Online трансляция


Трансляция симпозиумов в рамках Международного офтальмологического конгресса
Белые ночи
Белые ночи
Санкт-Петербург
29 мая - 2 июня 2017 г. Трансляция проводится из двух залов:
Зал «Стрельна»
Зал «Санкт-Петербург»


Международная конференция по офтальмологии
Восток–Запад
Восток–Запад
Уфа
8 - 9 июня 2017 г.

Партнеры


Valeant thea
Allergan Фокус
santen tradomed
sentiss



Издания


Российская офтальмология онлайн Российская
Офтальмология Онлайн

№ 24 2017
№ 23 2016
№ 22 2016
№ 21 2016
...
Журнал Офтальмохирургия Журнал
Офтальмохирургия

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Журнал Новое в офтальмологии Новое в
офтальмологии

№ 1 2017 г.
№ 4 2016 г.
№ 3 2016 г.
№ 2 2016 г.
...
Российская детская офтальмология Российская
детская офтальмология

№ 1 2017
№ 4 2016
№ 3 2016
№ 2 2016
...
Современные технологии в офтальмологии Современные технологии
в офтальмологии

№ 1 2017
№ 5 2016
№ 4 2016
№ 3 2016
...
Восток – Запад Восток - Запад.
Точка зрения

Выпуск 4. 2016
Выпуск 3. 2016
Выпуск 2. 2016
Выпуск 1. 2016
...
Новости глаукомы Новости
глаукомы

№1 (41) 2017
№1 (37) 2016
№1 (33) 2015

....
Мир офтальмологии Мир офтальмологии
№1 (33) Март 2017
№ 6 (32) Декабрь 2016
№ 5 (31) Октябрь 2016
№ 3 (29) Июнь 2016
....


facebooklogo     youtubelogo



Сборники статей


 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст
УДК: 617.713

Разработка биоинженерной конструкции искусственной роговицы на основе пленочного матрикса из спидроина и культивированных клеток лимбальной зоны глазного яблока


1МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова Росмедтехнологии» Минздрава РФ
2Научно-исследовательский институт общей патологии и патофизиологии Российской академии медицинских наук
3Российская медицинская академия последипломного образования Росздрава
4Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова
5Государственный научно-исследовательский институт генетики и селекции промышленных микроорганизмов
6Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов им. акад. В.И. Шумакова
7Московский государственный университет им. М . В . Ломоносова

    Разработки в области создания биоинженерных конструкций искусственной роговицы являются одними из самых перспективных для решения проблемы дефицита донорских роговиц. С этой целью проанализировано достаточно большое количество химически синтезированных биополимеров и натуральных материалов, используемых для создания тканевых конструкций [13], однако на настоящий момент ни один из них не соответствует в полной мере требованиям, предъявляемым к биоинженерным матрицам. Материал для создания биоинженерных конструкций тканевых матриц искусственных роговиц должен обладать прозрачностью, биосовместимостью, биоинертностью, адгезивностью, заданной стабильностью к биодеградации, иметь определенную пористость, высокую прочность на разрыв и эластичность [2]. Только при, полном соответствии вышеуказанным характеристикам вновь предлагаемые материалы могут стать полноценными кандидатами для разработки современной технологииконструирования искусственной роговицы. Именно это обусловило перманентный поиск новых субстанций и разработку оптимальныхусловий выращивания на них клеток, полученных из разных источников [3, 4].

    В последние годы появились публикации, в которых анализируются матриксы из белка каркасной нити паутины – спидроина [1, 6]. Биоинженерные конструкции матриксов костной, хрящевой, нервной тканей на основе спидроина описаны в литературе [5, 7]. Известно, что спидроин обладает хорошими механическими свойствами, высокой адгезивностью, биоинертностью, биосовместимостью, устойчив к условиям внешней среды, абсолютно прозрачен, что делает его материалом выбора для создания тканевого матрикса при конструировании искусственных роговиц.

    Помимо выбора каркасной биополимерной конструкции, существует проблема ее заполнения клеточными элементами. Так, лимбальная зона глазного яблока являетсяисточником стволовых/прогениторных эпителиоидных и мезенхимальных клеток роговицы (МСК-Л).

    Однако они, при длительном культивировании в монослое, меняют свой фенотип, теряют функциональныехарактеристики и становятся неспособными к заселению трехмерного матрикса. В этом плане определенной перспективой обладает ранее предложенная нами технология получения и культивирования 3D-сфероидов из клеток лимбальной зоны трупного глаза человека, позволяющая длительно и полноценно сохранять фенотип и функциональные свойства специализированных клеток роговицы, и может быть использована для создания биоинженерной конструкции искусственной роговицы на базе тканевого матрикса из спидроина [2].

     Цель

    Изучить предпосылки к разработке биоинженерной конструкции искусственной роговицы на основе тканевого матрикса из рекомбинантного спидроина путем оценки поведения 2D и 3D клеточных культур, выделенных из лимбальной зоны глаза человека, при их заселении на матричную поверхность.

    Материал и методы

    Первичные культуры эпителиоидных и стромальных клеток получали из тканевых сегментов лимба трупного глаза человека по методике, разработанной и описанной ранее [2]. Клетки высевали на пластиковые чашки Петри в концентрации 100000 кл/мл в полной ростовой среде DMEM/F12 (1:1, БиолоТ, Россия) с добавлением L-глютамина (2 мМ/л, ПанЭко, Россия), гентамицина (50 мкг/мл, ПанЭко, Россия), инсулина-трансферрина-селенита (1:100, БиолоТ, Россия), 20 нг/мл bFGF (ProSpec, Израиль) и 10%-ной эмбриональной сыворотки крови коров (HyClone, США). Культивирование проводили в стандартных условиях (37? С, 5% СО2), культуральную среду меняли каждые 2-3 дня.

    Контроль роста и морфологии клеток осуществляли ежедневно под инвертированным микроскопом CKX41 (Olympus, Япония). Клетки в плотности 100000 кл/мл засевали на чашки Петри и в лунки 12-луночных культуральных планшетов (Corning, США). Прижизненное наблюдение за изменением морфологии и поведением клеток в планшетах, помещенных в специальную термостатируемую камеру, проводили на приборе Cell-IQ (Chip Man Technologies, Финляндия). Для подсчета количества клеток и их жизнеспособности использовали автоматический счетчик клеток Countess (Invitrogen, США).

    Исследование иммунофенотипа культур клеток. С помощью проточной цитофлуориметрии анализировали экспрессию следующих поверхностных белков: CD34, CD45, CD90, CD105, CD14, CD11b, CD19.

    Для проведения анализа культивированные клетки снимали с чашек Петри с использованием растворов версена и 0,25%-ного трипсина, центрифугировали (7 мин, g=100 см²/с), к полученному осадку добавляли 700 мкл раствора фосфатно-солевого буфера (рН=7,4) с добавлением 1%-ной эмбриональной сыворотки крови коров и разливали по 100 мкл. К каждой пробе согласно рекомендованным производителями протоколам добавляли антитела, конъюгированные с флуоресцентными метками FITC, PE, PC5 или ECD (Beckman Coulter, США) и инкубировали 15 мин при комнатной температуре в темноте. После этого пробы центрифугировали (5 мин, 400 g), осадок ресуспендировали в 1 мл раствора фосфатно-солевого буфера (рН=7,4) с добавлением 1%-ной эмбриональной сыворотки крови коров и переносили в пробирки для проточного цитофлуориметра. Результаты оценивали на проточном цитофлуориметре FC500 (Beckman Coulter, США) с помощью программы CXP Software.

    Иммуноцитохимическое исследование. Для фиксации (20 мин,4? С) использовали 4%-ный раствор параформальдегида (Sigma, США) на фосфатно-солевом буфере (рН=7,4).

    Монослой клеток перед окрашиванием трижды промывали в растворе фосфатно-солевого буфера (рН=7,4). Сфероиды после фиксации, и отмывки в растворе фосфатно-солевого буфера (рН=7,4) переносили в водные растворы сахарозы возрастающей концентрации 10, 20 и 30%, в каждом инкубируя сутки, заключали в матричную среду для криотомии Tissue-Tek O.C.T. Compound (Sakura, Нидерланды), серию срезов толщиной 10 мкм производили на криотоме CM1510S (Leica, Германия). Срезы помещали на предметные стекла с положительно заряженной поверхностью SuperFrost PLUS (Menzel, Германия), перед окрашиванием трижды промывали раствором фосфатно-солевого буфера (рН=7,4). Окрашивание первичными и вторичными антителами осуществляли в условиях влажной камеры при комнатнойтемпературе по протоколам, предлагаемым производителями. Использовали антитела к нестину (Chemicon, Франция), виментину (Sigma, США), цитокератину 19 (Abcam, Великобритания), фибронектину (Abcam, Великобритания), коллагенам I и V типов (Abcam, Великобритания), ламинину (Abcam, Великобритания), кератокану (Thermo Scientific, США) и кератансульфату (Thermo Scientific, США). Ядра докрашивали флуоресцентным красителем Hoechst 33258 (3,2 нмоль/мл, 30 мин). 3D-культивирование клеток лимбальной зоны. Для получения сфероидов клетки после второго пассажа снимали с чашек Петри с помощью растворов версена и 0,25%ного трипсина, центрифугировали (7 мин, g=100 см²/с) и высевали в концентрации 300000 кл/мл на агарозные планшеты (MicrotissuesTM, США), помещенные в лунки 12-луночных культуральных планшетов (Corning, США) в полной ростовой среде. Культивировали в специальной термостатируемой камере прибора Cell-IQ (Chip Man Technologies, Финляндия) в стандартных условиях (37? С, 5% СО2).

    Заселение матриксов из спидроина сфероидами и суспензиями клеток. Тканевые матриксы были изготовлены в виде пленок из 4%-ного раствора рекомбинантного спидроина в муравьиной кислоте. Для формирования пленочных матриксов разной толщины использовали растворы спидроина в объемах 200 мкл (диаметр пленки – 16 мм, толщина – 75 мкм) и 300 мкл (диаметр пленки – 18 мм, толщина – 100 мкм). Пленочные матриксы без бортиков и с бортиками в виде контактных линз фиксировали 96%-ным этиловым спиртом, промывали в 2-х сменах бидистиллированной воды (по 6 часов,25? С), затем в полной ростовой среде (24 часа, 25? С). Перед заселением матриксы переносили по 1 образцу в лунки 12-луночного культурального планшета (Corning, США), предварительно заполнив пространство между лунками планшета ростовой средой для создания влажной камеры и предотвращения испарения среды влунках.

    Для заселения матриксов использовали МСК-Л 3 пассажа и 7-дневные сфероиды из МСК-Л. Клетки снимали с подложки с использованием растворов версена и 0,25%-ного трипсина, центрифугировали (7 мин, g=100 см²/с), ресуспендировали, доводили концентрацию до 600000 клеток в 200 мкл среды и помещали на пленочные тканевые матриксы. Сфероиды снимали с агарозных планшетов полной ростовой средой, пассивно осаждали в центрифужных пробирках по 15 мл, ресуспендировали в 200 мкл той же среды, переносили по 300 единиц на пленочные тканевые матриксы. Через 30 мин в лунки планшетов с клетками добавляли полную ростовую среду до 1 мл, накрывали планшеты специальной крышкой, помещали в термостатируемую камеру прибора Cell-IQ (Chip Man Technologies, Финляндия) и культивировали в стандартных условиях (37? С, 5% СО2).

    Световая цейтраферная микроскопия. Цейтраферную фоторегистрацию 2D монослойных и 3D-культур и сфероидов осуществляли на приборе Cell-IQ (Chip Man Technologies, Финляндия) с покадровым интервалом 20 мин в течение 1-12 суток. Фотоматериалы анализировали с помощью программного обеспечения Cell-IQ Analyzer.

    Лазерная сканирующая конфокальная микроскопия. Препараты культур клеток и срезы сфероидов после иммуноцитохимического окрашивания изучали под инвертированным микроскопом CKX41 (Olympus, Япония) в видимом и ультрафиолетовом световых диапазонах, а также с использованием лазерного сканирующего конфокального микроскопа FluoView FV10i (Olympus, Япония).

    Растровая электронная микроскопия. Пленочные матрицы, заселенные суспензией клеток или сфероидами, фиксировали в 2,5%-ном растворе глютарового альдегида на 0,1 М какодилатном буфере (рН=7,3) в течение 1 часа, дофиксировали в 1%-ном водном растворе OsO4 в течение 1-2 часов, обезвоживали в спиртах восходящей концентрации (2 смены по 5 мин в каждой) и ацетоне (3 смены по 10 мин в каждой).

     После фиксации и обезвоживания препаратов осуществляли высушивание в критической точке, и перед сеансом образец напыляли в вакууме золотом, получая реплику (отпечаток), повторяющую контуры образца, которую впоследствии сканировали с использованием растрового электронного микроскопа CamScan (Япония).

    Общий расход материалов исследований. Для получения клеточных культур и сфероидов использовали 48 лимбальных тканевых фрагментов, выделенных из 12 глаз, аутопсированных у 6 трупов-доноров роговиц и полученных из Глазного тканевого банка ФГБУ МНТК «Микрохирургия глаза» (Москва) согласно нормативно-правовым и биоэтическим требованиям, действующим в

    Российской Федерации и предъявляемым к подобного рода исследованиям. Из выделенных МСК-Л получено, протестировано на пригодность и использовано в экспериментах 24 пластиковых чашки Петри и 6 12-луночных планшетов с первичными клеточными суспензиями. В экспериментах со сфероидами МСК-Л использовано 120 агарозных подложек, размещенных в 10 12-луночных культуральных планшетах. Для электронной растровой и иммунофлуоресцентной микроскопии использовали 30 образцов пленочных матриксов из рекомбинантного спидроина со сфероидами, из них прокультивированных на матриксах с диаметром 18 мм и толщиной 100 мкм – 10 образцов, с диаметром 16 мм и толщиной 75 мкм – 20 образцов.

    Результаты и обсуждение

    При создании биоинженерной конструкции искусственной роговицы чрезвычайно важную роль играют клетки и их характеристики. С этой целью используют клетки эпителия роговицы глаза [12], клетки амниотического эпителия [9, 10], мезенхимальные стволовые клетки пуповины человека [14], стволовые клетки жировой ткани [15]. Учитывая возможность МСК-Л генерировать эпителиальный и стромальный слои роговицы, мы выбрали данную ткань в качестве основного источника клеток.

    После посева клеток, выделенных из ткани лимба, уже через несколько часов наблюдалось активное их прикрепление к подложке. Все прикрепившиеся клетки имели округлую, овальную или полигональную архитектонику. Через сутки наблюдалось появление биполярных вытянутых клеток и островков мигрирующих эпителиоидных клеток.

    Для изолирования островков эпителиоидных клеток первично использовали специальные цилиндры («glass cloning cylinders»), которые затем переносили на другие чашки и продолжали культивировать в полной ростовой среде. Прижизненное наблюдение выделенных таким способом эпителиоидных клеток показало, что уже через 3-4 суток после первого пассажа клетки вытягивались, становились биполярными и приобретали фибробластоподобный фенотип (рис. 1). С ростом числа пассажей помимо изменения архитектоники увеличивалась доля клеток, активно экспрессирующих маркеры мезенхимальных клеток: CD90+, CD105+ и CD29+, что совпадало с ранее полученными результатами [2]. Изменение морфологических свойств клеток в сочетании с экспрессией маркеров свидетельствует о вовлечении клеток в процесс эпителиомезенхимной трансформации.

    По сравнению с эпителиоидоцитами МСК-Л отличались хорошей пролиферативной активностью, стабильностью фенотипа. В культуре МСК-Л ко второму пассажу преобладали мезенхимоподобные клетки, экспрессирующие CD90, CD105, альфа-актинин и не экспрессирующие CD45, CD34, CD14, CD19, CD11b.

    При 3D-культивировании как из эпителиоидоцитов, так и из МСК-Л формировались сфероиды с одинаковыми характеристиками, также описанными нами ранее [2]. Нестабильность фенотипа эпителиоидоцитов в культуре, сложность их выращивания с поддержанием эпителиального статуса в необходимых количествах, а также возможность МСК-Л подвергаться эпителиомезенхимной трансформации обусловили наш выбор в пользу последних клеток для проведения последующих экспериментов с тканевой конструкцией пленочного матрикса из спидроина.

    На рисунке 2 показана динамика формирования сфероидов из МСК-Л.

    Как видно из рис. 2, при помещении в 3D-культуру МСК-Л уже в первые часы объединялись в рыхлые агрегаты размером 150-200 мкм, которые через сутки формировали круглые сфероиды с гладким поверхностным слоем клеток. При дальнейшем культивировании наблюдалась активная компактизация сфероидов, клеточная масса значительно уплотнялась уже к концу первых суток до 100-120 мкм в диаметре, а к 7-м суткам их размеры уменьшались до 70-80 мкм (рис. 2).

    С помощью методов иммуногистохимической и растровой электронной микроскопии нами ранее уже было показано, что в основе формирования сфероидов лежит процесс эпителиомезенхимной трансформации клеток, при этом поверхностные клетки сфероидов приобретают эпителиальный фенотип [2, 3, 4]. Появление экспрессии Е-кадгерина в клетках поверхностной области сфероидов (рис. 3а) дополнительно подтвердило эпителиальные характеристики клеток этой области и ведущую роль эпителиомезенхимной пластичности в формировании сфероидов.

    Как видно из рис. 3, практически во всех клетках сфероида наблюдалась экспрессия Е-кадгерина, а экспрессия N-кадгерина сохранялась только в мезенхимоподобных клетках центральной области сфероидов (рис. 3а). Кроме того, в предыдущих исследованиях было показано, что поверхностные клетки активно экспрессировали нестин и цитокератин 19, а также важные для роговицы гликозаминогликаны – кератокан, кератансульфат и компоненты базальной мембраны – ламинин, фибронектин и коллаген I типа [2].

    Известно, что внеклеточный матрикс в роговице формирует сложный динамичный комплекс микроокружения клеток, обеспечивает прочность и прозрачность роговицы. Прозрачность внеклеточного матрикса роговицы обусловлена возникающей в эмбриогенезе регулярной упаковкой фибрилл коллагенов I, V типов, и, в меньшей степени, коллагена IV типа [11]. В культивированном нами монослое 2D-культур МСК-Л экспрессия коллагенов I и V типов снижалась, но в 3D-культурах сфероидов экспрессия этих белков возрастала, далее наблюдалась регулярная, напоминающая таковую в строме роговицы, упаковка фибрилл коллагена I типа на границе поверхностной и центральной областей сформированных сфероидов (рис. 3б).

    Сфероиды при объединении нескольких в одной лунке агарозного планшета успешно сливались, уже через час наблюдалась адгезия поверхностных областей сфероидов (рис. 4). Позднее небольшие сфероиды сливались в один крупный сфероид. В слиянии участвовали все сфероиды, оказавшиеся в одной лунке и получившие возможность контактировать между собой в условиях 3D-культивирования. Результаты показали, что сфероиды обладают способностью неограниченно сливаться без контактного торможения. После полного слияния сфероидов наблюдалось формирование новой микроткани с эпителиальными клетками на поверхности и мезенхимоподобными клетками в центральной области. Как одиночные сфероиды, таки полученная в результате их слияния микроткань содержали эпителиальный и мезенхимный компоненты, регулярно организованные фибриллы внеклеточного матрикса, что подтверждает высокую перспективность их применения при конструировании искусственной роговицы.

    В настоящее время считается, что успех в создании искусственной роговицы во многом зависит от выбранного материала, используемого в качестве матрикса для выращивания клеток in vitro и поддержания их в должном функциональном состоянии in vivo. При выборе тканевых матриксов (или субстратов) для конструирования искусственной роговицы наиболее важными являются такие их свойства, как прозрачность, прочность, биологическая толерантность. Также играет не последнюю роль структура поверхности матрикса. Наиболее часто с этой целью используют децеллюлированную (очищенную от клеток) роговицу животных [10, 16], фиброиновый шелк [5, 6, 12], хитозан-фиброиновый комплекс [8, 12]. Экспериментальные образцы новых материалов на основе рекомбинантных аналогов природных белков каркасной нити паутины (спидроинов) являются уникальными разработками биосовместимых, биорезорбируемых материалов для медицины [1, 6]. Спидроины нерастворимы в водных растворах, обладают химической стабильностью в растворах слабых кислот и щелочей, обеспечивают адгезию, пролиферацию и жизнеспособность эукариотических клеток.

     Для создания искусственной роговицы мы использовали пленчатые матриксы из рекомбинантного спидроина (рис. 5) без бортиков и с бортиками по краям пленочной конструкции в виде контактной линзы, которые заселяли клетками либо сфероидами, полученными из МСК-Л культур. Как показали результаты прижизненного наблюдения под микроскопом с цейтраферной фоторегистрацией, модификации пленочных матриксов с бортиками и без бортиков двух заданных диаметров и толщины конструкции не влияли на динамику их заселения сфероидами (рис. 6, 7). Поскольку пленочные матриксы имели бортики и форму контактных линз, то сфероиды в процессе инкубирования под действием силы тяжести скапливались преимущественно в центральной зоне матрикса. В течение первого часа сфероиды прикреплялись к поверхности пленочного матрикса, через 2 часа отмечалась активная миграция эпителиоподобных клеток поверхностной области сфероидов по пленке, через 3 часа миграция эпителиоподобных клеток по поверхности пленок продолжалась, а из центральной области сфероидов начинали выселяться мезенхимоподобные клетки. При этом на концах островков сфероидов наблюдались активно мигрирующие мезенхимоподобные биполярные клетки. Через сутки инкубации все выселившиеся на поверхность пленочного матрикса клетки имели мезенхимоподобный фенотип (рис. 6г, 7г).

    Пленочные матриксы при переносе из одной лунки планшета в другую сохраняли свою целостность, что свидетельствовало об их прочности, однако уже через сутки они теряли свою прозрачность, но при этом не подвергались биодеградации в течение всего периода эксперимента (по крайней мере в течение 12 суток). Хороший рост клеток на поверхности пленочных матриксов свидетельствовал об их нетоксичности и адгезивности.

    Исследования методом растровой электронной микроскопии заселенных 2D-культурами МСК-Л и 3D-сфероидами матриксов (рис. 8) подтвердили данные световой микроскопии и показали, что в первый час клетки и сфероиды активно адгезировались на поверхности пленок, далее начиналась активная миграция эпителиоподобных клеток. Через 6 часов в мигрирующей по поверхности матриксов популяции присутствовали как эпителиоподобные, так и мезенхимоподобные клетки, доля последних стремительно возрастала, и уже через сутки поверхность была покрыта монослоем мезенхимоподобных клеток как в 2D МСК-Л культурах (рис. 8а), так и в 3D-культурах сфероидов (рис. 8г).

    При создании искусственной роговицы важную роль отводится сохранению оптических свойств биоинженерной конструкции, обеспечению и поддержанию ее прозрачности на этапах in vitro и in vivo. Прозрачность роговицы обусловлена сочетанием клеточных компонентов стромы и упорядоченным регулярным строением внеклеточного матрикса. Поэтому сфероиды и получаемые на их основе, микроткани представляются нам наиболее перспективными для создания биоинженерной конструкции полноценно функционирующей искусственной роговицы.

    Заключение

    Проведенные исследования показали, что пленочные матриксы, изготовленные из рекомбинантного, белка спидроина, имеют достаточно высокую прочность и эластичность, отличаются стабильностью к биодеградации, хорошими адгезивными свойствами и нетоксичны для клеток. Заселенные клетки и сфероиды дают хороший рост и активно мигрируют на поверхности матриксов, формируют плотный монослой. Модификации пленочных матриксов с бортиками и без бортиков двух заданных диаметров (18 и 16 мм) и толщины (100 и 75 мкм) не влияют на динамику их заселения клетками и сфероидами. Однако пленочные матриксы из спидроина уже через сутки нарушают организацию сфероидов, смещая эпителио-мезенхимное равновесие в сторону преобладания мезенхимного компонента, что впоследствии снижает прозрачность полученной конструкции, в то время как слившиеся сфероиды в виде микроткани без пленочного матрикса длительное время сохраняют в 3D-культуре свою прозрачность.

    Использование 3D-культур сфероидов и полученных на их основе микротканей для заселения матриксов имеет значительные преимущества перед 2D-культурами МСК-Л в связи с их строением, балансом составляющих клеточных компонентов и организацией собственного внеклеточного матрикса.

    Разработанная нами технология получения сфероидов (от 300 до 3 млн.) и на их основе микротканей, содержащих эпителиоподобные и мезенхимоподобные клетки и волокна внеклеточного матрикса с упорядоченной организацией коллагеновых фибрилл, соответствующей структуре стромы роговицы, обуслоавливает принципиальную возможность использования 3D клеточных сфероидов, полученных из МСК-Л, для создания биоинженерной конструкции искусственной роговицы.

    По нашему мнению, дальнейшие перспективы создания биоинженерных клеточно-тканевых конструкций искусственной роговицы и других тканей глаза должны быть связаны с использованием технологии 3D-культивирования сфероидов, получаемых из МСК-Л и других прогениторных/стромальных клеток, без дополнительных биополимерных матриксов или, по крайней мере, с использованием биодеградируемых материалов в качестве субстратов для краткосрочного культивирования сфероидов на этапе in vitro.


Страница источника: 89

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru