Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Клинико-математическая модель первичной открытоугольной глаукомы: манифестирование и исходы


1Воронежский государственный медицинский университет имени Н. Н. Бурденко
2Медицинский учебно-научный клинический центр им. П.В. Мандрыка Министерства обороны РФ
3Городская клиническая больница № 1 им.Н.И. Пирогова
4Офтальмологический центр проф. Басинского
5Медицинский офтальмологический центр «Дана»
6Курский государственный медицинский университет МЗ РФ
7Мурманская областная клиническая больница им. П. А. Баяндина
8Башкирский государственный медицинский университет
9Всероссийский центр глазной и пластической хирургии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию
10Краевая клиническая больница №2
11Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого
12Брянская областная больница №1
13Городская клиническая больница № 15 им. О.М. Филатова
14Дорожная клиническая больница на станции «Новосибирск-Главный» открытого акционерного общества «Российские железные дороги»
15Областная клиническая больница № 3
16Гродненский государственный медицинский университет
17Республиканская клиническая больница Минздрава Республики Татарстан
18Сырдарьинская областная офтальмологическая больница
19Медицина
20Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения Российской Федерации
21Красноярская краевая офтальмологическая клиническая больница им. проф. П.Г. Макарова
22Московский научно-исследовательский институт глазных болезней им. Гельмгольца Росмедтехнологий
23Дорожная клиническая больница им. Н.А. Семашко на ст. «Люблино» открытого акционерного общества «Российские железные дороги»
24 «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России
25Санкт-Петербургский городской диагностический центр № 7
27Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека
28Гомельский государственный медицинский университет
29Городская клиническая поликлиника № 5
30Казанская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

    Введение

     Под термином «глаукома» подразумевается группа заболеваний глаз со схожими признаками, характеризующихся хроническим прогредиентным течением и протекающих, как правило, с повышением уровня внутриглазного давления (ВГД) за пределы толерантного, характерным поражением слоя нервных волокон сетчатки (СНВС) и диска зрительного нерва (ДЗН), а также специфическими изменениями полей зрения[1]. Диапазон клинических признаков глаукомы широк, что определяет спектр диагностических методик, направлений для динамического наблюдения и возможностей лечения [2]. Глаукому относят к нейродегенеративным заболеваниям, а механизм гибели клеток сетчатки и их аксонов, как и при прочих аналогичных расстройствах,  — это физиологически запрограммированный апоптоз [3,4]. Развитие заболевания от нормы до аксональной дисфункции и далее, до клинических и субъективных проявлений протекает за определенный период времени [5,6]. К сожалению, даже на современном этапе, все еще недостаточно четко сформулированы критерии, позволяющие диагностировать глаукому на начальном этапе и давать оценку ее прогрессирования [7]. Помимо этого, до настоящего времени нет четких знаний, определяющих возможность прогнозирования течения заболевания. Наконец, проблема первичной глаукомы по праву считается приоритетной в силу своей медико —социальной значимости, т.к. ни в одной стране мира до сих пор нет достаточного количества ресурсов для проведения массовых профилактических осмотров разных категорий населения [8]. В этом случае, возможность воспроизведения модели, которая позволит прогнозировать возникновение глаукомы и ее развитие во времени, должно стать необходимым инструментом для практического здравоохранения. Все это предопределило цель нашего исследования: определить предполагаемую продолжительность сроков течения заболевания и возраст пациентов с разными стадиями первичной открытоугольной глаукомы, осложненной псевдоэксфолиативным синдромом (ПЭС) и/или больных с псевдоэксфолиативной глаукомой (ПЭГ).

    Материал и методы

    Научно —клиническое исследование проводилось с июля по ноябрь 2013 года на 28 клинических базах в 4 (четырех) странах СНГ (Беларусь, Казахстан, Россия, Узбекистан). В модель поперечного исследования наблюдательной комбинированной работы были включены такие показатели как: возраст, пол, анамнез, а также результаты тонометрии и периметрии пациентов с подозрением на глаукому и больных с первичной открытоугольной глаукомы (ПОУГ). На первом этапе ретроспективному анализу были подвергнуты анамнестические данные (возраст, стадия глаукомы и уровень офтальмотонуса на момент постановки диагноза). Далее, также ретроспективно были проанализированы аналогичные данные вместе с результатами статической автоматической периметрии (САП), полученные в летне —осеннем периоде 2010 года. Наконец, на заключительном этапе, проведенном в аналогичные сезоны 2013 года, клинические исследования были выполнены путем активного вызова пациентов. Таким образом, протокол исследования каждого пациента включал 3 (три) обязательных квалифицированных заключения, полученных за минимальный период более трех лет. В итоговый протокол исследования были включены данные 120 человек (189 глаз; 102 правых глаза, 87 левых глаз), что составило 86,9/85,1% (пациентов/глаз) от общего числа полученных протоколов. Исключенные из исследования протоколы содержали неполный набор результатов. Участие пациентов в исследовании было подтверждено их письменным согласием. Пациентов мужчин было 50 человек (41,7%), женщин  — 70 (58,3%). В соответствии с целью исследования все пациенты были классифицированы на 4 (четыре) группы, согласно стадии заболевания на момент выполнения периметрического исследования с использованием метода САП, которое проводилось в 2010 году. В первую группу (28 человек, 44 глаза) вошли пациенты с показателем светочувствительности сетчатки (MD, mean deviation, среднее отклонение) от 0 до  —2 дБ, что, в соответствии с общепринятой международной классификацией определено как «подозрение на глаукому» [9, 10].Вторую группу (53 человека, 84 глаза) составили пациенты с показателем MDот  —2,01 до  —6,0 дБ (начальная стадия глаукомы), третью (21 пациент, 33 глаза) – с показателем от  —6,01 до  —12,0 дБ (развитая стадия глаукомы), четвертую (18 пациентов, 28 глаз) – с показателем MDот  —12,01 до  —20,0 дБ (далеко зашедшая стадия глаукомы). Пациенты с развитой, далеко зашедшей стадиями заболевания на момент включения в исследование составили 32,5%, больных с начальной стадией глаукомы насчитывалось 44,2%, а лиц с подозрением на глаукому было включено 23,3% от общего числа включенных в исследование. Возраст пациентов варьировался от 45 до 80лет, при этом средний возраст всех больных(Me, Q25%; Q75%) на момент диагностирования ПОУГ составил 61,6 (58,4;66,9)лет, в 2010 году он составил  — 63,9(60,2;69,9) лет; на момент проведения финального исследования в 2013 году  — 66,9(63,4;72,8)лет.

    Критерии включения и исключения

     Критериями включения стали: подозрение на глаукому и разные стадии ПОУГ (с ПЭС или без) и ПЭГ; возраст от 45 до 80 лет (на момент постановки диагноза пациенты должны быть не моложе 45 лет); установленный анамнез заболевания не менее 3 —х лет; клиническая рефракция в пределах ±6,0 дптр и астигматизм в пределах ±1,5 дптр; на момент финального исследования пациенты должны получать любую комбинированную антиглаукомную терапию. Критериями исключения были приняты: любая другая форма первичной и вторичной глаукомы, кроме указанной выше; выраженные помутнения оптических сред, искажающие или не позволяющие проводить исследование глазного дна при помощи специальных методов диагностики и САП; любые заболевания сетчатки, влияющие на показания САП (например, любая форма и стадия возрастной макулодистрофии, макулярные отеки вследствие диабета, состояния после тромбозов центральной вены сетчатки или ее ветвей, а также окклюзий центральной артерии сетчатки); пациенты с общими заболеваниями, требующими гормональной терапии; офтальмохирургические вмешательства в анамнезе, кроме антиглаукомных операций.

    Верификация диагнозов и методы

    Во всех случаях диагноз был установлен в соответствии с системой дифференциальной диагностики заболеваний и подтвержден специальными методами исследования. Стадия глаукомы при диагностировании заболевания устанавливалась по данным медицинской документации (на основании данных офтальмоскопии и кинетической/статической видов периметрии). Стадия глаукомы в 2010 и 2013 годах была подтверждена данными офтальмоскопии и/или оптической когерентной томографии (ОКТ) и/или Гейдельбергской томографии (HRT) и САП. Исследовалась острота зрения, определялась клиническая рефракция, измерялся тонометрический уровень ВГД (тонометрия по Маклакову, грузом 10 гр.) на момент диагностирования глаукомы, в 2010 и 2013 годах. Статическая автоматическая периметрия выполнялась на аппаратах Humphrey 745i/750i, Car lZeiss Meditec Inc., США), с использованием программы пороговой периметрии SITA Threshold30 —2. В 2010 и 2013 годах определяли среднюю светочувствительность сетчатки (MD), общую MD по 4 —м секторам и ее стандартное отклонение (PSD). Исследование не ставило целью определить различия в данных пациентов с ПОУГ, осложненной псевдоэксфолиативным синдромом (ПЭС) и/или больных с псевдоэксфолиативной глаукомой (ПЭГ).

    Методы статистического анализа

    Обработка полученных данных проводилась двумя независимыми экспертами с использованием программы Statistica (версии 8,0, StatSoft, Австралия —США). Приводимые параметры, имеющие нормальное распределение, были представлены в формате: М±m, где М  — среднее значение, m  — стандартная ошибка среднего. Распределение количественных параметров было приведено в соответствии с W —критерием Шапиро —Уилка. Параметры, имеющие распределение отличное от нормального, были представлены в формате: Мe (Q25%; Q75%), где Мe– медиана, Q25% и Q75%– квартили. При нормальном распределении параметров для сравнения двух независимых групп или повторных внутригрупповых изменений –t —критерий Стьюдента. При отличном от нормального распределении параметров для сравнения нескольких независимых выборок – для попарного сравнения двух независимых выборок – Z —аппроксимация U —критерия Манна —Уитни, для повторных внутригрупповых сравнений Z —аппроксимация T —критерия Вилкоксона. С целью анализа взаимосвязи между признаками использовали непараметриеский ранговый r —коэффициент корреляции Спирмена, а критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным p < 0,05. Статистическая обработка результатов проводилась независимо двумя исследователями.

    Результаты и обсуждение

    В первую очередь были проанализированы возрастные характеристики, включенных в исследование пациентов. Первичный расчет этого показателя производился исходя из статистических данных, полученных в 2010 году из амбулаторных карт пациентов. В таблице 1 приведены их результаты в динамике.

    Было установлено, что пациенты стали старше в среднем на 6 лет (промежуток с 2010 по 2013 гг. был выбран строго установленным), а периоды между контрольными наблюдениями были сопоставимы по времени (p>0,05). Достоверной разницы в возрастных характеристиках гендерных групп обнаружено не было. Далее были проанализированы данные изменений возраста в разных группах пациентов, распределенных согласно стадии заболевания. Эти результаты обобщены в таблице 2.

    Медиана возраста для пациентов с подозрением на глаукому на момент диагностирования заболевания составил 60,4 лет, для пациентов с Iстадией – 61,5 лет, IIстадии – 62 года, а IIIстадии – 63,7 лет. В среднем, наблюдение за пациентами с подозрением на глаукому продолжалось 5,25(3,3;9,3) лет, больные с начальной стадией глаукомы находились под наблюдением 5,1 (3,2;6,7) лет, с развитой– 4 (3,1;6,4) года, далеко зашедшей – 5,6 (3,2;10,6) лет. При этом статистически достоверной разницы в сроках наблюдения установлено не было (интервал составил от 0,055 до 0,522).

     Прогредиентный характер течения заболевания диктует необходимость тщательного динамического наблюдения за пациентами с глаукомой. В таблице 3 приведены данные, характеризующие динамику глаукомного процесса за период 2010 —2013 гг.

    Приведенные в таблице 3 результаты указывают на неуклонное прогрессирование заболевания. Так, пациентов с подозрением на глаукому стало меньше на 35,7%, а больных с начальной стадией заболевания – на 20,8%. За счет этого увеличилось число лиц с развитой и далеко зашедшей стадиями глаукомы (на 32,3% и 37,9% соответственно). Эти данные коррелируют с ранее опубликованными результатами исследования о прогрессировании ПОУГ [11].

    Далее был проведен анализ структурно —фунциональных характеристик, включающих результаты исследования уровня офтальмотонуса и данных периметрии. В таблице 4указаны результаты исследования уровня ВГД во все периоды наблюдения.

    На момент установления диагноза все пациенты имели уровень ВГД, характеризующийся в соответствии с действующей классификацией как нормальный или умеренно повышенный [12]. Более того, такие показатели практически полностью соответствовали данным, которые были получены нами в ранее проведенных исследованиях [11,13 —14]. Отметим, что во всех случаях при включении пациентов в наблюдение (2010 год) было установлено статистически значимое понижение уровня офтальмотонуса (р < 0,0001), и тенденция к такому понижению была установлена в финале работы, т.е., в среднем, еще через 3 года динамического наблюдения. Понижение уровня ВГД на момент включения пациентов в исследования составило 13,7% для пациентов с подозрением на глаукому, 22,2% для больных с начальной стадией болезни и 21,4% и 25% для болеющих продвинутыми стадиями глаукомы соответственно. Однако при выполнении этого типа исследования в финале работы (2013 год) у больных с развитой стадией глаукомы уровень ВГД не отличался от данных 2010 года, что может свидетельствовать в пользу подтверждения прогрессирования болезни (p < 0,064). Также следует отметить, что результаты больных с продвинутыми стадиями глаукомы на фоне проводимого лечения традиционно выходили за рамки рекомендованного Российским глаукомным обществом (2011) безопасного коридора уровней офтальмотонуса для таких пациентов [1].Настоящие результаты, вместе с ранее опубликованными, могут быть использованы для построения алгоритмов по динамическому наблюдению за пациентами с глаукомой.

    Функциональное исследование (САП) всем пациентам впервые было выполнено в 2010 году, затем проводилось с различными интервалами, но в соответствии с целью работы мы использовали результаты 2 —х таких тестов, данные которых приведены в таблицах 5 —6.

     Таким образом, именно показатель, характеризующий среднее отклонение (MD), т.е. общую разницу между нормальной чувствительностью, с учетом возраста и чувствительностью сетчатки у данного пациента, был наиболее информативен в динамике (p < 0,0001, для всех групп). В то время, как мера отличия поля зрения пациента от нормативного возрастного поля с учетом разброса показателя видимости метки (PSD) была статистически недостоверной (р>0,05).Оценивая результаты изменений показателей MDв 2010 и 2013 гг. следует отметить, что для пациентов с подозрением на глаукому их дефицит увеличился (здесь и далее  — Мe (Q25%; Q75%) на  —1,07 ( —2,01; —0,16)дБ, у пациентов с начальной стадией глаукомы на  —1,07 ( —3,52; —0,24) дБ, у больных с развитой глаукомой на  —1,16 ( —3,81; —0,16) дБ, наконец, у пациентов с III стадией – на  —2,02 ( —4,74; —0,66) дБ. Несмотря на кажущуюся разницу в этом показателе между пациентами с подозрением на глаукому и больными с диагностированным заболеванием, статистически значимая разницы была выявлена только между группами 1 и 4 (р < 0,005). Во всех остальных случаях различия были недостоверны, с разным интервалом).Дополнительно были рассчитаны ежегодные изменения показателя MD. Статистически достоверные различия были также выявлены между вышеуказанными группами пациентов. Они оставили  —0,36 ( —0,7; —0,05) дБ и  —0,65 ( —1,45; —0,25) дБ соответственно (р < 0,004).Вместе с этим был поведен поиск дефицита показателя MD в течение года между пациентами мужского и женского пола. Для мужчин он составил  —0,366 ( —0,779;  —0,106) дБ, для женщин  —0,403 ( —1,155;  —0,072) дБ (p=0,672). Таким образом, не было установлено статистически значимых различий в прогрессировании заболевания в зависимости от пола пациентов. Продолжая исследование, нами были проанализированы показатели общей светочувствительности по квадрантам поля зрения у всех пациентов и в зависимости от стадии заболевания (табл. 7,8).

    Обращает внимание, что изменения были установлены во всех квадрантах, а у больных с начальной стадией глаукомы они были наиболее выражены за вышеуказанный период времени (p < 0,0001), что подтверждает данные о том, что наиболее масштабные потери ганглиозных клеток сетчатки в процессе прогрессирования происходят именно в начальной стадии болезни, но противоречит результатам, приведенным в таблице 3. Объяснение такому феномену может быть в вариабельности порога светочувствительности для больных с Iстадией глаукомы.

    Вторым этапом исследования стало изучение характера корреляционных взаимоотношений и статистической связи между исследуемыми показателями, такими как возраст, анамнез, уровень ВГД и показатели САП. В частности, была установлена обратная слабая и умеренная корреляция между показателями офтальмотонуса в 2010 и 2013 гг. и анамнезом заболевания: чем продолжительнее был период наблюдения за пациентами, тем ниже был уровень ВГД. При этом статистическая связь этих двух количественных признаков ослабевала вместе с увеличением анамнеза заболевания. Сначала значения корреляции находились в интервале от  —0,34 до  —0,36, а затем уменьшились до  —0,16 и  —0,21 соответственно (p < 0,05). Такие находки могут свидетельствовать о недостаточном контроле уровня ВГД при продолжительном наблюдении, и, как следствие, косвенно указывают на неуклонное прогрессирование заболевания. Подтверждением этого могут служить и обнаруженные обратные корреляции между ежегодным дефицитом показателя МД и уровнем ВГД. Так, на момент установления диагноза она составила  —0,17, а в 2010 и 2013 годах  —,20 и  —0,27, соответственно (p < 0,05). Т.е. не смотря на компенсацию уровня ВГД, отмечалось ускорение прогрессирования глаукомное оптической нейропатии (ГОН). Вместе с тем, не было обнаружено статистически значимых взаимоотношений между показателями возраста пациентов (во все периоды наблюдения) и уровнем офтальмотонуса, а также между значениями возраста и анамнеза заболевания с одной стороны и данными САП (p>0,05).

    Финальным этапом исследования стало составление модели прогноза динамики установленных изменений. В этой связи были подготовлены 2 (две) линейных модели. Первая из них позволила определить количество времени и возраст больных, когда у пациентов может наступить слепота (за показатель слепоты были приняты данные МD> —20,01 дБ, что соответствует терминальной стадии ПОУГ по данным САП). Во второй, — предполагалось определение возраста пациента, в котором он мог заболеть глаукомой, и, соответственно оценка продолжительности временного периода недиагностированной глаукомы. В этом случае количественным критерием стал показатель MD менее  —2,0 дБ, что, как было указано выше, трактуется как «подозрение на глаукому».

     Допущением в обеих моделях стало решение о подсчете скорости прогрессирования, которую было принято указывать неизменной, т.е. принять во внимание, что показатель МD, как основная переменная линейной функции, будет меняться ежегодно с одинаковой динамикой, в соответствии с данными полученными за период с 2010 по 2013 гг.В этой связи были проведены исключения ряда пациентов, не соответствующих таким критериям. В первой модели на 34 глазах значения показателя МD уменьшалось, а не увеличилось, а значит, что при неизменной скорости прогрессирования они никогда не достигнут слепоты. Еще на 13 глазах показатель МD увеличивался, но эти глаза уже достигли слепоты (т.е. их показатель был > —20,01 дБ на момент выполнения первого периметрического исследования). Наконец, еще на 24 глазах при неизменной скорости прогрессирования возраст, когда наступит слепота, превышал 100 лет. Все эти случаи были исключены, и в модель были включены данные 118 глаз пациентов с различными стадиями глаукомы (табл. 9).

    Средний предполагаемый возраст пациентов, на момент наступления слепоты составил 75,1 лет, а период, когда такие изменения наступят, был ограничен периодом в 6,1 лет. Сроки вероятного наступления слепоты для пациентов с продвинутыми стадиями составили 3,7 и 1,35 лет для развитой и далеко зашедшей стадий глаукомы соответственно, и статистически значимо отличались от найденных сроков для больных с начальной глаукомой (p < 0,05). Возраст пациентов с продвинутыми стадиями глаукомы, в котором они могли достигнуть слепоты был статистически недостоверен (p=0,46). Во второй модели из общего числа лиц были исключены следующие, как не соответствующие дополнительным критериям включения: на 34 глазах значения показателя МD,и при неизменной скорости прогрессирования они никогда не достигли бы значения <  —2,0 дБ; еще на 16 глазах показатель МDизначально был меньше, чем  —2,0 дБ; на 8 глазах скорость прогрессирования была крайне низкой, что не позволяло принять их во внимание; на 49 глазах предварительный анализ показал, что пациент должен быть здоров, хотя клинически глаукома уже была диагностирована, а на 7 глазах течение глаукомного процесса было незамеченным более 10 лет, что также видится нам неубедительным. Логично предположить, что количество случаев с недиагностированной глаукомой имеет обратную связь с анамнезом наблюдения. Другими словами  — количество случаев с необнаруженной в течение 10 лет глаукомой гораздо меньше тех, в которых глаукома была диагностирована в течение года. Итого, в эту модель было включено 75 глаз. Такое количество было недостаточным, чтобы произвести прогнозирование, поэтому был рассчитаны суммарные показатели для всех стадий (табл. 11).

    Установленные данные сопоставимы с возрастными характеристиками пациентов, обнаруженными в ранее проведенных исследованиях. Так, например в приведенных выше и опубликованных нами ранее работах по изучению факторов риска развития и прогрессирования глаукомы и изучению глаукомы и макулодистрофии возраст пациентов, у которых глаукома обнаруживалась впервые в жизни варьировался от 59,6±5,9 до 65,5±8,6 лет[11, 14]. Суммируя средние результаты сроков от вероятного возникновения глаукомы до наступления слепоты было получено значение около 9,24 лет (включая возможный срок до постановки диагноза  —3,24 лет ( —5,38; —1,2) и срок возможного наступления слепоты 6,1 лет (2,5;13,2), соответствующее промежутку жизни пациентов от 59,58 (56,14;64,36) до 75,1(69,6;82,6) лет. В опубликованных ранее исследованиях по установлению средней длительности болезненности (без предполагаемого периода до фактической постановки диагноза) было установлено, что продолжительность такого периода варьируется от 7,5 до 13,6 лет, а основное ухудшение состояния происходило в первое десятилетие болезни (с 59 до 69 лет)[15,16].

    Заключение

    В итоговый протокол научно —клинического исследования, которое проводилось с июля по ноябрь 2013 года на 28 клинических базах в 4 (четырех) странах СНГ (Беларусь, Казахстан, Россия, Узбекистан) были включены данные 120 человек (189 глаз; 102 правых глаза, 87 левых глаз), что составило 86,9/85,1% (пациентов/глаз) от общего числа полученных протоколов. Средний возраст пациентов —мужчин на момент включения в исследования составил 61,5±6,2 лет, женщин  — 63,1±6,2 лет. Больные с начальной стадией глаукомы находились под наблюдением 5,1 (3,2;6,7) лет, с развитой стадией – 4(3,1;6,4) года, далеко зашедшей стадией глаукомы  — 5,6 (3,2;10,6) лет. За такой период наблюдения пациентов с подозрением на глаукому стало меньше на 35,7%, а больных с начальной стадией заболевания – на 20,8%. За счет этого увеличилось число лиц с развитой и далеко зашедшей стадиями глаукомы (на 32,3% и 37,9% соответственно). На момент установления диагноза все пациенты имели уровень ВГД, характеризующийся в соответствии с действующей классификацией как нормальный или умеренно повышенный, а на фоне проводимого лечения офтальмотонус был статистически достоверно понижен. Обнаруженные показатели уровня ВГД у больных с продвинутыми стадиями глаукомы на фоне проводимого лечения не соответствовали рамкам рекомендованного Российским глаукомным обществом (2011) безопасного коридора уровней офтальмотонуса для этих групп пациентов. В настоящее время, рекомендованный максимальный уровень офтальмотонуса у пациентов с развитой стадией глаукомы составляет 19 —21 мм рт. ст., а для пациентов с IIIстадией болезни – 16 —18 мм рт. ст. Таким образом, превышение безопасного уровня составило минимум 4,76% и 8,3% соответственно на фоне проводимого лечения. Среди функциональных показателей обращает внимание скорость прогрессирования глаукомы у больных с продвинутыми стадиями болезни: были выявлены статистически достоверные различия между данными группы больных с подозрением на глаукому и группы пациентов с далеко зашедшей стадией заболевания при изучении данных дефицита МD.В первом случае ежегодные изменения составили  —0,39±0,48 дБ, во втором  —  —0,89±0,65 дБ (р < 0,004). Вместе с тем, не было установлено различий в скорости прогрессирования у больных с глаукомой, в зависимости от стадии болезни. Прогрессирование заболевания, безусловно зависит от показателей уровня офтальмотонуса, однако обнаруженные обратные корреляции между ежегодным дефицитом показателя МД и уровнем ВГД только увеличивались, хотя уровень офтальмотонуса при этом был компенсирован. Такие данные могут быть подтверждением неуклонного прогрессирования ГОН у больных диагностированной глаукомой, независимо от компенсации уровня ВГД. Подсчет предполагаемого возраста и срока наступления слепоты в зависимости от стадии заболевания указывает, что для пациентов с диагностированной начальной стадией заболевания срок 11 лет является актуальным для проведения лечебно —диагностических манипуляций, а для пациентов с далеко зашедшей стадией болезни он составляет около 1,5 лет. Установленные возрастные характеристики позволяют рекомендовать проведение профилактических осмотров населения с целью выявления глаукомы, которые должны быть ориентированы на возрастную группу от 55 до 60 лет.

    

    Сведения об авторах

    Авдеев Роман Владимирович — к.м.н., доцент кафедры глазных болезней Воронежской государственной медицинской академии имени Н.Н. Бурденко

    Басинский Александр Сергеевич — к.м.н., заместитель по медицинской части руководителя офтальмологического центра профессора Басинского С.Н.

    Блюм Елена Александровна — врач —офтальмолог медицинского офтальмологического центра «Дана»

    Александров Александр Сергеевич — д.м.н., доцент, ассистент кафедры хирургии усовершенствования врачей Института усовершенствования врачей Медицинского учебно —научного клинического центра имени П.В. Мандрыка Минобороны России

    Бакунина Наталья Александровна — к.м.н, ординатор офтальмологического отделения Московской городской клинической больницы №1 имени Н.И.Пирогова

    Брежнев Андрей Юрьевич — к.м.н., доцент, доцент кафедры офтальмологии Курского государственного медицинского университета

    Волков Евгений Николаевич — ординатор офтальмологического отделения Мурманской областной клинической больницы имени П.А. Баяндина

    Газизова Ильмира Рифовна — к.м.н., ассистент кафедры офтальмологии Башкирского государственного медицинского университета

    Галимова Айсылу Булатовна — к.м.н., ординатор офтальмологического отделения Всероссийского центра глазной и пластической хирургии

    Гапонько Олеся Владиимровна — ординатор офтальмологического отделения Краевой клинической больницы № 2

    Гарькавенко Виктор Валерьевич — к.м.н., ассистент кафедры офтальмологии Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В.Ф. Войно —Ясенецкого

    Гетманова Анастасия Михайловна — ординатор отделения микрохирургии глаза Брянской областной больницы №1

    Городничий Виталий Владимирович — старший преподаватель кафедры военно —полевой (военно —морской) хирургии Института усовершенствования врачей Медицинского учебно —научного клинического центра имени П.В. Мандрыка Минобороны России

    Горшкова Марина Сергеевна — ординатор офтальмологического отделения Московской городской клинической больницы №15 им. О.М. Филатова

    Гусаревич Анна Аркадьевна — к.м.н., ординатор офтальмологического отделения Междорожного центра микрохирургии глаза Новосибирской дорожной клинической больницы

    Диордийчук Светлана Владиимровна — ординатор офтальмологического отделения клиники хирургии усовершенствования врачей Медицинского учебно —научного клинического центра имени П.В. Мандрыка Минобороны России

    Дорофеев Дмитрий Александрович — ординатор офтальмологического отделения Челябинской областной клинической больницы №3

    Жаворонков Сергей Александрович — ординатор офтальмологического отделения Московской городской клинической больницы №15 им. О.М. Филатова

    Завадский Павел Чеславович — к.м.н., ассистент кафедры глазных болезней Гродненского государственного медицинского университета Республики Беларусь

    Зверева Ольга Германовна — заведующая консультативной поликлиники Республиканской клинической офтальмологической больницы Минздрава Республики Татарстан, ассистент кафедры глазных болезней Казанской государственной медицинской академии

    Каримов Улугбек Расулович — ординатор Сырдарьинской областной офтальмологической больницы Республики Узбекистан

    Кулик Александр Владимирович — к.м.н., врач —офтальмохирург ОАО «Медицина»

    Куроедов А.В. — д.м.н., начальник офтальмологического отделения клиники хирургии усовершенствования врачей Медицинского учебно —научного клинического центра имени П.В. Мандрыка Минобороны России; профессор кафедры глазных болезней Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Минздрава России

    Ланин Сергей Николаевич — к.м.н., заведующий офтальмологическим отделением Красноярской краевой офтальмологической клинической больницы имени профессора П.Г. Макарова

    Ловпаче Джамиля Нуритдиновна — к.м.н., доцент, старший научный сотрудник отдела глаукомы Московского научно —исследовательского института глазных болезней имени Гельмгольца

    Лоскутов Игорь Анатольевич — д.м.н., заведующий офтальмологическим центром Московской дорожной клинической больницы имени Н.А. Семашко

    Молчанова Евгения Владимировна — к.м.н., доцент, доцент кафедры офтальмологии Омской государственной медицинской академии

    Огородникова В.Ю. — ординатор офтальмологического отделения клиники хирургии усовершенствования врачей Медицинского учебно —научного клинического центра имени П.В. Мандрыка Минобороны России

    Онуфрийчук Олег Николаевич — к.м.н., врач —офтальмолог Диагностического центра № 7 (глазного)

    Петров Сергей Юрьевич — к.м.н., старший научный сотрудник отдела глаукомы Научно —исследовательского института глазных болезней РАМН

    Рожко Юлия Ивановна — к.м.н., доцент, врач —офтальмолог Республиканского научно —практического центра радиационной медицины и экологии человека, Республика Беларусь; доцент кафедры оториноларингологии и курсом офтальмологии Гомельского государственного медицинского университета Республика Беларусь

    Сиденко Татьяна Анатольевна — врач —офтальмолог Пермской городской консультативной поликлиники № 5

    Группа исследователей Российского глаукомного общества «Научный авангард», 2011 —2014 ©

    

    Коммерческие интересы исследователей

    Авторы исследования не преследуют прямых финансовых интересов от публичного представления методов диагностики, лечения и динамического наблюдения, упомянутых в рамках данного исследования.


Страница источника: 55

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru