани наблюдается через 2 часа от начала введения, индекс контрастности по отношению к окружающей интактной ткани варьирует в пределах от 4:1 до 10:1, практически полное выведение из организма происходит в течение 28 часов [20].

    Необходимо подчеркнуть, что «Фотодитазин» прошел успешные клинические испытания в лечении целого ряда онкологических заболеваний (плоскоклеточный и базальноклеточный рак кожи, рак легкого) и по решению Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития был внесен в государственный реестр лекарственных средств (регистрационное удостоверение № ЛС – 001246 от 10.02.2006 г.) под названием «ФотодитазинR».

    Кроме того, немаловажным является тот факт, что благодаря высоким амфифильным характеристикам этот фотохимический агент может использоваться в различных формах: водных растворах, липосомальных и гелевых. Гелевая форма «Фотодитазина» позволяет равномерно наносить препарат локально на патологический очаг, избегая при этом контакта ФС с интактными окружающими тканями (ТУ № 9393 – 001 – 53737841 – 2006).

    Таким образом, применительно к офтальмологии, ФС «Фотодитазин» обладает целым рядом положительных свойств, которые определяются его химическими, фотофизическими и фармакокинетическими характеристиками. В 2009 – 2012 гг. на кафедре офтальмологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» под руководством чл. – корр. РАМН, доктора медицинских наук, профессора Сидоренко Е.И. проведена и успешно защищена работа, посвященная экспериментально – клиническому обоснованию использования излучения синего света светодиодного прибора для проведения фотодинамической терапии с Фотодитазином в детской офтальмологии для повышения эффективности лечения неоваскуляризации роговицы [29]. Доказана большая эффективность и безопасность воздействия светодиодного прибора АСТ синего спектра длиной волны 400 нм в сравнении с действием аппарата красного спектра длиной волны 662 нм при одинаковых дозах световой мощности. Установлено, что лучшее время для начала фотовоздействия составляет 15 мин. после введения гелевой формы ФС

    Фотодитазин, меченного Те99, в конъюнктивальную полость, а оптимальным местом приложения фотодинамической терапии является роговица, так как максимальная концентрация Фотодитазина определяется в роговице (53,08%) через 15 минут от момента внесения его в конъюнктивальную полость, а оптимальным режимом фотодинамической терапии аппаратом синего спектра действия АСТ с гелевой формой фотосенсибилизатора Фотодитазин, позволяющим достичь максимального терапевтического эффекта при лечении неоваскуляризации роговицы с сопутствующими её помутнениями, является плотность мощности излучения 50 Дж/см2. Впервые в условиях клиники у детей показана высокая эффективность фотодинамической терапии аппаратом синего спектра АСТ с длиной волны 400 нм с фотосенсибилизатором Фотодитазин [29].

    

    Сведения об авторах

    Филатов Валерий Валентинович – доктор мед. наук, профессор кафедры офтальмологии педиатрического факультета ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ.

    Филатова Наталья Валерьевна – канд.мед.наук, врач – офтальмолог Консультативно – диагностической поликлиники № 121 Департамента здравоохранения г. Москвы.


Страница источника: 34

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru