Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Офтальмология оказалась для меня находкой


1----------

     Представляем вниманию читателей фрагменты из интервью Святослава Николаевича Федорова, опубликованного в книге-памяти «600 тысяч часов полета».

    «Офтальмология оказалась для меня находкой»

     —- Что привело вас в медицину, почему вы решили заняться именно этим делом?

    — Школа окончена. Встал вопрос, что делать дальше, куда идти? В технический вуз? Но я терпеть не мог чертить. И поэтому я в конце концов склонился к мысли, что надо идти в медицину и там найти какую-нибудь техническую специальность. Медицина для меня была чем-то особенным, она стояла в общем ряду других профессий.

     Что же обратило ваше внимание на офтальмологию. Что заставило избрать именно эту специальность?

    —Когда я пришел на офтальмологию, то понял: вот специальность, которая мне нравится. Причем когда я чем-то занимаюсь, то всегда стараюсь следовать принципу: от общего к частному. Поэтому, начав заниматься фотографией, я прочитал все учебники и пособия, которые были мне доступны, касающиеся устройства фотоаппаратов, объективов, работы оптической системы и прочее. Офтальмология оказалась для меня находкой. Офтальмологическое оборудование действительно напоминает аппаратуру хорошего фотографа: оптика, поле зрения, сила роговицы, рефракция, «подкручивание на фокус» глаза при помощи очков. Все было очень интересно и очень ясно. В середине интернатуры, на шестом курсе, — это был пятьдесят первый или пятьдесят второй год — меня стали брать в районы для ассистирования во время операций, и я даже начал делать первые операции самостоятельно. Одну из первых операций по экстракции катаракты сделал в станице Вешенской. Это километров 250 от Ростова.

    

      — Что изменилось в вашей жизни после защиты диссертации?

    — Я сразу стал искать работу. В Ростове работы не было — глазных врачей больше, чем нужно, многие работают на полставки. Случайно встретился с женщиной, вместе с которой учился в ординатуре. Теперь она работала в Чебоксарах. Она мне предложила ехать к ним в филиал института Гельмгольца, где как раз нужен был заведующий клиническим отделением. Я подал туда на конкурс документы, приехал в Чебоксары и получил в свое распоряжение глазное отделение. Здесь, в Чебоксарах, я пытаюсь создать новые инструменты. Через месяц я наткнулся на статью в иностранном журнале, где говорилось о том, что во время операции экстракции катаракты можно заменить хрусталик глаза. Я стал искать и нашел еще несколько статей по этой теме, все иностранные, но была одна и наша. Хрусталики имплантировали в Англии — доктор Ридли, в Голландии — врач Бинхорст. Я тоже решил попробовать их сделать. Тем более что фотографии хрусталиков у меня имелись и размеры их были ясны. С этой идеей я пошел к заместителю директора филиала Цилии Юзефовне Каменецкой. Она посмотрела на меня как на инопланетянина, полагая, что это абсолютно нереально: если уж в Москве не делают, то в Чебоксарах это совершенно невозможно. Такая реакция меня не остановила, я помчался по всем городским лабораториям. В одной из них Бессонов пообещал сделать линзочку — искусственный хрусталик. Взяв за основу шарикоподшипник, он сделал подобие штампа; выдавил одну поверхность, другую, и, если между этими поверхностями вставляли кусочек пластмассы и нагревали его, получалась линзочка. Первая вышла малопрозрачной и корявой и, конечно, нигде не использовалась.

    А затем мне повезло: один из моих пациентов сказал, что на электроаппаратном заводе у него есть знакомый — Семен Яковлевич Мильман, который делает просто уникальную работу. И он привел его ко мне. Это был потомственный рабочий лет пятидесяти пяти. Когда я нарисовал хрусталик, дал приблизительные размеры, показал чертежи, Семен Яковлевич сказал, что сможет это сделать. Действительно, недели через две он принес прекрасные линзочки, штампики, специальные приспособления, чтобы можно было пропилить краешки линзочки и вставить дужки. Мы с ним по вечерам на кухне начали делать первые искусственные хрусталики. Это был 1959 год. Я достал на санэпидемстанции десять штук клеток с кроликами и поставил их во дворе, накрыл крышками от дождя и снега и начал имплантировать искусственные хрусталики в глаза кроликам. Оказалось, что кролики прекрасно переносят операцию: реакция была примерно первые два дня, а на третий день глаз был уже совершенно спокоен. Я научился фотографировать кроличьи глаза с имплантированными хрусталиками и в шестидесятом году поехал в Москву, чтобы показать свои фотографии на конференции по изобретательству в офтальмологии. Работа вызвала в зале оживление, потому что для нашей офтальмологии это был «космос», почти что запуск первого спутника! Здесь же у меня созрела мысль попытаться найти больного и имплантировать ему хрусталик. За рубежом к этому времени таких имплантаций было проведено уже несколько десятков.

    Первая операция была сделана в сентябре шестидесятого года двенадцатилетней Леночке Петровой. Для операции я подготовил микроскоп, так как понимал, что имплантировать хрусталик без микроскопа очень трудно — собственного зрения не хватает. Я взял тот же микроскоп, под которым делал хрусталики, поставил его на тумбочку, обложил толстыми книгами, чтобы он не упал на больную. Во время операции мне ассистировала медсестра. И вот в маленьком импровизированном блоке был имплантирован первый в нашей стране искусственный хрусталик. Как это ни удивительно, на следующий день глаз был абсолютно спокойным. Еще через день Леночка стала видеть процентов на тридцать — сорок. Через неделю-полторы — процентов на семьдесят — восемьдесят. Решаюсь сделать еще несколько подобных операций. С сентября до середины октября сделано четыре операции, и все успешно.

    — Имели ли первые операции по имплантации искусственного хрусталика какой-нибудь отклик в научном мире?

    — Имели, конечно, но не тот, о котором я мечтал. Как только мои больные выздоровели, я их показал врачам и своему директору — ведь это он дал разрешение на проведение операций. А сделал он это потому, что сам в свою очередь получил разрешение на подобные операции ректора московского института Рославцева. Правда, Рославцев был физиологом, а не хирургом офтальмологом.

     О моих опытах на заседании обкома партии рассказал директор чебоксарского института. Он был горд тем, что мы делаем такие операции, каких не делают даже в Москве. Секретарь обкома дал задание корреспонденту Николаю Стурикову проинтервьюировать меня. Как только эта статья увидела свет, она сразу стала сенсацией. Здесь-то и начались беды. Главный офтальмолог Советского Союза Виталий Николаевич Архангельский тут же высказал Рославцеву свое отрицательное отношение к операциям, тот позвонил моему директору, а директор запретил мне оперировать, посоветовав продолжать изучение на кроликах, собаках (которых не было), обезьянах (которых тем более не было). Меня обвинили в том, что провожу «эксперименты на людях», и решили во что бы то ни стало меня остановить. Создалась такая обстановка, при которой работать стало просто невозможно: меня разбирали на партбюро, некоторые коллеги отвернулись от меня. Стало ясно: так работать дальше нельзя, написал заявление об уходе, и через три дня меня рассчитали. Куда ехать, не знал, но думал, где-нибудь устроюсь. Сел в машину — отец помог деньгами, на которые я и купил «Победу», — поехал в Москву.

    — Что же вы решили предпринять?

    — Я подал документы на конкурс во владивостокский и архангельский институты на заведование кафедрой. Решил ехать в Архангельск, потому что недалеко Ленинград. Понимал, сделать хорошие хрусталики без технологической базы не смогу.

    В Архангельске встретили прекрасно: дали две жилые комнаты, а в областной больнице — пятьдесят коек. Шел шестьдесят первый год. Начал с создания лаборатории для проверки зрения и обследования глаза. Стал выпускать хрусталики и имплантировать их.

    — Приехав в Архангельск, вы начали разрабатывать новую линзу. Что вас заставило искать новую конструкцию, ведь линзы уже имплантировались, и довольно успешно?

    — Первые архангельские операции дали резко отрицательный результат: в одном случае пошел воспалительный процесс, в другом — кровоизлияние. В обоих случаях больным были удалены хрусталики. Я понял, что надо совершенствовать конструкцию хрусталика. Через год, в шестьдесят третьем, удалось получить хрусталики нового типа: если до этого они держались при помощи угла передней камеры глаза, то теперь они удерживались на радужной оболочке, в них было две крестообразные петелечки. Назывались они «ирис-клипс-линзы». В шестьдесят третьем году я начал проводить имплантации этих линз. Первая же операция показала, что линзы прекрасные: буквально на второй-третий день глаза становились спокойными. После десяти операций я стал не только имплантировать линзы в глаза без хрусталика, но и в те, где была катаракта. В то время еще никто в мире одномоментно хрусталики не имплантировал. Вообще с линзами работали только несколько западных офтальмологов: Штромпелли, Чойс, Бинкхорст, Эпштейн, но они сначала удаляли хрусталик, а затем через полгода вставляли искусственный. Мне же удалось заранее, до операции, рассчитывать, какой хрусталик нужно ввести, чтобы зрение стало нормальным.

    

    — Удалось ли в Архангельске наладить производство «ирис-клипс-линз»?

    — Вокруг этой идеи собрались замечательные, увлеченные ребята. За три с половиной года, с шестьдесят третьего по шестьдесят седьмой, мы имплантировали три типа хрусталиков новой модели, наладили свое производство, ежедневно изготавливая два, три, а то и четыре хрусталика. Делали их при помощи электроплитки: нагревалась формочка с пластмассой, микротисками обжималась и охлаждалась вентилятором. Затем формочка разнималась специальными инструментами, пропиливалась и так далее. Никто в мире в то время хрусталиков нет делал, кроме небольшой голландской мастерской и английской фирмы «Райнер».

    Пытались ли вы найти контакт с вашими западными коллегами-офтальмологами, имена которых вы упоминали? Делали ли вы научные сообщения о линзе новой конструкции?

    — В 1966 году я впервые поехал в Англию на конференцию по имплантации искусственного хрусталика. Правда, по-английски я не знал ни одного слова, изъяснялся на немецком. Лондонский симпозиум — симпозиум интернационального общества по имплантации — состоял из семи человек: Штромпелли, Богданс, Бинкхорст, Чойс, Ридли, еще кто-то из Америки и я. К тому времени у меня был самый богатый материал: проведено около ста восьмидесяти операций, осложнений — всего три. Главным итогом конференции стало рождение нового научного направления.

    И все же вряд ли в таких условиях вы могли работать долгое время. Не было ли потребности уехать из Архангельска в более крупный промышленный город?

    — Работали мы в тяжелых условиях: больных было невероятное количество. Они приезжали со всей страны, ждали, настаивали, кричали, писали в газеты. В Архангельск приезжал зам. министра Александр Владимирович Сергеев. Увидев условия, в которых мы работали, сказал: «Вас надо переводить в Москву». Это было в 1965 году. Чувствовал, необходимо расширять масштабы исследований. Для этого нужна была мощная промышленная база. Меня поддержал в Москве министр Борис Васильевич Петровский, который очень хорошо относился к нашей работе.

    Через несколько месяцев возникла идея перевести меня в стоматологический институт в Москву. Я добивался, чтобы вместе со мной перевели Захарова и Калинко. Разрешили перевезти из Архангельска и инструменты, ультразвуковой прибор для определения длины глаза и еще кое-что. В апреле или марте шестьдесят седьмого года с приказом о переводе в Москву я приехал в Архангельск. Отъезд из Архангельска напоминал побег. В обкоме партии мне запретили уезжать, не велели отдавать трудовую книжку и снимать с партийного учета. Но они опоздали: я успел до этого приказа сняться с партучета и забрать трудовую книжку. А когда сел в самолет и меня не сняли с рейса, то ощутил себя совершенно свободным.


Страница источника: 0

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2016 ХIV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта использования новой офтальмологической системы CENTURION®Совет экспертов, посвященный обсуждению первого опыта исполь...

HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незаменимой!HRT/Spectralis* Клуб Россия 2015 – технология, ставшая незам...

Три письма пациента. Доказанная эффективность леченияТри письма пациента. Доказанная эффективность лечения

Синдром «сухого» глаза: новые перспективыСиндром «сухого» глаза: новые перспективы

Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?Многоликий синдром «сухого» глаза: как эффективно им управлять?

Прошлое... Настоящее! Будущее?Прошлое... Настоящее! Будущее?

Проблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиумПроблемные вопросы глаукомы IV Международный симпозиум

Секундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT Lisa Tri ToricСекундо В. Двухлетний личный опыт с линзами AT Lisa Tri и AT...

Инновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной хирургииИнновации компании «Алкон» в катарактальной и рефракционной ...

Применение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических ИОЛ HOYA iSert Toric в рефракционной хирургии катарактыПрименение устройств HOYA iSert Toric. Применение торических...

Рейтинг@Mail.ru